Новые колёса

КАМИКАДЗЕ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Последний козырь Германа Геринга

Контузия и ожоги

Петер Крумм потерял всех своих родных летом 1944 года - его родители, две младшие сестры и бабка погибли во время августовской бомбардировки Кёнигсберга английской авиацией. Сам юноша чудом остался жив, хотя получил контузию и ожоги. Больше месяца Петер провалялся в больнице, а когда выздоровел, твёрдо решил оправиться на фронт. Желательно в истребительную авиацию - сбивать вражеские бомбардировщики.

В декабре 1944-го Петеру исполнилось 18 лет, и мечта исполнилась - его отправили в школу пилотов, которая находилась в местечке Гатов на окраине Берлина.

Герман Геринг, Хайо Херрманн и лётчики-смертники на аэродроме Штендаль, март 1945 года

К этому времени англо-американская авиация добилась впечатляющих успехов. Тысячи бомбардировщиков союзников днём и ночью утюжили территорию Третьего рейха. Вражеская авиация практически парализовала железнодорожный транспорт Германии. Из-за воздушных ударов по нефтеперерабатывающим заводам катастрофически снизилось производство бензина: с 316 тысяч тонн в мае 1944-го до 17 тысяч тонн к началу 1945-го. В результате топлива не хватало ни авиации, ни танковым дивизиям.

Какие уж тут полноценные тренировочные полёты в авиашколах! “Золотые времена” Люфтваффе давно миновали...

Секретный приказ

В феврале 1945-го курсантам зачитали секретный приказ командующего Люфтваффе рейхсмаршала Германа Геринга:

“Роковая битва за Рейх, наш народ и нашу Родину вступила в критическую стадию. Почти целый мир против нас.

Кёнигсберг, Steindamm, 1942 год

Я обращаюсь к вам в этот решающий момент. Я прошу, чтобы вы спасли одним усилием воли вашу нацию от окончательного уничтожения. Я призываю вас выполнить задание, вернуться из которого имеется лишь малая возможность.

Товарищи, почётное место в славной истории Люфтваффе будет вашим. В этот час серьёзной опасности вы дадите немецкому народу надежду на победу и останетесь примером на все времена”.

У Петера от волнения пересохло горло. По всему было видно: дела на фронте совсем плохи.

Вероятность выжить - 10%

Кёнигсберг, Steindamm, 1940 год

После этого перед личным составом выступил немецкий ас полковник Хайо Херрманн (Hans-Joachim Herrmann).

- Я хочу набрать добровольцев для особо опасного дела, - объявил Херрманн. - Вероятность вернуться живым - 10%. Но мы сбросим бомбардировщики врага с неба на землю!

Петер Крумм шагнул вперёд. В этот момент у него было только одно желание: отомстить за погибших близких. Его примеру последовали ещё 80 курсантов. Их всех, толком ещё не научившихся летать, отвели на специальное собеседование. Только там выяснилось, в какую авантюру они ввязались.

Воздушный таран

Полковник Херрманн давно носился с идеей разгрома англо-американской авиации. Для этого, по его мнению, следовало нанести врагу максимальный урон за один бой. Так как число хорошо подготовленных лётчиков в Германии сокращалось, Херрманн предложил сформировать “специальные эскадрильи” из новичков - для таранных ударов.

Так Хайо возглавил проект “Rammjаger” (позднее получивший название Зондеркоманда Эльба” - Sonderkom­mando Elbe) или “Rammjаger Sonder­kom­mando Elbe”.

Вооружить такие части планировалось лёгкими истребителями “Мессершмитт Bf-109G-10”. С них надо было снять всё “лишнее” вооружение, кроме одного пулемёта MG131 калибра 13 мм. Самолёт становился легче приблизительно на 200 килограммов, за счёт чего был быстрее на 39 км/час.

Кёнигсберг, Steindamm,  после англо-американской бомбардировки. Сентябрь 1944 года

Такие “мессеры” должны были набирать высоту 12.000 метров и, пикируя оттуда, атаковать бомбардировщики. При этом преимущество в скорости позволило бы им оторваться от американских истребителей прикрытия.

В соответствии с концепцией Херрманна, однократное массовое применение 1.000 подобных самолётов позволило бы уничтожить около 400 тяжёлых бомбардировщиков. После такого разгрома союзники точно прекратили бы налёты на Германию. Хотя бы на несколько недель.

После этого атаку следовало повторить.

“Это просто безумие!”

- Это же просто безумие! - говорили о плане Херрманна опытные асы.

Тем не менее, полковнику удалось быстро найти 2.000 добровольцев. Правда, командование выделило для них всего 200 самолётов и предложило проверить новую тактику ограниченными силами.

24 марта 1945 года на аэродром Штендаль западнее Берлина прибыли добровольцы- “камикадзе”. Они горели желанием “защитить Родину”.

- У каждого будет возможность остаться в живых, - инструктировал молодых пилотов Херрманн. - Сразу после тарана вы сможете выброситься с парашютом!

Петер переглянулся со своими приятелями - вероятность спастись даже меньше обещанных 10 процентов! Одно радовало: молодых пилотов буквально завалили дорогим коньяком и шоколадом. Такого изобилия они никогда не видели.

Марши нацистов

Американский самолет-бомбардировщик “B-26 Marauder” теряет двигатель после немецкой атаки

7 апреля 1945 года пилоты полковника Херрманна были подняты по тревоге. К Германии приближалась очередная волна англо-американской авиации: 1.304 бомбардировщика в сопровождении 792 истребителей. Навстречу им вылетели 183 немецких “камикадзе” - “Messerschmitt Bf 109” и “Focke-Wulf 190”.

Накануне пилоты побывали в церкви, написали прощальные письма родным и сложили личные вещи в специальные мешки.

Нервы смертников были на пределе. Петер, как и все остальные пилоты, постоянно слышал в наушниках бесконечные бравурные нацистские марши - командование пыталось подбодрить лётчиков. Вскоре их сменил женский голос, напоминавший о погибших во время налёта на Дрезден и говоривший пилотам, что на них надеются их родные и друзья.

Даже спустя десятки лет оставшиеся в живых лётчики говорили, что они ясно помнят голос той женщины, которая, казалось, разговаривала с каждым из них в отдельности.

...Многие лётчики по неопытности заблудились и оторвались от основной группы. Строй нарушился. Крумм ещё не успел обнаружить вражеские бомбардировщики, как его совершенно неожиданно атаковали американские истребители. Пулемётная очередь прошила “Мессершмитт”, раненый Петер с трудом вылез из кабины, дёрнул за кольцо, но парашют не раскрылся...

Тело пилота нашли крестьяне, наблюдавшие за воздушным боем. Они видели, как с неба “падали лётчики” - беда с парашютом приключилась не только у Петера.

“Немедленно прыгать!”

Немецкие лётчики несли огромные потери: их сбивали американские истребители и бортстрелки бомбардировщиков.

Только 23 “Мессершмитта” смогли выполнить свою задачу и таранить бомбардировщики.

Пилотом одного из них был унтер-офицер Клаус Хан (Klaus Hahn). Потом он рассказывал:

“Я находился между Ферденом (Verden) и Нинбургом (Nienburg). В наушниках я слышал возгласы наших пилотов, ведущих где-то поблизости бой. Неожиданно я увидел четыре одномоторных самолёта, которые быстро приближались ко мне. Я подумал, что это наши истребители, но вскоре понял, что это “Мустанги”. Они окружили меня со всех сторон и начали атаку.

Я не знал, что делать, так как в моём распоряжении был только один пулемёт с 60 патронами. Через мгновение один из “Мустангов” обстрелял меня слева снизу. Американский лётчик хорошо прицелился, у меня было раздроблено левое плечо, осколки приборной доски поранили лицо. Мгновенно правой рукой я дал ручку управления до отказа вперёд, переведя самолёт в пикирование. Выйдя из-под обстрела, я начал выравнивать самолёт, чтобы затем выпрыгнуть на парашюте.

Кёнигсберг, Steindamm, “Дрезднер банк” и Штайндаммская кирха после англо-американской бомбардировки в августе 1944 года

Внезапно в 1.000 метров ниже себя я увидел большую группу бомбардировщиков. Под влиянием какого-то импульса я направил истребитель в их сторону. Это были “В-17”. Я выбрал один из них и начал приближаться к нему с левой стороны. Его силуэт быстро заполнял лобовое стекло моего самолёта.

Слева Кёнигсберг, Steindamm, “Дрезднер банк” и Штайндаммская кирха после англо-американской бомбардировки в августе 1944 года

Я не помню самого момента столкновения. Моей последней мыслью было: “Немедленно прыгать!” Как мне это удалось сделать, я не знаю. Но когда я пришёл в себя, то уже свободно летел к земле. Я подождал ещё немного и на высоте около 1.000 метров открыл парашют”.

Убийство мальчишек

Герман Геринг, Хайо Херрманн и лётчики-смертники на аэродроме Штендаль, март 1945 года

На земле Хана быстро нашли и отвезли в госпиталь, где ему пришлось ампутировать раздробленную левую руку.

Увы, как оказалось, одного таранного удара для мощных бомбардировщиков оказалось мало. Зачастую американцам даже с большими повреждениями удавалось вернуться на базу. “В-17”, который протаранил Хан, смог дотянуть до аэродрома Сент-Тронд в Бельгии и приземлиться там.

В итоге в результате таранов было сбито всего семь “В-17” и один “В‑24”. Немцы потеряли 53 истребителя. 15 “мессеров” вообще уклонились от атаки и вернулись на аэродром. Около 30 лётчиков погибли. Это был полный провал.

Прославленный немецкий ас Адольф Галланд после войны назвал эту бойню “убийством мальчишек” и сказал, что “Херрманн является вторым военным преступником Люфт­ваффе после Геринга”.

Тем не менее, рейхсминистр пропаганды Третьего рейха доктор Геббельс записал в своём дневнике:

“Первое использование наших истребителей-самоубийц не дало ожидаемого успеха... Но мы не должны терять мужества из-за этого. Это только первый опыт, который должен быть повторён”.

Полный провал

И всё-таки от последующих атак командование Люфтваффе благоразумно отказалось. Однако полковник Херрманн не сдавался. Он предложил использовать “своих парней” против советских войск, наступавших на Берлин, чтобы хоть как-то замедлить их продвижение. Из уцелевших после 7 апреля экипажей была сформирована Sonderkommando “Bie­­nen­stock” (зондеркоманда “Улей”).

В конце апреля 1945 года 36 немецких пилотов-смертников повели свои самолёты к Одеру. В кабине у каждого “камикадзе” лежала бутылка коньяка. Цель - мосты, по которым шли советские войска. Их нужно было уничтожить ценой собственной жизни - таранить.

Пилоты “Люфтваффе” - последняя вечеринка

В результате “камикадзе” взорвали 17 понтонных мостов. Однако переправы быстро восстановили. Сорвать штурм Берлина не удалось.

Многие смертники были сбиты ещё до подхода к цели. Один пилот - Эрих Кройль - и вовсе благоразумно повернул назад. Он выпрыгнул с парашютом под Магдебургом, где жили его родители. В итоге - выжил.

Но его судьба - исключение. Абсолютное большинство немецких “камикадзе” разделили судьбу Петера Крумма - погибли.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля