Новые колёса

ЕГО СБИЛИ НАД КЁНИГСБЕРГОМ.
Лётчик Константин Фельдзер воевал в полку “Нормандия-Неман”

1 августа 1944 года жители Кёнигсберга стали свидетелями воздушного боя над городом. Пять истребителей с красными звёздами на крыльях вели бой с двенадцатью “фоккерами”. Один немецкий самолёт рухнул на землю, объятый пламенем. Та же участь постигла два совет­ских истребителя - один из них, оставляя шлейф чёрного дыма, ушёл в сторону восточной окраины города, из другого выпрыгнул пилот с парашютом.

Русский по крови

Константин Фельдзер

Лётчик приземлился прямо в центре города - на улице Штайндамм (ныне Житомирская). К нему бросились полицейские. Пилоту повезло - на месте его не расстреляли. Кёнигсберг ещё не пережил ковровых бомбардировок (это произошло чуть позднее - в ночь на 27 августа) и население не было ожесточено. К тому же пленный сильно обгорел и потерял зрение. Раненого отволокли в комендатуру.

Немецкий офицер распахнул комбинезон на груди пилота и увидел синюю французскую форму с орденом Отечественной войны на лацкане.

- Лягушатник? - брезгливо скривился немец. - Расстрелять!

- Я - русский, - замотал головой лётчик. - Просто воюю в полку “Нормандия”.

- Фамилия!

- Фельдзер!

- Еврей?! Жидов мы тоже расстреливаем!

- Мои родители - немцы из Эльзасса.

Офицер комендатуры недоверчиво хмыкнул. Но на всякий случай решил отправить странного пилота в гестапо - пусть там разбираются.

Паренёк из Киева

Константин Львович Фельдзер родился в 1909 году в Киеве. Константин ФельдзерЕго дед, немец, ещё в ХVIII веке приехал в Россию из Германии (Эльзасса). Отец Константина работал в консульстве Швеции. Когда началась революция, семья бежала за границу - во Францию.

Здесь Константин окончил школу, поступил в военное училище и стал лётчиком. Начало войны с фашистской Германией сержант Фельдзер встретил в составе истребительной эскадрильи “Сант-Иглевер”.

Провоевал Константин недолго. 14 мая 1940 года ему удалось завалить немецкий “Мессер”, но и самолёт Фельдзера был сбит. Пилот приземлился на парашюте на территории, захваченной фашистами.

Несколько недель Фельдзер выбирался из окружения. Затем догонял свою эскадрилью, переведённую к тому времени в Алжир (французскую колонию на севере Африки).

Когда Константин наконец присоединился к боевым друзьям, у тех глаза полезли на лоб от изумления - Фельдзера считали погибшим, его жене уже отправили “похоронку”. А буквально на следующий день пришло известие о капитуляции Франции.

Фельдзер просто зубами скрипел от злости - он хотел драться с фашистами. Но Алжир попал под власть марионеточного французского правительства Виши, которое объявило о своём нейтралитете. О войне с немцами не могло быть и речи. “Вишисты” на деле поддерживали Гитлера.

Кёнигсберг, Штайндамм

Угодил за решётку

Фельдзер решил бежать в Англию. Там действовала организация “Сражающаяся Франция” во главе с генералом Де Голлем. “Голлисты” продолжали воевать на стороне Британии.

Константин Фельдзер

Раздобыв лодку, Константин вышел в Средиземное море. Цель - добраться до Гибралтара.

Однако лётчику не повезло - он попал в жестокий шторм. Чудом уцелевшего Константина выбросило на побережье Испании - страны, поддерживающей Гитлера. Испанские жандармы вернули Фельд­зера в Алжир. Там его ждал военный суд. Пилот без разрешения покинул свою эскадрилью. Фактически дезертировал.

Беглецу повезло. Судья явно сочувствовал “дезертиру”. В итоге Константин отделался годом тюрьмы. А после выхода на свободу его снова приняли в родную воинскую часть.

Наступил 1942 год. Фельдзер был дежурным по аэродрому, когда в воздухе появились американские самолёты. Союзники начали вторжение в Северную Африку.

Кёнигсберг, Штайндамм

- Поднимайте истребители! - требовало по телефону начальство. - Открывайте огонь из зениток!

- Чёрта с два! - упёрся Константин. - Американцы воюют с немцами. Я не буду драться с врагами фашистов!

Фельдзера снова арестовали и бросили за решётку.

От Сицилии до Пруссии

Кёнигсберг, Штайндамм после бомбардировки

На этот раз Константин сидел недолго. Американские войска захватили Алжир и его территория отошла “Сражающейся Франции”. Фельдзера освободили и он снова начал летать. В 1943 году он принял участие в боях за итальян­ский остров Сицилия. Здесь отчаянному пилоту удалось сбить два немецких самолёта.

И тут Константин узнал, что в России сражается французский авиаполк “Нормандия”. Лётчик загорелся идеей попасть в ряды этой воинской части. Одно смущало - он сын белоэмигрантов. Как к этому отнесутся советские чиновники? Вопрос решился на встрече с консулом СССР.

- Я хочу воевать в “Нормандии”, - с ходу заявил Фельдзер. - Но моё происхождение...

- Нас это не интересует, - отрезал консул. - Также нам безразличны политические взгляды французских пилотов. Они могут быть республиканцами, роялистами, коммунистами или убеждёнными бонапартистами. Мы просим одного - сражаться с гитлеровской Германией.

Весной 1944 года Фельдзер оказался на советско-германском фронте.

- Можно к вам обращаться “товарищ сержант”? - первым делом спросил Константина русский авиатехник. - А то “господин” как-то не того... Не выговаривается.

- Может, “мой командир” подойдёт? - поинтересовался Фельдзер.

Техник пожал плечами. По нему было видно, что и этот вариант не особо парню понравился.

- Ладно, - вздохнул лётчик. - Валяй. Пусть будет “товарищ”.

Так для товарища Фельдзера началась служба в России. Советские войска приближались к Восточной Пруссии. Бои шли жаркие. Константин успел одержать ещё одну победу, получить орден и звание лейтенанта, но вскоре был сбит над Кёнигсбергом.

Побег из плена

Константин Фельдзер (в центре), 1945 год

По приказу фашистского командования лётчиков полка “Нормандия” в плен не брали - расстреливали на месте. С Роже Пино, сбитым в том же бою, что и Фельдзер, так и поступили. Раненый француз посадил свой самолёт на окраине Кёнигсберга, но ему даже не дали вылезти из кабины - застрелили прямо в кресле пилота.

В гестапо Константина пытали, но он только нещадно матерился и твёрдо стоял на своём: русский - и точка.

Конец войны был уже не за горами и нацисты “работали” без былого огонька. Пилота отправили в лагерь советских военнопленных неподалёку от Кёнигсберга. Русские товарищи по несчастью помогали Константину чем могли. Через неделю у раненого пилота восстановилось зрение.

Советские войска уже ворвались в Восточную Пруссию и пленных срочно эвакуировали вглубь Германии. Фельдзер оказался под Гамбургом. В марте 1945 года он вместе с двумя советскими лётчиками бежал. Всем троим удалось выйти в расположение американских войск.

Константин вернулся во Францию - к жене, у которой на руках было две “похоронки” на мужа. Одна - 1940 года, вторая - 1944-го.

В Калининград не пустили

Мирная жизнь началась с неприятностей. “Вдова” Фельдзера с 1940 года получала пенсию за “погибшего” мужа. Министерство обороны Франции потребовало вернуть все деньги.

- Я в России жалование не получал! - попытался выйти из положения Константин. - Можно произвести “взаимозачёт”.

Однако эта попытка не увенчалась успехом. В министерстве имелись лишь документы, где значилось: Фельдзер до сих пор числится сержантом в Алжире, а не лейтенантом в СССР.

К счастью, об этой истории стало известно генералу Марсиалу Валену - одному из организаторов “Нормандии”. Генерал помог Константину восстановить “по бумагам” звание лейтенанта. Проблема была решена.

После этого Фельдзер долго работал в гражданской авиации, был членом общества французско-советской дружбы, лично знал поэта Владимира Высоцкого.

Константин Львович неоднократно бывал в Москве и Ленин­граде. Вот только посетить Калининград советские власти бывшему лётчику не разрешили - закрытая была область.

Скончался ветеран войны в 1988 году, в Париже.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля