Новые колёса

ДВОРЯНИН ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Как фон Бейтон за русского царя на Амуре воевал

Солдат удачи

  Альфред фон Бейтон родился в небольшом дворянском поместье неподалёку от Кёнигсберга. Его отец всю жизнь служил офицером и желал такой же судьбы сыну. Так что молодой Бейтон получил изрядное военное воспитание. Герцогство Прусское в те времена находилось в вассальной зависимости от Польши и имело весьма слабую армию. Не мудрено, что Бейтон-старший до­служился всего лишь до поручика.

  Сын понял, что военную карьеру в Пруссии сделать сложно, и решил искать славы в наёмниках. Благо, в Европе бушевала Тридцатилетняя война и спрос на “солдат удачи” был велик. В общем, Альфреду удалось навоеваться вволю. Находясь в Датской армии, он быстро переплюнул отца и до­служился до капитана.

  Однако Тридцатилетняя война закончилась. Европейские государства лежали в руинах, многие регионы были полностью опустошены и обезлюдели. Возвращаться в прусское провинциальное захолустье Бейтону не хотелось и он обратил свои взоры на Восток. Там, в огромном и загадочном Русском царстве можно было сделать неплохую карьеру.

  Командир-басурманин

  В то время русский царь Алексей Михайлович присоединил к России земли восточной Украины и готовился совместно с запорожскими казаками во главе с гетманом Богданом Хмельницким освободить от поляков западные территории за Днепром. Назревала война с Польшей. Русскому царю требовалась сильная бое­способная армия. Войско “старого образца” было неспособно к эффективным боевым действиям.

  В 1653 году в России полным ходом шло формирование 10 полков “нового строя”. Солдат набирали из крестьян, офицеров приглашали из-за границы. К иноземцам тогда отношение православных было настороженным - народ называл чужаков басурманами. Так что царю пришлось издать специальный указ, за­прещающий оскорблять иностранцев. Ослушников наказывали плетьми.

  Одновременно в Голландии заказали 20 тысяч современных мушкетов и большое количество пороха. Своё производство толком ещё не наладили.

  Для Бейтона всё это оказалось очень кстати. В 1654 году он прибыл в Русское царство и стал командиром роты одного из полков “иноземного строя”.

  “Во многих осадах сидел”

  Три года воевал Бейтон с поляками. Солдаты уважительно звали немца Афанасием Ивановичем.

  - Я его цар­скому величеству верой и правдой служил, - вспоминал позднее Бейтон. - Со многими бояры и вельможи многи полками под Смоленском был, и во многих осадах сидел.

  Сразу после окончания русско-польской войны Бейтона перевели в далёкий Томск. Власти предпринимали усилия по созданию в Сибири полков “иноземного строя”. С этой целью туда отправили сотни иностранных офицеров. Афанасий Иванович Бейтон принялся рьяно обучать своих новых подчинённых премудростям военного дела.

  Бейтона произвели в подполковники и положили годовое жалование: 12 рублей, 12 четвертей ржи, 10 четвертей овса и 3 пуда соли.

  Вскоре Афанасию Ивановичу пришлось вести своих солдат в бой: отражать многочисленные набеги непокорных джунгар и енисейских киргизов. Бейтон проявил себя грамотным командиром и в 1680 году его отправили на Амур - завоёвывать новые земли для России.

  Война с Китаем

  Ситуация в Сибири в те времена была сложная. По мере истощения пушного промысла русские промышленники и представители государственной власти продвигались всё дальше на восток, к Тихому океану. Малочисленные аборигены не могли противостоять более сильному противнику и вынуждены были погибнуть или покориться.

  Положение дел изменилось, когда русские вышли на берега Амура. Тамошние жители находились в зависимости от Китайской империи и платили китайцам ясак (дань). Россияне решили отбить богатые земли силой. Так на Амуре впервые столкнулись интересы России и китай­ской империи Цин. Началась война.

  Для русских это стало неприятным сюрпризом. На Дальнем Востоке возник гигантский театр военных действий протяжённостью в три тысячи километров: от Байкала до Якутска и далее до Охотского моря. На этом пространстве Россия имела лишь отдельные укреплённые остроги с небольшими гарнизонами.

  В 1681 году китайская армия двинулась сразу в нескольких направлениях. Китайский генерал Лань-Тань почти без сопротивления за­хватил Долонский и Селемжинский остроги. Жителей захваченных укреплений китайцы отпустили на свободу.

  К весне 1683 года Лань-Тань взял штурмом Верхнезей­ский острог. Уцелевшие защитники были этапированы в Пекин. Затем Лань-Тань захватил Тунгирский острожок, блокировав возможный подход русских подкреплений из Якутска. При этом отряд казаков из 29 человек перешёл на сторону Китая, за что были отмечены чинами и наградами империи.

  Закрепляя успех, китайцы заняли ещё ряд опорных российских пунктов и вторглись в Забайкалье. Находившийся в верховьях Амура острог Албазин (у слияния рек Шилка и Аргунь) оказался в окружении.

  Разбойники и воры

  Албазинский острог имел непростую историю. Этот населённый пункт ещё в 1651 году отбили с боем у местного племени дауров казаки под предводительством Ерофея Хабарова. Через несколько лет дауры вытеснили пришельцев. Русский форпост временно прекратил своё существование. Вернулись они сюда только через 20 лет.

  Тогда на реке Лене казаки под предводительством Никифора Черниговского подняли мятеж. Они убили илимского воеводу Лаврентия Обухова, перед этим изнасиловав его жену. Бунтовщики бежали подальше от российских властей - на Амур.

Осада Албазинского острога

  - А на разбое они, воры и разбойники, говорили, что де итти в Даурскую землю, - сообщили в Моск­ву уцелевшие сторонники воеводы. - А быть де у них атаману прикащику Илимского острогу Микифорку Черниговскому. А уберечь нам от смерти воеводы Лаврентия Обухова было немочно и нечем. И воры, от берега отвалили, и поплыли наниз по Лене реке...

  Продвижение по Лене реке сопровождалось грабежом пашенных крестьян и приказных людей, о чём было много донесений. В конце концов, Никифор Черниговский с людьми спустились вниз по Амуру и обосновались в разрушенном со времён Ерофея Хабарова городке Албазине.

  Осознавая, что Албазин может снова стать важным форпостом в борьбе с Китаем, российские власти официально простили разбойников. Черниговский был обласкан, жалован чином боярским и переведён в Красноярск. Его лихие подельники остались в Албазин­ском остроге - защищать интересы государства Российского. Тут как раз подошли китайские войска и доказывать свою преданность царю-батюшке албазинцам пришлось в бою.

  Осада и разгром

  В блокированном Албазине находилось лишь 450 защитников. Артиллерийский парк насчитывал три орудия, но они были бесполезны - в остроге имелось всего четыре ядра. А тут ещё на стороне китайцев против русских выступили местные тунгусы и дауры. Положение становилось критическим.

  На рассвете 25 июня 1684 года китайцы начали мощную артиллерийскую подготовку. Её результаты оказались впечатляющими.

  - И башни, и острог из пушек разбили, - сообщили позднее в донесении защитники острога. - Церковь и колокольню, и лавки, и хлебные амбары зажгли.

  Выпущенные из тяжёлых осадных пушек 10-килограммовые ядра снесли целые участки стен, дополнительным обстрелом из полевых орудий китайцы засыпали развалины картечью и зажигательными снарядами.

Восстановление Албазинского острога

  К вечеру Албазин, как укрепление, перестал существовать. Начался штурм. Но в жестоком рукопашном бою албазинцы сумели отбросить противника. Тем не менее, участь острога была решена. Оборонявшиеся не выдержали бы повторной атаки.

  На следующий день албазинцы вступили в переговоры с китайцами. Их результат оказался неожиданным: генерал Лань-Тань милостиво согласился на почётную капитуляцию противника. Албазинцы покинули руины в строю, с оружием и знамёнами. Около 45 человек предпочли перейти на сторону китайцев. Среди них было немало ссыльных участников восстания Степана Разина.

  Противник снабдил отступавших подводами и выделил конвой, сопроводивший русских до самого Забайкалья. Мера не бесполезная - дауры вполне могли истребить горстку казаков во время перехода. Аборигены ненавидели русских захватчиков.

  Бесчестный поступок

  Китайцы посчитали, что дело сделано - русские вытеснены с территории империи. Лань-Тань отвёл свои войска на зимние квартиры.

  Тем временем в Нерчинске российские воеводы вынашивали план реванша. Подполковник Бейтон получил приказ выйти со своим отрядом в направлении Албазина. Немец действовал грамотно - выслал вперёд разведку. Вскоре стало ясно, что китайцев вблизи развалин острога нет. 27 августа 1684 года солдаты Бейтона (826 человек при 12 пушках) в сопровождении 155 крестьян заняли пепелище Албазина. Они без промедления начали восстановление укреплений.

Албазинский гарнизон покидает острог

  В конце 1684 года Албазинский острог превратился в небольшую крепость. Китайцы были до глубины души возмущены бесчестным поступком русских. Их же отпустили из поверженного острога с миром! Империя решила нанести ответный удар.

  10 июня 1685 года китайцы передали албазинцам ультиматум с требованием покинуть острог. Императорские войска снова подошли к окрестностям Албазина. Началась осада.

  Руби их, братцы!

  Бейтон решил действовать первым. 2 октября 1685 года казачья сотня под его командованием совершила вылазку и перебила неприятельский дозор на Лавкаевом лугу (в районе современного Благовещенска). Двумя неделями позже удалось уничтожить вторую группу китайцев. Мелкие столкновения продолжались около года. Китайцы поняли, что русские уходить с занятых земель не намерены.

  11 июня 1686 года генерал Лань-Тань выдвинул к Албазину свои главные силы. Они насчитывали три тысячи маньчжурских кавалеристов, четыре тысячи китайских пехотинцев, 40 орудий и 150 речных судов.

  Неприятельское войско взяло острог в кольцо, но сразу подверглось удару со стороны вышедшего за ворота отряда Бейтона. Немец повёл своих всадников вниз по крутому склону амурского берега.

  - Руби их, братцы! - весело орал Бейтон, вращая над головой саблей. - Круши, казаки!

  Конная лава смяла китайцев, русские прорвались к стоянке кораблей и подожгли некоторые из них. Как только враг опомнился, Бейтон отошёл обратно в острог. Вскоре он повторил вылазку. Вновь удачно! Но это было лишь начало. Самое трудное было ещё впереди.

  Стояли насмерть

  За сентябрь и начало октября защитники Албазина отбили три штурма, один из которых длился непрерывно пять суток. При этом солдаты Бейтона совершили пять успешных вылазок и уничтожили многие склады противника.

  - Русские, находящееся в Албазине, стоят насмерть, - доносили императору китай­ские генералы. - Все они - осуждённые преступники, которые не имеют возможности вернуться на родину.

  Наконец, Лань-Тань отдал приказ о прекращении активных операций и начал “глухую” осаду. Китайская армия просто стояла вокруг Албазина, изолировав его от внешнего мира. К тому времени в остроге в живых осталось всего 150 защитников. Из них держать оружие были в состоянии только 45 человек.

  Заболел и сам Бейтон. Израненный и больной, он выходил на костылях командовать остатками гарнизона. Побывавший в январе 1687 года в Албазине маньчжурский офицер (он вёл переговоры) сообщил своему начальству, что “старшина русских” Бейтон “опасно болен, а прочие также нездоровы”

  - Сколько побито и померло, - с болью докладывал Бейтон нерчин­скому воеводе, - странное время было: друг друга не видали, и кто поздоровеет раненые и кто умрёт, не знали, потому что скудость во всём стала...

  Положение защитников было безвыходным, но они продолжали держаться.

  Нерчинский договор

  Выжить Бейтону помог случай. 29 августа 1689 года был подписан Нерчинский договор, согласно которому Россия уступила реку Амур Цинскому Китаю. Вскоре Бейтон получил указание из Нерчинска:

  “Собрав всех служилых людей, сказав им о том указ великих государей, и город Албазин разорить, и вал раскопать без остатку, и всякие воинские припасы (пушки, и зелье, и свинец, и мелкое ружье, и гранатную пушку, и гранатные ядра), и хлебные всякие припасы, и печать албазинскую взяв с собою, и служилых людей з жёнами и з детьми и со всеми их животы вывесть в Нерчинской. А строение деревянное, которое есть в Албазине, велеть зжечь, чтоб никакова прибежища не осталось. И разоря Албазин, со всеми воинскими припасы и хлебными запасы в Нерчинск вытти нынешним водяным путём”.

  Под бдительным присмотром китайских офицеров казаки принялись уничтожать острог. После этого они убыли в Нерчинск.

  Первая попытка отбить у Китая Амур закончилась неудачей. Россия затаилась, выжидая удобного случая возобновить агрессию.

  “За службишку, раны и увечья”

  Прибыв в Нерчинск, Бейтон подал челобитную с просьбой произвести его в чин полковника.

  - А ныне я, холоп ваш, увечен и ранен, - жаловался Бейтон, - живу в Нерчинску, помираю голодной смертью. Пожалуйте меня, холопа вашего, за мою службишку, и за раны, и за увечья, и за осадное сидение.

  Однако начальство отказало немцу в полковничьем звании. Бейтона отправили приказчиком в Верхоленский острог. Там он крепко повздорил с воеводой Савеловым.

  - Он казну его царского величества разоряет, - негодовал Бейтон, - и весь народ во упадение приводит, милость никакову к людишкам не явит, токмо выдумывает брать, грабит в свою мошну.

  Дело дошло до рукоприкладства со стороны воеводы.

  - Насилу жив остался, - признался Бейтон. - Ибо он меня руками и ногами мало не до смерти убил.

  Вскоре правдолюбец из Кёниг­сберга скончался. В Сибири он оставил четырёх сыновей, которые позднее получили дворянство и долго служили “царю и отечеству” на окраине Российской империи.

  Но это уже совсем другая история.

  А. Захаров 


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля