Новые колёса

ДЕЗЕРТИР ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Солдат-неудачник Карл менял армии как перчатки

За миску похлёбки

Карл родился в Кёнигсберге в 1786 году. Сын ремесленника-шорника получил достаточно хорошее школьное образование и даже немного говорил по-французски. После завершения учёбы Карл стал работать вместе с отцом. Дела шли хорошо, однако в 1807 году всё рухнуло в одночасье: Пруссия потерпела поражение в войне с Наполеоном. Русские союзники не смогли помочь, Карл видел, как их разбитые армии отступали через Кёнигсберг на восток.

В самом начале войны отца Карла мобилизовали в армию: работать по специальности - чинить конскую упряжь кавалеристов. Оттуда он так и не вернулся. Наступили трудные времена: работы не было, перспектив тоже. Карл решил искать счастья в других городах. Германия большая - помимо Пруссии, десятки самостоятельных карликовых государств. Есть куда податься.

С котомкой за плечами Карл тронулся в путь. Денег хватило добраться до Лейпцига. Только там жизнь оказалась не слаще, чем в Кёнигсберге. Юноша отправился дальше. По дороге он занимался попрошайничеством - тем и жил. На пропитание хватало. Миску похлёбки в день, по крайней мере, имел. Так и оказался в Баварии.

Но и там удача не улыбнулась Карлу. Тогда он направил свои стопы в Швейцарию. Сам не знал, что там собирался найти...

Вино и хлеб

В городе Люцерне Карлу пришлось совсем плохо. Милостыню никто не давал, пришлось голодать. Неизвестно чем всё это закончилось, если бы на улице к Карлу не подошёл бравый вахмистр в неизвестной военной форме.

- Вижу, что жрать хочешь, - хлопнул оборванца по плечу вояка. - Пошли со мной - накормлю!

Вахмистр привёл Карла в казарму и усадил за стол. На нём красовались толстые ломти хлеба с сыром и кувшин вина. Давненько бродяга из Кёнигсберга так не пировал!

- Если подпишешь контракт и станешь солдатом, - взял быка за рога вахмистр, - сразу получишь аванс. Неплохие деньги! И питание подходящее. Наш полк находится в Испании, я сюда за пополнением прибыл.

Захмелевший Карл согласился. Так он стал швейцарским наёмником на службе испанскому королю. Вахмистр предупредил, что Карлу теперь следует называть себя не лютеранином, а католиком - таковы законы в Испании. Вербовщик показал, как правильно креститься и записал Карла урождённым в Бреслау (ныне Вроцлав, Польша). В отличие от Восточной Пруссии, это были католические края.

Через несколько дней Карл получил поношенный мундир и в компании таких же новобранцев двинулся через Францию к испанской границе.

Властелин Европы

После Тильзитского мира с Россией Наполеон стал практически властелином Европы. На континенте осталось только два государства, которые не подчинялись Бонапарту: Швеция и Португалия. Лишь эти страны не присоединились к так называемой континентальной блокаде - системе экономических и политических санкций Наполеона против англичан.

Главный пункт Тильзитского договора гласил: Россия и Франция обязались помогать друг другу во всякой наступательной и оборонительной войне, где только это потребуется обстоятельствами. В 1807 году Россия присоединилась к блокаде Британии, а в 1808-м двинула свои войска против Швеции, которая такую блокаду поддерживать не желала. Франция же ввела свою армию в дружественную Испанию и атаковала Португалию. Наполеон уже предвкушал полную победу.

Однако Британия не сидела сложа руки. Она высадила свои войска в Лиссабоне и выступила на защиту Португалии. Началась долгая Пиринейская война. Если Россия быстро вынудила Швецию присоединиться к континентальной блокаде, то у французов с Португалией вышла заминка. Испания пока в эти дрязги не ввязывалась, но наполеоновской армии на своей территории не мешала.

Жандармы и бродяги

На границе Испании новобранцев отсортировали француз­ские жандармы. Всех, кто родился западнее Рейна, признали гражданами Франции и отправили служить в наполеоновскую армию. Остальные продолжили поход. Вскоре отряд достиг Барселоны, где находился швейцарский полк на испанской службе.

Товарищами Карла оказались очень разные люди: немцы, венгры, поляки. В основном бывшие дезертиры и бродяги. Жалованье было хорошим, кормёжка - приличной. Ночевали в казармах, несли караульную службу, иногда выходили в город развлечься. В общем, жить было можно.

Карл быстро нашёл себе дружка - эльзасца Берга. Одно удручало: ужасно строгая дисциплина.

- Слушай, - шепнул как-то Берг, - не перейти ли нам к французам? У них свободы больше!

По соседству с казармами швейцарского полка располагался неаполитанский полк, служивший Наполеону. В один прекрасный день Карл и Берг бросили свою часть и переметнулись к соседям.

Друзья получили шикарную новую форму, добрый паёк, но денег им стали платить меньше. Карл и Берг попытались было снова сделать ноги и вернуться на старое место службы, но их задержал патруль. Хотели даже расстрелять, но пощадили. Приятели отделались гауптвахтой.

А вскоре судьба преподнесла им новый сюрприз - мирная жизнь закончилась.

Грабежи и поджоги

В семье испанского короля произошёл разлад, обострилась борьба за трон. Часть двора начала откровенно высказываться против союза с Францией. Наполеон не потерпел такого безобразия. Он вынудил короля Испании отречься от престола, а на его место посадил своего брата Жозефа. В тот же день гордые испанцы подняли восстание. Началась кровопролитная партизанская война.

Неаполитанский полк отправился в поход по окрестным деревням. Это была настоящая карательная операция. Крестьяне сопротивлялись, как могли, но они были плохо вооружены. С гор на солдат постоянно нападали партизаны и регулярные части испанской армии. Бои шли жестокие. Пленных расстреливали, дома грабили и сжигали, мирных жителей не щадили.

В одном из небольших городков Карлу и Бергу несказанно повезло: они отобрали у богатого купца 800 пиастров. Целое состояние - двадцать годовых доходов среднего немецкого подмастерья. Помимо этого, солдаты разжились едой и бочкой вина, которую покатили по дороге.

Однако на марше пришлось бросить всё, кроме денег. Да и пиастры вскоре кто-то стащил в казарме. Карлу так и не удалось разбогатеть.

Война набирала обороты. Ожесточение росло с обеих сторон. Карлу это сильно не нравилось. А когда его однополчане перевешали всех монахов небольшого монастыря (поблизости нашли труп француз­ского солдата), терпению Карла пришёл конец. Выбрав удобный момент, он дезертировал. Даже с Бергом не попрощался...

За чужую свободу

В первой же деревне Карл натолкнулся на испанских солдат.

- Я дезертир! - поднял руки вверх беглец.

Испанцы приняли его дружелюбно, напоили вином и отправили... в хорошо знакомый швейцарский полк, из которого Карл в своё время сбежал. Теперь ему пришлось воевать с французами.

А они теснили испанцев по всем фронтам! Швейцарский полк был наголову разбит. Карл с уцелевшими солдатами бежали вглубь страны, преследуемые кавалерией противника. В небольшом городке Тарагон Карла определили в партизанский отряд. Начались бесконечные марши, скитания по лесам и горам, стычки с французами.

Кормили из рук вон плохо, только вина давали в избытке. Шёл уже 1810 год, войне не было видно конца. Два товарища Карла, один из Берлина, другой из Эльзаса, сговорились бежать. Все трое отстали от отряда и спрятались в лесу. Когда вышли на дорогу, повстречали французов.

- Дезертиры! - весело представилась троица.

Солдаты угостили их вином, затем присоединили к группе испанских пленных и отправили через Пиренеи во Францию.

Казематы и холод

Пленных довели до крепости Лиль, где поместили в холодные казематы. Кормили только картофелем. Многие заболели и умерли. Карл совсем ослаб. Он было окончательно приуныл, но тут в жизни произошёл новый крутой поворот.

В 1812 году Наполеон начал войну с Россией, Франции потребовалось больше солдат. Пленным испанцам предложили встать под знамёна Бонапарта. Из тысячи человек согласились всего 60. Среди них был и Карл.

“Новобранцам” повезло. Их отправили не в заснеженную Россию, а в солнечную Италию - в Неаполитанское королевство. На троне там сидел французский маршал Мюрат - ставленник Бонапарта.

Карл был доволен: по дороге он посмотрел Рим, Флоренцию, Неаполь. И война шла далеко: в России и Испании. Тем не менее, вскоре Карл заскучал. Ему захотелось домой. Весной 1813 года он снова дезертировал.

Парню не повезло. Его схватили жандармы. Несколько месяцев Карл просидел в тюрьме, после чего его определили в “штрафной полк”, сплошь состоящий из дезертиров и уголовников. Штрафников собирались бросить против англичан, которые высадили десант неподалёку от Неаполя.

Такая перспектива мало улыбалась Карлу, и он снова пустился в бега.

Босиком через Альпы

В ближайшей деревне Карл обменял свою форму на гражданскую одежду и отправился в дальний путь, на север. По дороге побирался у церквей. В феврале 1815 года перевалил через Альпы. Сапоги у него были совершенно дырявые, ноги не отморозил просто чудом.

Дошёл до Австрии, откуда двинулся в Пруссию. Бывшего солдата крестьяне жалели: и в Италии, и в Австрии, и в Германии. Давали кров и еду. Никого не интересовало: за кого он воевал. Видно же было: натерпелся человек.

Летом 1815-го Карл добрался до Кёнигсберга. Мать его умерла, братья поначалу даже не узнали. О своих мытарствах Карл оставил письменные воспоминания. Что с ним стало дальше - неизвестно.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля