Новые колёса

ЕФРЕЙТОР ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Курта Штобера не спас “Ужас Омаха-бич”

22-летний ветеран

Весной 1944 года ефрейтор 17-й моторизованной дивизии СС Курт Штобер попал на курсы противохимической защиты. 22-летний ветеран, успевший повоевать на Восточном фронте, был на седьмом небе от счастья. Учёба проходила в небольшом французском городке Сен-Ло - в глубоком тылу. Практически отпуск.

Кёнигсберг, Рыбная деревня. 1944 год

К обучению Курт отнёсся серьёзно. Сын хозяина фермы, выросший неподалёку от Кёнигсберга, всё привык делать основательно: хоть коров доить, хоть из винтовки стрелять, хоть натягивать бесполезный на этой войне противогаз.

Народ на курсах подобрался разношёрстный. В основном солдаты 7‑й армии, дислоцированной на побережье Ла-Манша. Встречались даже русские, разными путями попавшие в Германию и согласившиеся служить Рейху. Одного из них Курт узнал: в 1941 году он лично взял этого парня в плен под Смоленском!

Ближе всего Штобер сошёлся с пулемётчиком 352-й пехотной дивизии Генрихом Северло. Тот тоже успел повоевать в России - бывалый солдат.

- Американцы скоро высадятся во Франции, - любил порассуждать Генрих. - Самое главное, отразить первую волну. Она не может быть многочисленной. Не случайно генерал Роммель говорит, что врага необходимо разбить на пляже.

- Да уж, - кивал Карл, - если десантники зацепятся за побережье - пиши пропало! Следом придёт подкрепление, и их силы через некоторое время превзойдут наши в несколько раз!

Оба солдата устали от бесконечного ожидания удара врага. Скорее бы уж начался бой!

Грязные подштанники

В июне 1944-го Штобер вернулся в свою дивизию, стоявшую в глубине Франции. Все немецкие танковые и моторизованные соединения находились в резерве. Они предназначались для контрудара по десанту врага - после того, как станет известно точное место высадки. На каком именно участке протяжённого побережья противник планирует нанести удар - командованию установить так и не удалось.

Генрих Северло тоже отправился на прежнее место службы. Его дивизия занимала позиции в первой линии - в Нормандии. Солдаты сидели в хорошо защищённых бетонных бункерах и тревожно вглядывались в морские просторы - не появились ли на горизонте англий­ские и американские корабли.

Утром 6 июня 1944 года радист танка “Тигр” Курт Штобер залез в кузов грузового автомобиля и поехал в дивизионную прачечную - за сменой белья для солдат своего батальона. По дороге удалось отлично выспаться и Курт пребывал в отличном настроении. Но оно сразу улетучилось, как только Штобер приехал на место: вокруг царила нервозная суета.

- Ты что, не слышал?! - недобро усмехнулся усатый фельдфебель. - Американцы и англичане начали вторжение!

- И что? - хмыкнул Курт. - Прикажите теперь в грязных подштанниках ходить?

- Чёрт с тобой, - махнул рукой интендант. - Бери. Бельишко нам теперь придётся менять часто... Ещё не раз обделаемся...

Кровавый пляж

Генрих Северло в это время сидел в бетонном бункере №62 и наблюдал, как к берегу приближаются корабли противника. 352-я дивизия обороняла участок обширного пляжа, который американцы назвали “Омаха-бич”. Дивизия насчитывала 10.020 человек. Все сохранили боеспособность. Удар авиации и корабельной артиллерии не причинил солдатам вреда - мощные бункеры устояли.

В первой волне десанта шли восемь рот - всего 2.160 пехотинцев. Их поддерживали 32 плавающих танка. Задача: закрепиться на берегу и обеспечить высадку второй волны десанта.

Однако сделать это оказалось крайне сложно. Море штормило, в воде находилось множество мин и специальных заграждений. 29 танков один за другим отправились на дно вместе с экипажами. Не менее десятка десантных катеров были подбиты или перевернулись на крутой волне. Обвешанные тяжёлым оружием пехотинцы тонули. Уцелевших ждали суровые испытания.

Когда десантные катера уткнулись носами в пляж, выскочивших на песок американцев встретил кинжальный огонь пулемётов.

- Я был первым высадившимся, - вспоминал капитан Ричард Меррил. - Седьмой по счёту солдат, так же, как и я, выскочил на берег, не получив ущерба для себя. А вот все между нами были подстрелены: двое убиты, трое ранены.

Позиция Генриха Северло была особенно удачна: он косил американцев десятками. Десантники хорошо запомнили этого пулемётчика. Позднее они назвали его “Ужас Омаха-бич”.

Не считаясь с потерями

Первая волна десанта потеряла более половины солдат. Уцелевшие залегли на пляже, так и не добравшись до дюн, на которых засели немцы. Почти все офицеры были убиты или ранены. А вражеские пулемёты не прекращали вести огонь. К ним подключились миномёты. Ситуация становилась критической. Положение спасли инициативные солдаты.

- Парни! - заорал какой-то пехотинец. - Мы собираемся валяться на песке и ждать, пока всех убьют, или попытаемся что-то сделать?!

Десантники бросились вперёд - на дюны. В этот момент к берегу подошла вторая волна атакующих. Они попали в такую же передрягу, как их товарищи. Число убитых и раненых росло.

- Получили, гады! - кричал Генрих, заправляя в раскалившийся от стрельбы пулемёт новую ленту.

Немцы считали, что победили. В 13 часов 35 минут командир 352-й дивизии генерал-майор Дитрих Краис доложил начальству, что враг разбит.

Однако он поторопился. Американцы упорно лезли вперёд, не считаясь с потерями.

Только вперёд!

Канадский солдат рядом с двумя немецкими пленными, захваченными войсками союзников

Тем временем около сотни американских солдат отдельными группами просочились в глубь немецкой обороны. Они атаковали неприятеля с тыла, выводя из строя пулемёты и орудия. На берег прибыла очередная волна десантников. Они устремились в бреши, проделанные их товарищами.

Контратаковать немцам было нечем. Резервный полк 352-й дивизии ещё утром бросили на уничтожение высадившихся в тылу американских парашютистов. К исходу дня десантники создали плацдарм в полтора километра шириной и два километра глубиной. Хотя ещё не все опорные пункты немцев на дюнах были подавлены, и плацдарм продолжали обстреливать из миномётов и пушек, высадка продолжалась.

Всего в этот день на пляже Омаха-бич оказались 7.000 американ­ских пехотинцев. Соотношение сил было ещё в пользу немцев, но критическую черту удалось преодолеть. Десантники атаковали городок Карантан - они стремились соединиться со своими товарищами, захватившими плацдарм западнее - на “Юта-бич”.

Самые большие опасения американцев вызывал возможный удар германских танковых и моторизованных соединений. Они ещё не вступили в дело.

Приказ фюрера

Курт Штобер сидел в своём танке и нервно барабанил пальцами по радиостанции. Все ждали приказа о контратаке. Однако начальство медлило. 17-я моторизованная дивизия оставалась на месте.

Получив сообщение о высадке союзников, фельдмаршал Герд фон Рундштедт приказал танковым дивизиям резерва немедленно выступать в Нормандию, но Гитлер отменил распоряжение Рундштедта. Фюрер полагал, что высадка в Нормандии - отвлекающий манёвр. Главный удар последует позже - в другом месте.

К исходу 12 июня союзники создали плацдарм протяжённостью 80 километров по фронту и 10-17 километров в глубину. На нём находились 16 дивизий (12 пехотных, 2 воздушно-десантные и 2 танковые). Теперь даже Гитлеру стало ясно: это и есть основной удар! Девяти танковым и четырём моторизованным дивизиям Вермахта был отдан приказ: вперёд!

13 июня 1944 года 17-я моторизованная дивизия атаковала город Карантан. Бой был жаркий. Американцы подтянули резервы и отбросили врага. Танк Штобера получил бронебойный снаряд в борт и загорелся. Раненый Курт попытался спастись. Из люка он вылез только по пояс. Дальше - не хватило сил. Так и сгорел заживо.

Встреча ветеранов

Ефрейтор Генрих Северло (справа) встретился на поле минувших боёв с американским солдатом Дэвидом Силья, тяжело раненным во время высадки в Нормандии

Уже через 10 дней союзники взяли штурмом порт Шербур.

- С этого момента, - доложил в Ставку Роммель, - считаю ликвидацию вражеского плацдарма невозможной.

Немцы начали с боями отступать вглубь Франции. Они проиграли битву в Нормандии. Менее, чем через год Германия капитулировала.

Генрих Северло попал в плен и выжил. В семидесятых годах он приехал во Францию, где встретился со своим бывшим врагом - американским сержантом Дэвидом Сильва. В 1944 году Дэвид был тяжело ранен на знаменитом Омаха-бич. Возможно, пулей из пулемёта Генриха. Ведь Северло уложил тогда несколько сотен солдат противника!

Ветераны обнялись и пустили слезу. Война давно закончилась - надо жить дальше.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля