Новые колёса

ЯРОШУК НА РЕЛЬСАХ.
Мэр Калининграда не дал умереть трамваю

(Продолжение. Начало в “НК” №457)

Кровавые разборки

...Послевоенный Калининград лежал в руинах. В тёмное время - хоть глаз выколи. Улицы в центре города - завалены кучами битого кирпича. После победы прошло уже полтора года, а никакой пассажирский тран­спорт так и не появился.

Апрель 1945 года. Кёнигсберг. Советские артиллеристы бьют прямой наводкой между одиночным трамваем “Карлсруэ” и трамваем “Штайнфурт” с прицепным вагоном

Народ либо ходил пешком, либо добирался на работу на попутках - в кузовах грузовиков. Стоя, лёжа. Как придётся. ГАИ в ту пору ещё не было. Водители-шабашники на этом неплохо зарабатывали. От Южного до Северного вокзала проезд в кузове “полуторки” стоил рубль. Кто разжился в Кёнигсберге трофейным велосипедом - ездил, как король. Правда, очень скоро велосипед стал не только самым угоняемым видом транспорта, но и предметом кровавых разборок. Образовался огромный чёрный рынок по продаже ворованных велосипедов...

Местные власти на всю эту вакханалию смотрели сквозь пальцы, пока из Москвы не пришёл строгий приказ - в кратчайшие сроки восстановить городской транспорт. Легко сказать - восстановить...

В общем, работники наспех сформированного 1 июля 1946 года трамвайного треста проявили смекалку и недюжинное упорство. Но этого всё равно оказалось мало. Пришлось разыскать и привлечь немецких специалистов-трамвайщиков, чудом уцелевших после штурма города-крепости. И тогда дело сдвинулось с мёртвой точки.

Кое-как расчистили пути, отремонтировали несколько старых, ещё довоенных вагонов, и... запустили трамвайное движение.

Вагон-призрак

Александр Ярошук:- Жизнь у трамвая продолжается! фото А. Милованова

...Никто не видел, как тёмной октябрьской ночью 1947 года в калининградском депо вдруг ожил трамвай.

Что-то щёлкнуло, лязгнуло, звякнуло и... вагон покатился. С потушенными огнями, словно летучий голландец, он бесшумно проскочил мимо дремавшего на КПП вахтёра. Вырулив по заранее переведённой чьей-то неведомой рукой стрелке, резво устремился в центр города. Никем не управляемый трамвай отмахал уже несколько километров по безлюдным улицам, прежде чем на него обратил внимание начальник патруля военной комендатуры.

Доложив по телефону о “полночном экспрессе”, он получил от начальства приказ:

- Остановить! Задержать! Кто позволил?!

На армейском “Виллисе” старлей пустился за трамваем-призраком в погоню. Возле Северного вокзала, наконец, настиг беглеца. Выстрелил в воздух. Никакой реакции. Запрыгнул на переднюю подножку и скомандовал:

- Дави на тормоз! Приехали!

Но вагон идёт, не сбавляя хода.

- Стреляю на поражение! Выходи с поднятыми руками!

На улице - темень кромешная. Старлей светит фонариком в кабину. А в кабине - никого. Дёрнул дверцу - не поддаётся. Закрыта на замок. Начальник патруля - боевой в прошлом офицер - не растерялся, разрядил в замок целую обойму из пистолета. От деревянной двери только щепки полетели. Ворвался вовнутрь, дёрнул за рычаг, и вагон остановился.

Недобитые фашисты

Назначили расследование. Оперы НКВД сразу выдвинули версию - вредительство. И провокация. Чьих рук дело? Ясно, немцев. Недобитых фашистов. Вервольф, гитлерюгенд... Да мало ли... А значит - дело политическое.

Арестовали с десяток немецких граждан, работавших в депо. Увезли куда-то. Что с ними дальше стало - неизвестно. Но на работу они больше не вернулись.

Закемарившего на КПП вахтёра отдали под суд. Начальника охраны гражданина Лукина отстранили от занимаемой должности и потом целый месяц таскали на допросы. А директору треста Владимиру Сокольникову строго пригрозили: ещё раз подобное повторится - ему тоже пришьют политическое дело.

Вообще, в то время с работниками в депо особо не церемонились. Только лишь за прогулы и невыход на работу за конец 1946-го и 1947 год было отдано под суд больше полусотни сотрудников. И всё - на основании ещё довоенного Указа президиума Верховного Совета СССР от 26.06.1940 года.

На площади Трёх маршалов

В первые послевоенные годы с трамваями постоянно случались всякие ЧП. Но самый крупный политический прокол произошёл аккурат на торжественном запуске трамвайного движения в Калининграде.

Событие это, как было принято, приурочили к очередной годовщине Великого Октября. Шоу с тест-драйвом (проездом) вновь отремонтированного немецкого трамвая запланировали на площади Трёх маршалов (нынешней площади Победы) во время праздничной демонстрации. Как положено, сколотили дощатые трибуны, обтянули их алым сукном. Повесили громкоговорители. Начальства понаехало всякого-разного видимо-невидимо.

А трамвайщики перед тем много ночей не спали - протягивали контактную линию от нынешней школы милиции до парка им. Калинина. Самым сложным оказалось найти медный провод для контактной сети. В тогдашнем Калининграде - это был страшнейший дефицит. Немцы, незадолго до штурма Кёнигсберга, поснимали ценный кабель, порубили его на куски и увезли в неизвестном направлении. Так что нашим спецам-электрикам прямо в канун праздника пришлось в пожарном порядке сращивать этот самый провод из чудом оставшихся кусочков. Метров по 20-30 каждый. Так и наскручивали всю линию в несколько километров.

Дёрнулся и замер

По замыслу организаторов шоу первый калининградский трамвай под бурные овации и крики “Ура!” должен был проехать мимо трибун с советскими и партийными руководителями. Кому доверить управлять вагоном? Конечно, самому достойному и самому проверенному - главному инженеру треста Михаилу Шатан.

Шатан вывел ещё пахнувший краской трофейный вагон “Штайнфурт” на линию “старта”.

Ждёт команды.

- Пшёл!

Шатан тянет на себя облезлый рычажок контроллера. Ещё пахнувший краской жёлто-красный вагон начинает движение, выезжает на центр площади, а потом... Началось что-то странное. Светопредставление!

От дуги вдруг полетел сноп искр, трамвай дёрнулся и замер.

Никто ничего не понял. Что? Где? Зачем? То ли разошёлся наскоро скрученный контактный провод. Может, дала сбой только что восстановленная немецкая тяговая подстанция Мюленберг. Или зависли щётки 60-киловаттных симменсовских движков трамвая.

“Меня же посадят!”

- Мать честная! - побледнел Шатан судорожно дёргая ручку контроллера. - Меня же посадят!

Но трамвай упрямо стоял на месте, словно африканский слон.

Трофейный трамвай “Штайнфурт” возле развалин Королевского замка в Калининграде. Вагон переполнен, пассажиры висят на подножках

На трибунах - ропот.

Нахмурился стоящий в военном френче Пётр Колосов, начальник управления по гражданским делам Калининграда. Партийные боссы стали настороженно переглядываться. Что это? Запланированный экспромт или ЧП? Энкавэдэшники засуетились. Кто-то прошипел: “Саботаж!”

- Вредительство! - вынес вердикт Колосов.

Запахло серьёзными оргвыводами.

Но работники трамвайного депо, ехавшие в том злополучном вагоне, не растерялись.

Побросали красные флажки, которыми только что размахивали из пустых оконных проёмов - застеклить вагон к празднику так и не успели. Выскочили наружу, подпёрли вагон плечами, налегли и утолкали “саботажника” с площади - с глаз долой.

Вплоть до Сталина

Брошенный на улицах Калининграда трофейный трамвай “Штайнфурт”. Двухцветная окраска говорит о том, что вагон уже успел послужить советской власти, но потом почему-то оказался не у дел...

А вот следующее ЧП с трамваем не замяли. Оно произошло уже после создания обкома ВКП(б) в Калининградской области. И тогда уже обо всех серьёзных происшествиях стали докладывать прямо в Москву. Вплоть до товарища Сталина. Вертикаль власти заработала!

Первым секретарём обкома назначили человека крутого нрава и облечённого неограниченной властью - Владимира Щербакова. Старого партийца, умудрившегося всю войну просидеть в тёплых кабинетах. А поскольку Щербаков когда-то трудился на кафедре харьковского механико-машиностроительного института и в технике разбирался, то считал своим долгом вникать в работу трамвайного треста конкретно. Тем более что по восстановлению городского транспорта Калинин­градская область сильно отставала от всех остальных регионов. И Москва постоянно тыкала носом за эти упущения. А Щербаков, соответственно, тыкал носом управляющего трамтрестом Владимира Сокольникова.

Студентка Альбертины

Итак, 27 марта в 18 часов 10 минут вагоновожатая Билич приняла у своей сменщицы - немки по фамилии Бюм - вагон №31. Одной даме 25 лет, другой - 22. Первая - переселенка из Брянска, потерявшая в войне родителей. Вторая - бывшая студентка Альбертины, факультета естествознания. Тоже сирота. В трамдепо пошла, чтобы не умереть с голода.

...Всё честь по чести. Тормоза, поручни, фары - всё в порядке. Диспетчер Королёв подписал путевой лист и отправил трамвай на линию.

При спуске с горы к Старой площади (возле нынешней “Плазы”) Билич решила слегка полихачить. И напрочь забыла об инструкции, которая гласила, что на этом опасном участке двигаться следует крайне осторожно, не превышая скорость 5 км/час.

В общем, разогнала вагон прилично. В этот самый момент, как назло, на трамвайные пути резко выруливает танк Т-34 из войсковой части п/п 52821.

- А чтоб его...! - выругалась уроженка брянщины и ударила по тормозам.

Куда там! Останови его, попробуй. Разогнавшийся вагон с пассажирами на полном ходу таранит 30-тонную бронированную махину...

Сильно под мухой

На место происшествия слетелось всё местное начальство, включая военного коменданта Калининграда. Подъехал командующий 11-й гвардейской армии.

До 1949 года спецкоманды из трамдепо прочёсывали лежащий в развалинах Калининград, чтобы обнаружить и вывезти для последующего восстановления разбитые после штурма Кёнигсберга трамвайные вагоны

Начальник управления по гражданским делам Колосов рвал и метал. Требовал немедленно уволить управляющего трамтреста Сокольникова, как не выполнившего ответственного партийного задания - наладить безопасный транспорт в городе.

Как ни странно, пассажиры отделались лишь синяками и шишками. А вот водитель-механик боевой машины - участник штурма Кёнигсберга, получил серьёзную травму головы, от которой через несколько дней скончался в госпитале. Вот тебе и лучший танк второй мировой войны!

...Разборки проводились на самом серьёзном уровне. Виновником ДТП, как ни странно, была признана водитель трамвая. Видно, известные правила “трамвай всегда прав” и “не трамвай, объедешь” - здесь не сработали. Да и не смогли сработать: механик-водитель был пьян, сел за рычаги танка сильно под мухой. И это обстоятельство даже в протоколе отметили...

Нагревали кирпичи

Сокольников отделался лёгким испугом. Вагоновожатую Билич перевели в кондукторы. Её сменщицу немку Бюм уволили без объяснения каких-либо причин. Вероятно, так, на всякий случай. Для профилактики.

Диспетчера Королёва вроде бы наказывать было не за что, но через пару дней он спровоцировал ещё одно ЧП - при манёврах на разворотном кольце “допустил преступную халатность, отцепил прицепной вагон на уклоне, не проверив исправность тормозов”.

В результате никем не управляемый вагон с пятьюдесятью пассажирами укатился под гору и чуть не снёс стоящий на улице автобус с детьми.

Королёв попал в поле зрения органов и его взяли в оборот по-настоящему.

...Ещё долго трамвай в Калининграде представлял собой жалкое зрелище. Вплоть до начала 50-х вагоны ходили без стёкол. И без освещения. Печек и отопителей и в помине не было. Чтобы зимой вагоновожатые не обморозили ноги, в депо на костре специально нагревали кирпичи и укладывали их на пол кабинки.

Фотомодель на подножке

В 1947 году 60% работников депо - всё ещё немцы. Рассказывают, что первое время они в работе души не чаяли. Выкладывались на полную катушку. Среди них даже развернули социалистическое соревнование - кто пассажиров больше перевезёт, кто вагоны лучше отремонтирует. Об этом сообщала издаваемая в Москве на немецком языке газета “Нойес лебен” (“Новая жизнь”).

Абсолютным победителем стал вагоновожатый со стажем более 40 лет - Ганс Май, инвалид первой мировой войны, старейший трамвайщик Кёнигсберга.

От лидера не отставала 30-летняя Инга Хаман. Перед войной фройляйн зарабатывала себе на жизнь, работая фотомоделью в модных магазинах на Штайндамме. Теперь, чтобы заработать на хлеб, она освоила профессию водителя трамвая.

Однако, как отмечалось всё в той же “Нойес лебен”, вскоре ситуация изменилась. Весной 1947 года некоторые немцы-вагоновожатые стали относиться к своим обязанностям спустя рукава. А потом тех, кого ещё не успели отправить в ГУЛАГ, депортировали в Германию.

...Последний трофейный вагон “Штайнфурт” вышел на линию в сентябре 1960 года. Прощай, Кёнигсберг!

С тех пор парк пополнялся только современными трамваями из ГДР, а с октября 1971 года - из Чехословакии. Но довоенного уровня калининградский трамвай так и не достиг.

Ломать - не строить!

Какой он сегодня, калининград­ский трамвай?

Начальник трамдепо МКП “Калининград-ГорТранс” Сергей Крупенич раскрыл тайну - сейчас в городе осталось чуть более 20 километров трамвайных путей. Вагонов - 37. Из них на линию ежедневно выходят 24, в выходные - 18.

- В депо трудятся 70 человек, электрики, токари, сварщики, водители, - уточнил Крупенич. - Ежедневно мы перевозим более 10 тысяч пассажиров, в год - около 3,5 миллиона...

А вот мэр Александр Ярошук на торжественной церемонии, посвящённой 120-летию калининградского трамвая, как никогда, был полон оптимизма:

- В Калининграде нет, пожалуй, ни одного предприятия с такой долгой и богатой историей, как у “ГорТранса”. Сегодня принято важное стратегическое решение. Мы оставим трамвайные пути на улице Тельмана, на Ленинском проспекте и на Аллее Смелых. Трамваи будут ходить до Южного вокзала. А то разбирать - не строить... С улиц Горького и Гагарина в своё время рельсы поснимали, а теперь, чтобы их восстановить, понадобится 1,1 миллиарда рублей...

Я хочу, чтобы к 2018 году было сделано кольцо вокруг центра. Сейчас идёт проектирование. А на следующий год мы заложим деньги.

“Метелица” из Белоруссии

- Но самая главная задача - это “ускорение” трамваев, - раскрыл карты градоначальник. - Мы сделаем всё, чтобы они могли увеличить свою среднюю скорость с нынешних 5-7 километров в час - ну, хотя бы до 25-35.

Конечно, для этого нужны современные вагоны. Мы уже кое-что присмотрели... Каждый новый трамвай обойдётся бюджету в 1,2-1,5 млн. евро. Швейцарская компания Stadler Rail Group представила нам одну из своих последних разработок - модель “Метелица”. Трамвай будет производиться на белорусском предприятии ОАО “Штадлер Минск”.

И ещё вариант. Уже знакомый калининградцам польский трамвай компании PESA, который теперь планируют выпускать на россий­ском “Уралвагонзаводе”.

Всего мы закупим 35 таких трамваев. И со временем пустим их по маршрутам №3 и №5. А ещё надо сделать выделенные полосы. Как наземное метро будет... До 2018 года нам кровь из носу это сделать надо. Поэтому жизнь у трамвая после 120 лет будет развиваться. Трамваю жить!

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля