Новые колёса

ЕВРЕЙСКАЯ НЕВЕСТА ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
За что русские патриоты повесили полковника Мясоедова

Престижное место

Летом 1906 года на российской железнодорожной станции Вержболово (ныне Вирбалис, Литва) разгорелись нешуточные страсти. Начальник тамошнего пограничного отряда полковник Сергей Николаевич Мясоедов впал в немилость самого директора департамента полиции России - действительного статского советника Максимилиана Ивановича Трусечива.

Сергей Николаевич давно вызывал откровенную зависть недоброжелателей. Ничего удивительного! Возглавляемый им пограничный отряд находился в очень удачном месте.

Во-первых, здесь проходила железнодорожная магистраль в Восточную Пруссию. Этой дорогой пользовались для поездок в Европу многие важные царедворцы России. В том числе - сам император Николай II. Так что полковник Мясоедов неоднократно встречал русского самодержца на перроне и был с ним знаком лично.

Во-вторых, на противоположной стороне границы располагалась знаменитая Роминтенская пуща, где любил охотиться император Германии Вильгельм II. С ним Сергей Николаевич тоже виделся неоднократно: коронованная особа часто приглашала русского полковника на охоту. Вильгельм даже подарил Мясоедову свой портрет с автографом.

Понятное дело, что желающих “сковырнуть” Мясоедова и занять престижное место было хоть отбавляй.

Вержболово (ныне Вирбалис, Литва)

Избил палкой

Масла в огонь подлила удачная женитьба полковника Мясоедова. Он взял в жёны дочь солидного купца-еврея из Кёнигсберга - Клару Самуиловну Гольдштейн. Приданое за девицей числилось немалое!

Молодая семья себе ни в чём не отказывала. Сергей Николаевич частенько ездил на собственном автомобиле в ближайший немецкий городок Эйдкунен (ныне Чернышевское Калининградской области) - за покупками. Хотя расстояние было небольшое - всего одна верста.

В один из прекрасных дней в Эйд­кунене появился человек, посланный Трусевичем - корнет Пономарёв. Он попытался подложить в автомобиль Мясоедова пакет с контрабандой (возможно, с революционными прокламациями большевиков). Однако делал это столь неуклюже, что был замечен бдительным полковником. В итоге Сергей Николаевич избил корнета палкой, а пакет выбросил.

Униженный корнет поклялся отомстить обидчику.

Ушёл в отставку

Пономарёв зашёл с другой стороны: попросил немецкого купца Шуллера подложить Мясоедову динамит. За хорошую плату, естественно. Однако купец был прекрасно знаком с “русским полковником”, не захотел ему вредить и сообщил Мясоедову о готовящейся диверсии письменно.

Начальник погранотряда доложил о происшествии начальству, приложив показания купца Шуллера. В результате слишком прыткого корнета выгнали со службы.

В 1907 году Мясоедов и сам решил выйти в отставку - уж слишком опасно было оставаться на таком посту. На покое он занялся бизнесом вместе с родственниками жены - братьями Фрейбергами: основал пароходную компанию по перевозке еврейских эмигрантов в США.

Дал в морду

Мясоедов вёл светскую жизнь, вращаясь в высших кругах россий­ского общества. Многим это не нравилось. Оно и понятно: крайне подозрительная личность этот Мясоедов! Жена - еврейка, бизнес тоже с евреями связан. Чего он среди российских важных персон делает? С самим военным министром Сухомлиновым на короткой ноге. Явно недоброе замышляет!

Эти слухи усилились после того, как Мясоедов, пользуясь связями, снова устроился на службу в военное министерство. Злопыхатели немедленно инициировали в столичной прессе публикации (в Санкт-Петербурге, разумеется), намекавшие, что в высшем обществе крутится “один бывший жандарм”, являющийся немецким шпионом!

Намёк был весьма прозрачным. А вскоре депутат Государственной думы А.И. Гучков открыто назвал Мясоедова вражеским агентом. 17 апреля 1912 года в “Новом времени” появилось его интервью, где он открыто обвинил полковника в шпионаже.

Терпение Мясоедова лопнуло. Сначала он набил морду главному редактору газеты “Вечернее время” Борису Суворину (встретив на следующий день на ипподроме в ложе Суворина, полковник вызвал его на дуэль, а когда перетрусивший редактор ответил на это отказом, влепил ему несколько увесистых пощёчин).

Потом Мясоедов вызвал Гучкова на дуэль.

20 апреля во время поединка подслеповатый Мясоедов (он носил пенсне) промазал, а отлично владевший пистолетом Гучков почему-то выстрелил в воздух.

После этой скандальной истории полковнику пришлось уйти в отставку вторично. Государь-император отпустил Сергея Николаевича “с мундиром и пенсией”, что означало, что он чист перед законом и уставом.

Не считая мелких шалостей в виде избиения журналиста и пальбы по депутату.

Фронтовой разведчик

В начале первой мировой войны Мясоедова снова призвали на военную службу. Поначалу как простого пехотного офицера, затем в качестве переводчика при штабе 10‑й армии Северо-Западного фронта.

Вержболово. Российские таможенники досматривают багаж пассажиров, следующих из Германии

Мясоедов не прятался за чужими спинами - в качестве фронтового разведчика он ходил вместе с передовыми группами в немецкий тыл за “языками”.

Как рапортовал штабу 10-й армии его непосредственный начальник, генерал-майор Архипов, “Мясоедов чрезвычайно умело получает ценные сведения, содействует успешности действий войсковой разведки, под огнём ободряет примером, своей неустрашимостью и мужеством вдохновляя подчиненных на действия против более сильного состава неприятеля, в качестве офицера разведки принёс существенную пользу, проявив потрясающие способности вытягивать ценные сведения из немецких пленных”.

Российские жандармы пограничного отряда, с дамами

Паровой каток

В тот период все полагали, что Россия разгромит немцев за считанные месяцы. Союзники по Антанте вообще называли русскую армию “паровым катком”. Англичане и французы искренне верили, что огромные людские ресурсы Российской империи позволят быстро задавить врага числом. Однако союзники не знали истинного положения вещей.

Действительно, по численности населения (185,2 миллиона человек) Российская империя была крупнейшей державой в Европе. В Германии проживало всего 67 миллионов, в Австро-Венгрии - 52 миллиона.

Однако основу русской армии составляло христианское население. Его численность составляла около 120 миллионов. Мусульмане Кавказа и Средней Азии не призывались на службу, а вместо воинской повинности платили денежный налог. Не являлись военнообязанными и финны. С большими ограничениями в армию брали евреев.

То есть призывной контингент был не столь уж велик, как казалось на первый взгляд. До “парового катка” явно не дотягивал.

Инвалидная команда

К тому же качество призывников оставляло желать лучшего.

Во-первых, военно­обязанными считались мужчины в возрасте до 43 лет (в Германии - до 50). Это было связано с небольшой средней продолжительностью жизни россиян - 30,5 лет (в Германии - 50).

Таким образом, в России мужики 43-летнего возраста по сути являлись глубокими стариками и не всегда могли работать даже в тылу. Так что увеличить призывной возраст правительство не решилось даже в самые трудные годы войны.

Во-вторых, плохое состояние медицины привело к большому числу освобождённых от призыва по здоровью - так называемых белобилетников. Даже после всех переосвидетельствований военного времени в 1916 году, таковых оставалось пять миллионов.

В общем, превосходя Германию по численности населения более, чем в 2,5 раза, Россия смогла после мобилизации поставить под ружьё 5,3 миллиона человек против 3,8 миллиона немцев. Подавляющего численного превосходства не было и в помине!

Второй эшелон

Что касается российской экономики, то и здесь ситуация была далеко не блестящей. Хотя империя находилась на подъёме, она сильно уступала ведущим державам мира.

Россия производила промышленной продукции в 8 раз меньше, чем США; примерно в 3,5 раза меньше, чем Германия; в 3 раза меньше, чем Великобритания, и в 1,5 раза меньше, чем Франция - и относилась к “догоняющим странам первого эшелона”. Таким, как Италия, Япония, Испания, Аргентина и Мексика.

Вместе с тем Россия имела колоссальный военный бюджет, который достигал 30% всех трат империи. В 1913 году по военным расходам Россия опережала даже милитаризированную Германию, не говоря уже о Франции. Только на военно-морской флот Николай II выделял больше денег, чем на образование. При этом германский дредноут стоил примерно в 1,5 раза дешевле российского, был лучшего качества, а немецкие корабелы работали в два раза быстрее русских.

Вержболово. Граница Германии и России

Отсталые солдаты

Хотя, если сравнивать с сегодняшним днём, дела были не столь уж безнадёжны. В 1913 году в России производилось 9,4% мирового ВВП, и эта доля постепенно увеличивалась (в 2014-м - 3,3%, но эта цифра постоянно уменьшается).

По этому показателю перед первой мировой войной наша страна занимала 6-е место в мире (теперь - десятое).

Единственное, с чем сейчас пока ещё лучше - это образование. В 1913 году 70% населения было абсолютно безграмотным (не умели читать и писать). Соответствующим оказалось и качество солдат.

Изменник и предатель

Война для России началась с катастрофы: две русские армии потерпели сокрушительное поражение в Восточной Пруссии. Полковнику Мясоедову в этой баталии не довелось участвовать. 10‑я армия, где он служил, была разгромлена чуть позже - в начале 1915 года. Это произошло при второй попытке русских захватить Восточную Пруссию.

Российское общество очнулось от патриотической эйфории и задало традиционный вопрос: “Кто виноват?”

Понятное дело, что ткнуть пальцем в царя-батюшку, ввязавшегося в кровавую бойню, никто не посмел. Стали искать “изменников и предателей”. Идеальным кандидатом на эту роль оказался военный министр Сухомлинов. Нужно было лишь решить один вопрос: через кого этот злодей передавал секретные сведения немцам.

Тут-то и вспомнили о полковнике Мясоедове. “Приятель” кайзера, жена - еврейка, с Сухомлиновым на дружеской ноге - идеальная кандидатура. Тем более что у этого человека уже было что-там во время службы на границе: неспроста уволился! А потом ещё тёмная история с дуэлью...

Козёл отпущения

В конце февраля 1915 года Мясоедова арестовали. Поводом послужили показания подпорутчика 23-го Низовского пехотного полка Якова Колаковского. Он прибыл в Петербург в ноябре 1914‑го из германского плена.

Подпоручик поведал, что согласился стать немецким шпионом и получил важное задание: убить главнокомандующего великого князя Николая Николаевича. Ну, или, на худой конец, взорвать какой-нибудь важный мост через Вислу.

Через два месяца, явно по совету следователей, Колаковский “припомнил” ещё одну важную деталь: немцы рекомендовали обратиться за помощью к полковнику Мясоедову. Ни паролей, ни явок названо не было, но этого оказалось достаточно, чтобы сделать Мясоедова козлом отпущения.

“Всё равно повесить!”

Великий князь Николай Николаевич Романов

Следователи утверждали, что Мясоедов “через посредство не обнаруженных лиц довёл до сведения германских властей данные о местонахождении одного русского корпуса”. Никаких доказательств этого приведено не было. Аргументы следствия оказались настолько надуманны, что первоначально вся пятёрка судей единодушно написала против них: “Не доказано”.

Однако организаторы травли не сдавались. И уже 18 марта 1915 года военный суд приговорил Мясоедова к смертной казни.

Обвинение было столь абсурдным, что командующий северо-западным фронтом не утвердил приговор. Однако дело решила резолюция великого князя Николая Николаевича: “Всё равно повесить!”

Узнав об этом, Мясоедов набросал записку жене: “Клянусь, что невиновен!” После чего попросился в туалет, где разбил пенсне и осколком перерезал себе артерию на шее. Но покончить с жизнью полковнику не удалось - его обнаружила охрана. Истекающего кровью Мясоедова отнесли в камеру, кое-как перевязали, подтащили к виселице и вздёрнули.

Шпионская истерика

Сразу после казни со своего поста был уволен и отдан под суд министр Сухомлинов. В ставке торжествовали: “шпионы” изобличены. Российские газеты наперебой сообщали о “ликвидации вражеского заговора”.

По ту сторону фронта истерическая кампания в России вызывала величайшее удовлетворение. Руководитель австрийской разведки Ронге много лет спустя после окончания войны писал:

“Русское шпионоискательство принимало своеобразные формы. Лица, которые были ими арестованы и осуждены, как, например, жандармский полковник Мясоедов и военный министр Сухом­линов, не имели связи ни с нашей, ни с германской разведывательной службой. Чем хуже было положение русских на фронте, тем чаще и громче раздавался в армии крик - предательство!”

Гибель империи

Тем не менее дела на фронте становились всё хуже. Российская экономика не справлялась с затяжной войной. Промышленность страны не сумела обеспечить потребность войск в стрелковом вооружении (особенно в пулемётах), патронах и снарядах. Например, ежемесячный дефицит патронов в действующей армии составлял 50 миллионов штук!

Пограничный мост между Германией (Восточная Пруссия) и Российской империей

Катастрофически упал боевой дух армии. Никто не понимал, за что сражается. Достаточно сказать, что в первую мировую войну в плену врага оказались 4,1 миллиона русских солдат (при отмобилизованных 14,5 миллионах) - то есть 28,2%. Во вторую мировую войну в СССР мобилизовали 34 миллиона, а в плену оказались 5,6 миллиона военнослужащих - 16,2%.

Так что катастрофа была неизбежной. Дело закончилось революцией. Сухомлинова освободили и он эмигрировал за границу. О полковнике Мясоедове благополучно забыли.

Уже в 1945 году в НКВД попал бывший шеф герман­ской разведки в годы первой мировой войны Вальтер Николаи. Среди прочих ему был задан вопрос и о Мясоедове.

- Приговор этому человеку является судебной ошибкой, - ответил старик. - Мясоедов никогда не оказывал услуг Германии.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля