Новые колёса

“ДОМА ЛЮБВИ” В КЁНИГСБЕРГЕ.
52-летний врач-ариец ищёт девственницу с широкими бёдрами и… без мозгов

Кёнигсберг. Росгартенский "Пассаж" 

...Мы продолжаем прогулку по Кёнигсбергу домашних хозяек.

Облегающая фигуру

Первая мировая война внесла в их размеренный быт весьма существенные коррективы. “Хаус фрау” были вынуждены переквалифицироваться в проводницы и железнодорожницы, перекинуть через плечо тяжёлую сумку почтальона или сесть за баранку грузовика. Те же, кому ещё не довелось обзавестись собственным домашним хозяйством, осваивали не только новые профессии (машинистки-стенографистки, продавщицы, учительницы, социального работника, юриста), но и новые... предметы туалета. Когда женщин намного больше, чем мужчин (годящихся в мужья или хотя бы в любовники), скромничать не приходится.

Кёнигсберг. Площадь Кайзера Вильгельма. Почтовая открытка 1910-х годов

Кёнигсбергские модницы облачились в белые свитера с высокими воротниками. (Первоначально свитер - от английского слова “sweat”, что означает “потеть” - носили рыбаки, моряки, спортсмены... и представители низших классов, мужского пола, занимающиеся физическим трудом. Женщинам, если они дорожили своей репутацией, “вязаная кофта без застёжек, облегающая фигуру”, была категорически противопоказана. Но... после Первой мировой приходилось выбирать: дорожить репутацией - или ускользающей молодостью! А свитер на стройной фигуре смотрелся заманчиво.)

Женщина в пижаме

Около 1920 года в моду входят... пижамы.

Первой женщиной, решившейся появиться в пижаме на публике, была, как известно, актриса Грета Гарбо. За ней последовали “продвинутые” дамы - и на несколько лет пижама сделалась вечерним дамским нарядом. В Кёнигсберге на пошиве пижам специализировался портной Нотович - его ателье располагалось на Юнкерштрассе. Он усиливал впечатление тем, что предлагал клиентам материю цвета “танго” (особый, “знойный” оттенок оранжевого).

Кёнигсберг, Закхаймская улица (ныне - часть Московского проспекта)

Дама в просторных брюках и куртке “знойного” цвета казалась себе обворожительной и загадочной... даже если на самом деле всё обстояло не так. Интересно, что в 20-30-х годах пижама - именно в “вечернем” своём качестве - “переехала” в Россию и прижилась там надолго. Правда, только в “высших” слоях общества, постепенно превращаясь в наряд для дома и сна.

...В каком-то смысле немки периода Веймарской республики переживали сексуальную революцию. Не зря ведь любимыми героинями Э.-М. Ремарка были проститутки... и барышни, работающие секретаршами (“Фройлен Эмма получала хорошее жалованье. Правда, раз в неделю к ней приезжал шеф и диктовал до утра”).

Кёнигсберг. "Мюнхенский двор" на набережной Прегеля (напротив нынешнего спорткомплекса "Юность")

Но... плата за самостоятельность была непомерно высокой. 9,7 миллионов женщин, занятых на производстве, изнемогали под тяжестью наёмного труда.

“Тефтельки” и Гитлер

Особенно нелегко приходилось “тефтелькам” (напомним, так в Кёнигсберге называли учениц Восточнопрусской ремесленной школы для девушек). “Идеальную жизнь” они представляли совсем иначе... НСДАП умело разыграла эту карту. Фашистские идеологи возвеличивали традиционную роль женщины-компаньонки и помощницы супруга, а главное - германской матери, которая гарантирует будущее германской расы.

Некоторым удавалось потрогать даже фюрера...

Уже в 1935 году были учреждены бронзовый, серебряный и золотой Материнский крест - награды женщинам, родившим шесть и более детей. Прибавьте сюда декларацию об укреплении брака и положения семьи в обществе; брачные ссуды и кредиты на обзаведение хозяйством для молодых семей, школьные дотации для детей... борьбу с “двойной занятостью”. Т.е. женатый мужчина просто обязан был превратить жену в домохозяйку!

Так стоит ли удивляться, что только в одном Кёнигсберге тысячи женщин вступили в Имперский союз немецких домохозяек?! Это мужчины в столице Восточной Пруссии поначалу неохотно голосовали за Гитлера (по крайней мере, не ТАК ОХОТНО, как на остальной территории рейха) - женщины произносили его имя с благоговением...

А вот выжить удалось не всем

“Инкубатор”  для арийцев

Некоторое отрезвление придёт позже. Например, когда будут вновь запрещены аборты (в Веймарской республике их делали по первому требованию женщины) - а презервативы в рабочей среде были мало известны, да и стоили недёшево... Рожать же и растить четвёртого-пятого ребёнка, несмотря на ссуды и дотации, было дорогим удовольствием.

Или когда брачный возраст девушки будет снижен до 16 лет. А бездетные (или ставшие бездетными) браки будут расторгаться в принудительном порядке - с тем, чтобы супруг, способный произвести потомство, выполнил свой долг перед обществом.

Бедные, бедные постаревшие “тефтельки”! Новому обществу требовались несколько ИНЫЕ умения... отличные от вязания салфеток крючком.

В кёнигсбергской газете тридцать девятого года находим такое брачное объявление:

“Пятидесяти двух лет от роду, чисто арийский врач <...> который намерен поселиться в сельской местности, желает для себя мужского потомства путём официальной женитьбы на здоровой арийке, девственной, скромной, бережливой домохозяйке, привыкшей к тяжёлому труду, с широкими бёдрами, на низких каблуках, без серёжек. По возможности, без собственности”.

А в подтексте - и без мозгов. Потому что они ни к чему “инкубатору” для будущих арийцев, совмещённому с кухонным комбайном и поломойной машиной.

Подарить себя “солдату рейха”

Ну а потом была Вторая мировая война. И Геббельс, возмущавшийся тем, что на курортах в Раушене и Кранце жёны высокопоставленных партайгеноссе “спят до 12 часов дня, затем до смерти мучают бедный персонал, танцуют и пьянствуют до ночи, а потом ещё и приводят к себе мужчин-проституток” - в то время, как добропорядочные “тефтельки” отбывают трудовую повинность.

Восточнопрусская ремесленная школа для девушек ("Школа тефтелек"). Ныне - Дом офицеров, ул. Кирова, 7

Интересно, что именно в Кёнигсберге Геббельс планировал осуществить свою “рекламную акцию”: официально женить полтора десятка солдат вермахта, отправляющихся на восточный фронт, на двух женщинах (!) каждого. И дать двухнедельный отпуск, предоставив места в санаториях СС, дабы на свежем морском воздухе убывающие на смерть могли посеять удвоенное количество семени.

Восточнопрусская ремесленная школа для девушек ("Школа тефтелек"). Ныне - Дом офицеров, ул. Кирова, 7

Здесь же, в Восточной Пруссии, Геббельс собирался открыть “Дома любви” (не путать с борделями, коих было везде предостаточно),  чтобы любая девушка могла подарить себя “солдату рейха”, не опасаясь последствий. В случае беременности и последующих родов заботу о матери-одиночке и её ребёнке должно было взять на себя государство. Которое (государство!) упорно не хотело верить, что ничего уже не успеет ВЗЯТЬ. А вот ОТДАСТ немало...

И очень скоро домохозяйки будут стоять, окружив советские полевые кухни и молча подталкивая своих детей, чтобы те попросили хлеба... Они будут ложиться под победителей - за хлеб, за тушёнку, или потому что не хватило сил сопротивляться... И будут умирать. А те, кто выживет, останутся без родины.

Со временем у тефтелек появились другие занятия

Нянька из немок

Первые советские переселенцы вспоминают: от них, немецких фрау, можно было многому научиться. Варить компот из ревеня, делать особый квас на пережжённом хлебе, вываривать патоку из свеклы, печь (если была мука) тоненькое ажурное печенье... следить за собой (“Восточная Пруссия глазами советских переселенцев”):

“Здесь такой район у них был - Понарт, где жили небогато. Все были чистоплотные. У женщин были простые вязаные чулки или гольфы и башмаки-колодки на ногах <...> Женщины ходили в фартучках”.

“Немки каждое утро выходили убирать улицу, все они были в чепчиках, в белых передниках <...> Постоянно вечером накручивали волосы на бумажные рожки, стирали белые фартуки...”

“У меня была служанка Лисбет, у соседки - Анна-Мари. У мужа Анны-Мари была здесь раньше кондитерская фабрика <...> У неё были хорошие манеры. Она рассказывала, что у неё был абонемент в театр, что муж каждую неделю приносил ей подарки <...> Кроме уборки квартиры, стирки белья и приготовления еды, она занималась с детьми физикой, математикой. За то, что она у нас работала, мы её кормили. Причём обедали все вместе...”

“У меня была совсем маленькая сестричка. Родители <...> решили взять няньку из немок. А та немка от худобы светилась даже. Вся в лохмотьях!.. Каждые три дня стирала свою “одежду” и тут же мокрую надевала. Но детей очень любила <...> И всё молчала. Дают есть - берёт, забудут про неё - виду не подаст, что голодная. На груди у неё медальон какой-то был. Как вечер, снимает его, на колени встанет и долго-долго молчит. Я понимала: молится. Что у этого несчастного человека тогда в душе творилось?..”

“Соседка Марта штопала бельё и учила меня этому <...> Удивлялась тому, что я не крахмалю бельё и не укладываю волосы. Уверяла, что муж должен всегда видеть чистоту в доме и красивую жену <...> Однажды они все исчезли. Наверное, уходили рано утром... В подвале на стенах остались какие-то надписи <...> Под текстом - имена, а напротив них - даты смерти. Всё такое разное у разных народов, но форма этой страшной фразы одна на всех языках: имя, чёрточка, дата...”

Яблоки в духовке

Что ж, немецкие домохозяйки сполна расплатились за “игрища” своих мужчин. Впрочем, это уже - история. А вот некоторые советы немецких фрау использовать можно.

Так, мраморные статуи моют тёплой водой; фарфоровые статуэтки протирают мягкой влажной тканью... Прежде, чем убирать помещение, в котором обитают домашние животные, их (животных) нужно прогладить по росту шерсти мокрой махровой тряпочкой - тогда результат уборки будет заметен дольше... А если каждый день запекать в духовке свежие яблоки, добавив чуть-чуть ванили (при невысокой температуре), дом наполнится неповторимым ароматом чистоты, уюта, покоя... и, наверное, ностальгии... по тому, что было не с нами.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля