Новые колёса

КАМЕННАЯ ДАМБА КЁНИГСБЕРГА.
Как знаменитый Штайндамм превратился в крохотную улицу Житомирскую

Сегодня вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным мы “гуляем” по Штайн­дамму. Название это переводится как “каменная дамба”. Штайн-дамм был первой дорогой, которая вела от Кёнигсбергского замка к богатому янтарём побережью Балтий­ского моря.

Язычники и король

- Как известно, крещением знатных пруссов в январе 1255 года закончил богемский король Оттокар II Пршемысл свой поход в Самбию, - говорит Николай. - Вот как описывает это событие Владислав Ванчура в своей книге “Картины из жизни народа чешского”:

“Войско Пршемысла стоит в земле по названию Самбия. Край опустошён им. Ужас и страх гонят языческий люд к стану чешского короля; язычники бросают оружие, падают на колени, и князья их говорят:

- Мы разбиты, король. Наши селения уже не селения, они похожи на груды пепла и на песчаные дюны. Король, мы покоряемся тебе, даруй нам святое крещение, покой и мир!

Оттокар II Пршемысл

Князьям отвечал гроссмейстер ордена, а король согласился стать крёстным отцом самых высокородных из язычников. Затем освятили небольшой клочок земли, нарисовали на нём образ и очертания будущего храма. Собрались священники в роскошных ризах и нарядные дворяне, и гроссмейстер ордена, и король, и оба королевских зятя, маркграфы Мейсена и Бранденбурга. Зазвонил маленький колокол, и прусским князьям разрешено было ступить на освящённое место. Шли они с обнажённой головой, сложив ладони, без меча и пояса. Пали ниц, и священник вылил им на головы немного святой воды. После этого им вернули мечи, князья присягнули на верность гроссмейстеру.

Когда обряд закончился и им уже ответил гроссмейстер, где-то в задних рядах собравшихся возник шум.

Кто это пришёл?!

Посольство из Рима, монахи!

Их бороды в сосульках, шерсть их лошадей в снегу и ледяных комьях. Они дрожат от холода. Поклонились - руки в рукавах - королю, рыцарям и маркграфам. Король приветливо ответил им и спросил:

- Что нового там, на юге, в Италии?

- Дурная весть для всего христианства! Настали печальные времена, ибо осиротел трон святого Петра. Горе нам, горе! Папа Иннокентий, окружённый сонмами ангелов, стоит уже перед Престолом Господним, ликуя вместе с херувимами и святыми угодниками, мы же в горести и печали остались в этой юдоли слёз и оплакиваем его кончину”.

“Запри этот край от бунтовщиков”

“Услышав это, король повелел отслужить мессу за душу умершего и, оставив войско своё гроссмейстеру, собрался в обратный путь.

Фрагмент карты Кёнигсберга: начинаясь от площади Гезекуса у Королевского замка, Штайндамм тянется

- Построй укреплённое место, - наказал он гроссмейстеру, - дабы служило оно опорой тебе в случае беспорядков среди народа или дворянства. Возьми подкрепление, которое я даю тебе, и запри этот край от проникновения бунтовщиков и поносителей истинного Бога. Я же уезжаю, ибо исполнил то, что надлежало исполнить, а ты сам обязал повиноваться здешний народ.

И Пршемысл со своею дружиной, то есть с епископом Бруно, с Витеком из Градца, с Боршем из Ризенбурга и со всеми рыцарями, двинулся к Чехии”.

Так на месте прусского укреплённого городища, расположенного на горе Твангсте, рыцарями Тевтонского ордена стал возводиться замок, который получил впоследствии название Кёнигсберг. Два ручья, текущие с севера на юг, огибали гору с запада и востока и делали крепость ещё более неприступной.

На северо-западе от замка появилось первое городское поселение, возникшее у янтарного тракта в Самбию.

В хрониках за 1256 год упоминается расположенная в северо-западной части этого поселения кирха святого Николая.

Восточный ручей, имевший название Лебебах, вскоре был перегорожен каменной дамбой, а его водяной поток пущен в замковый ров. Место, прилегающее к дамбе, тоже стали называть Штайндаммом, а кирху - Штайндаммской. У замкового рва построили мельницу. Уровень воды в ручье вырос и он поглотил всё ущелье Лебебаха, в результате чего появился Мельничный пруд, позже получивший название Замкового пруда (ныне - Нижний).

Во время прусского восстания в 1263 году было уничтожено первое городское поселение, разрушена кирха, но взять замок восставшим пруссам так и не удалось. Новое поселение появилось позже, южнее замка Кёнигсберг, между горой Твангсте и рекой Прегель. Оно получило в 1286 году городские права и своё название Альтштадт. В 1264 году в Альтштадте была построена новая кирха в честь прежней - святого Николая.

Порядочная церковь

В первой четверти ХIV века на месте Штайндаммской кирхи вновь было возведено ещё более массивное здание кирхи с использованием останков старых разрушенных стен.

Штайндаммская кирха

Кирпичная башня, пристроенная с запада к кирхе, впервые упоминается в XV столетии. Сохранившаяся до 1572 года её верхняя часть в середине XIX века была обновлена. На балках алтаря имелась дата “1670 год”, которая указывала на время его сооружения. Тридцатью годами ранее появилась алтарная картина “Страшный суд” работы кенигсбергского художника Антониуса Меллера.

Исповедальная лавка и орган были изготовлены в более позднее время. Колокола отлиты в 1714 и 1763 году. Интересно, что пол кирхи, как указывалось в “Путеводителе по Кёнигсбергу 1910 года”, находился на четыре ступеньки ниже мостовой, которая за несколько столетий оказалась “приподнятой”.

С 1760 по 1763 год во время семилетней принадлежности Кёнигсберга к Российской империи, Штайндаммская кирха использовалась Русской Православной церковью как храм Воскресения Христова. Вот как это описывает Андрей Тимофеевич Болотов в 82-м письме своих “Записок”:

“Относительно до церкви скажу вам, что до того времени довольствовались мы только маленькою, полковою, поставленною в одном доме; но как Кёнигсберг мы себе прочили на должайшее время и, может быть, на век, Внутреннее убранство Штайндаммской кирхито во всё минувшее время помышляемо было уже о том, где б можно было нам сделать порядочную для всех россиян церковь, которая и нужна была как по множеству нашего народа, так и потому, что императрице угодно было прислать к нам туда для служения архимандрита со свитою, певчими и со всем прибором.

<...> Избрана и назначена была к тому одна из древнейших кёнигсбергских кирок, довольно хотя просторная, но самой старинной готической архитектуры, с высокою и остроконечною башнею или шпицем, а именно та, которая находилась у них в Штейндамском форштадте, неподалеку от замка”.

Поставить крест вместо петуха

“Главнейшее затруднение при сём деле было хотя то, чтоб снять с помянутого высокого шпица обыкновенного их петуха и поставить вместо того крест на оный, однако мы произвели и сие. Отысканы были люди, отважившиеся взлесть на самый верх оной башни и снять не только петуха, но и вынуть из самого яблока тот свернутый трубкою медный лист, который есть у иностранных обыкновение полагать в яблоко на каждой церкви, и на котором листе вырезают они письмена, означающие историю той церкви, как, например: когда она? по какому случаю? кем? каким коштом? какими мастерами и при каком владетеле построена и освящена, и так далее.

<...> И мы положили его опять туда, присовокупив к тому другой и новый, с вырезанными также на нём латинскими письменами, означающими помянутое превращение оной из лютеранской в греческую, с означением времени, когда, по чьему повелению и кем сие произведено. А посему и остался теперь в Кёнигсберге на веки монумент, означающий, что мы, россияне, некогда им владели и что управлял им наш генерал Корф и производил сие превращение”.

В 1807-1913 годы французская армия использовала Штайндаммскую кирху в качестве тюрьмы и лазарета. В XIX веке - начале XX столетия она функционировала как гарнизонная и университетская церковь. В 1888-м и 1905-м годах кирха была основательно отремонтирована внутри. В 1928 году проводилась её последняя реставрация.

Во время Второй мировой войны в ночь с 29 на 30 августа 1944 года английская авиация бомбила центр города. Многие кирхи при этой бомбардировке пострадали, в том числе и Штайндаммская. У неё обрушилась крыша и выгорел интерьер, при этом башня вполне сохранилась. (Кстати, источники не указывают, был ли вынут из “яблока” церкви медный лист, испещренный латиницей, при “обратном превращении” кирхи в лютеранскую).

Помои из окон на улицу...

А вот во время штурма Кёнигсберга в апреле 1945-го кирха превратилась в руины. Но в 1956 году она значилась в списке памятников архитектуры Калининграда. На то время еще сохранилась алтарная часть, восточная сторона с аркой свода и частично уцелела северная стена. Окончательно Штайндам­мская кирха была снесена в советское время, в конце пятидесятых годов ХХ века при прокладке новой транспортной магистрали - Ленинского проспекта.

Сейчас даже трудно представить, что на месте проезжей части, напротив аптеки, расположенной около университета, когда-то находился этот храм...

Сама Штайндаммская слобода тоже имеет свою историю. Основным населением её всегда были ремесленники, но наибольший подъём слобода пережила в середине XIX века. Тогда место скромных ремесленных мастер­ских заняли лавки торговцев. Перед Альтштадт­ской церковью вырос конный рынок. Кстати, первый маршрут конки проходил в Кёнигсберге именно через Штайндамм.

В конце XIX века торговцев потеснили владельцы гостиниц и больших магазинов, предприятий и общественных зданий.

В 1880 году был построен Гигиенический институт Кёнигсбергского университета (сейчас в этом доме, между магазином “Европа” и копировальным центром, размещается “Рыбакколхозсоюз”). Кёнигсберг отнюдь не всегда был таким вылизанным, как на дагерротипах и рождественских открытках. Немецкие фрау, держащие в безукоризненном порядке свои домики и квартирки, даже в первой трети XIX века не гнушались выливать помои из окон на улицу... Да и отхожие места хоть и были опрятными, во многих домах находились на улице и, по сути, мало чем отличались от российских “скворечников” (в смысле, дощатых будочек с дыркой в полу). Разве что были не деревянными, а кирпичными, внутри - выложены кафелем, а содержимое выгребных ям периодически вывозилось (у нас-то, как водится, если одна яма заполнялась до отказа - “скворечник” просто переносился на другое место, а экс-яму наскоро засыпали землёй).

Людей и здесь приходилось приучать к гигиене - благо, муниципальные власти поняли, что спасение от холеры и прочих напастей не столько в медицине, сколько в чистоте. Тогда-то в рабочих предместьях стали строиться домики, о которых мы уже неоднократно писали - с туалетами, душевыми кабинами или ваннами (по одной на две семьи), с прачечными, облицованными кафелем, и т.д.

Начальник комендатуры

В 1900 году рядом с Гигиеническим институтом был построен Минералогический. (Сейчас это здание занимают “Горсвет” и банк “Балтика”.) В нынешнем “Вестере” (точнее, уже бывшем) располагался магазин самообслуживания “Кепа. Дом, в котором сейчас швейное ателье, - экс-универмаг “Дефака. Рядом стоял кинотеатр “Призма” (фасад этого здания был выполнен архитектором Г. Хоппом в виде призмы). На пересечении нынешних улиц Вагнера и Житомирской в 30-е годы ХХ века были построены кинотеатр и ресторан “Альхамбра” (архитектор Курт Фрик).

Около Штайндаммской церкви, в доме №64 первый этаж занимало ателье известного в Кёнигсберге фотохудожника Фрица Круаскопфа, на втором - находился “Дрезднербанк” (тот самый, с чьим кредитом у нас теперь ассоциируется весьма неприятная история). Рядом был отель “Берлин”. Кроме того, в домах было “расквартировано” множество самых разнообразных офисов, что превращало Штайндамм не просто в главную улицу, но в центральную деловую магистраль.

Штайндамм. Картина калининградского художника И. Автухова

В 1931 году у Штайндаммской церкви был установлен памятник павшим в годы Первой мировой войны, работы скульптора Станислава Кауэра: мать, отправляющая сына на войну, и надпись “За нас”. Кстати, площадь перед церковью была великолепно оформлена...

Ну а после штурма Кёнигсберга Штайндамм оказался “приговорен”. 1 августа 1946 года его переименовали в улицу Житомир­скую. (Известно, что начальник комендатуры, которого обязали в рекордно короткие сроки дать всем улицам и переулкам русские названия, изрёк, ошалев от работы, бессмертную фразу: “Я тут чего-то сочиняю, а мне домой, в Житомир надо”.)

С 1948 года улицу Житомирскую начали активно разбирать на кирпич. А в середине 50-х годов, после упомянутой выше прокладки Ленинского проспекта, от неё осталась небольшая часть... отрезочек... который и “унаследовал” название - теперь это и есть улица Житомирская.

Северная часть Штайндамма стала Ленинским проспектом. Который сильно изменился за последнее время. И отнюдь не всегда к лучшему. Увы, но для нашего города и тотальная разборка на кирпич, и массовая застройка - одинаково губительны. Потому что и те, кто разбирал, и те, кто уродует город застройкой, живут исключительно в настоящем. На прошлое и на будущее им глубоко плевать.

Рыбная деревня и Чудотворец

И последнее. Сейчас архитектор Башин думает, куда “определить на жительство” гигантскую скульптуру св. Николая Чудотворца. Не будем повторять то, что уже было сказано (в частности, то, что скульптурные изображения святых противоречат православным канонам). Но! Г-н Башин выбрал “местом прописки” для Чудотворца Рыбную деревню. А не логичнее было бы поставить статую святого, бывшего покровителем Кёнигсберга, а теперь ставшего “патроном” Калининграда, там, где была когда-то Штайндамм-ская кирха? Всё-таки с этого места город пошёл...

Ну а наши “прогулки” - продолжатся.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля