Новые колёса

ЧИСТАЯ ВОДА КЁНИГСБЕРГА шла из кранов даже во время штурма города в 1945 году

...Сегодня нам с Николаем Чебуркиным, специалистом по истории края, предстоит прогулка не просто по Кенигсбергу - по Кенигсбергу “коммунальному”.

Каскад между Верхним и Замковым прудами, 1925 год

- ...история которого начинается с того момента, как в 1256 году “псы-рыцари” на месте прусского укрепленного селения возвели замок, - говорит Николай. - Замок располагался на горе, одна сторона которой была отвесной, а другая - пологой. Чтобы создать естественную преграду, тевтонские рыцари решили затопить овраг, где протекал ручей Лёбе, и построили там плотину. А на плотине - мельницу (чтоб не расходовать даром энергию воды). Так образовался Замковый (Мельничный) пруд, ныне известный под именем Нижнего. Но хлеба и энергии со временем требовалось все больше, были построены еще три водяные мельницы - и решено было руками окрестных крестьян и порабощенных пруссов прорыть питьевой канал, получивший название Земельного.

Он был проложен в XIII веке, а впервые упомянут в документах в 1384 году. Его протяженность составляла 17,3 км. Начало он брал от Варгенского пруда (ныне - Школьного пруда в пос. Котельниково).

...В 1270 году длинный Замковый пруд разделили - и образовался Верхний пруд. Он лежит на 22 метра выше уровня реки Прегель, его современная площадь 41,1 га, а при немцах в нем обитали окунь, плотва, карп, линь, щука, угорь - и был он излюбленным местом рыбалки.

Памятник королю Фридриху Вильгельму I  на террасе Кёнигсбергского замка, украшенный пристенными фонтанами, в виде львиных голов. 1920 г.

Кроме того, водоснабжение города осуществлялось с помощью системы колодцев. Первый был вырыт во дворе Кенигсбергского замка, а потом - во всех трех средневековых городах (Альтштадт, Лёбенихт, Кнайпхоф) появились уже десятки колодцев. Люди побогаче обзаводились индивидуальными, победнее - оплачивали рытье вскладчину.

Вскоре после роспуска в Пруссии Тевтонского ордена, туда потянулись художники, скульпторы - и колодцы облагородились, украсившись различными изваяниями.

В городах появились фонтаны. К середине XIX века их было уже сто шестнадцать. Особенно знаменит был Большой Замковый - правда, в 1698 году его снесли, но чуть позже на этом же месте соорудили новый. Вода в нем, по результатам проведенной в конце XVIII века экспертизы, была признана лучшей в Кенигсберге.

Известны были и такие фонтаны, как Альтштадтский (на Альтштадтском рынке), Штайндаммский (на площади у Штайндаммской кирхи), Цепной на Коггенштрассе, Ганса фон Сагана на Хаберберге...

В ХХ веке достопримечательностями города были - фонтан у памятника Бисмарку (работы скульптора Ройша), выполненный в виде дракона, из разодранной пасти которого вода вырывалась с бурлящей силой;

- фонтан Орденского рыцаря на террасе замка (работы скульптора Розенберга): здесь вода била ключом из львиных голов;

- фонтан “Ева” (скульптора Кауэра), располагавшийся перед Альтштадтской ратушей;

- “Борющиеся зубры” (сейчас стоят у здания КГТУ, и на каждую Пасху веселящийся плебс активно красит им... гм... фрагменты их мужского достоинства).

В начале ХХ века Союз охраны животных активно устанавливал железные фонтаны с тремя чашами: посередине - большая раковина для людей и испытывающих жажду лошадей, нижняя, маленькая, для собак и кошек, верхняя - с тремя железными, для приманки, воробьями - для птиц. Подобные сооружения стояли у Королевского сада, на Театральной площади у старого каштана, на Липовом рынке и еще в десятке мест. Сейчас все они уничтожены.

(Впрочем, пить из уличного фонтана СЕГОДНЯ поостереглась бы даже разборчивая кошка - не говоря уже о калининградцах, вынесших из последних пяти-шести лет жизни твердое убеждение: “Не пей из крана - козленочком станешь”.)

Замковый пруд (ныне - Нижний), 1842 год

Все упомянутые фонтаны активно использовались вплоть до 1912 года, когда из-за опасности эпидемии их питание водой по распоряжению муниципальных властей было ограничено. Разрешалось использовать только фонтаны и колодцы на кладбищах, но к ним прикреплялись таблички: “Вода не для питья”. (Сегодня такую табличку в нашем городе можно повесить на КАЖДЫЙ водопроводный кран. Как изображение черепа со скрещенными костями на трансформаторной будке. Типа, “не влезай - убьет!” - прим. авт.)

...Первый водопровод в Кенигсберге датирован 1830 годом. В 1869 году - по планам городского строительного советника Хеноха - построена водопроводная станция. В 1879-м - насосная. В 1882 году длина водопроводных сетей составила 7280 метров.

В конце XIX века городским строительным советником Науманном построено Викауское водохранилище. В 1908-1910 годах было создано Виллгантенское водопроводное сооружение емкостью 1,6 млн. м3. В 1927-м - у селения Иерусалим (ныне конец ул. Емельянова, так называемое Малое Борисово) построили последнюю водопроводную станцию.

В 1937 году питьевой воды было выработано 11 млн. кубометров. Этот показатель ДО СИХ ПОР НЕ ПРЕВЗОЙДЕН. Несмотря ни на какие реконструкции.

Перебоев с водоснабжением кенигсбержцы не знали. Во-первых, городские предприятия для своих нужд добывали воду сами, не врезаясь в коммунальную сеть. (Ну не было у них “Водоканала”-монополиста! - прим. авт.)До сих пор кое-где сохранились их старые артезианские скважины.

Кстати, все чертежи - начиная со средневековых - немцы бережно хранили. И когда в 1945 году накануне штурма Кенигсберга советскими войсками был перерезан главный питьевой канал, город исправно снабжался за счет воды из артезианских скважин. Вы только вдумайтесь: идет война, городу осталось жить буквально считанные дни, снаряды рвутся на улицах - а в квартирах из кранов ТЕЧЕТ ВОДА. В любое время суток!.. (И осажденные немцы не набирают ее - про запас - во всевозможные емкости, и не ждут ее, как величайшей милости, ниспосланной небом - типа, нас, грешных, живущих в МИРНОЕ время в начале XXI века, - прим. авт.)

...Во-вторых, сегодняшняя нехватка воды во многом обусловлена тем, что все послевоенное время озера и каналы никто не чистил. Слой ила, скопившегося на дне, достигает в толщину нескольких метров! Пруд около дороги на Светлогорск весь зарос бурьяном... А несколько лет назад чиновники из “Водоканала” попросили одну из местных фирм срубить ветхие деревья вдоль Питьевого канала. Работяги, недолго думая, начали пилить... вековые дубы. И “смахнули” несколько десятков - с юга и с севера улицы Лейтенанта Катина. Когда вмешались экологи и остановили процесс истребления - коммунальщики заявили, что дубы спилены правильно, потому что листья с них падают в воду и ее засоряют.

Но... очень скоро вода в канале начала безбожно цвести. Тогда и выяснилось, что дубовые листья, падая в воду и там разлагаясь, выделяют особые дубильные вещества - естественное, природное средство для очистки воды. И то, что эти деревья были посажены вдоль канала - не чья-то прихоть, а продуманное научное решение.

Фонтанная группа “Борющиеся зубры”, 1915 год

...Списывать “на немцев” огрехи нынешнего водоснабжения вообще, мягко говоря, некорректно. А уж приписывать - тем более. Заявления о том, что из кенигсбергских труб течет ржавая вода - по меньшей мере несостоятельны: немецкая водопроводная сеть - это чугунные и свинцовые трубы. Чугун не ржавеет. Ржавчину дают наши, советские трубы, которые тоже бог весть сколько лет не менялись. А ставились по принципу: попроще и подешевле.

С канализацией - та же песня.

В Кенигсберге канализация появилась в конце XIX века. Начиналось строительство у Мюленберга (Мельничной горы, рядом с нынешним долгостроем - Домом Советов) и в Россгартене на Вензгерберштрассе (южная часть улицы Клинической). В 1881 году был уложен в глиняные трубы последний поток. Почти тридцатиметровый канал проходит под Фолькспарком (зелёный массив возле общежития КЮИ), над Хуфенским ручьём (Парковый ручей)...

Проект водопроводной станции “Хардерсхоф” (ныне ЦВС на Советском проспекте)

Далее он идет под крепостным рвом на Нойен Блейше (район южнее детской областной больницы), под парком Луизенталь (парковая зона около Свято-Никольского собора), выводится на Модиттен (несохранившийся посёлок рядом с Пилавским озером на проспекте Победы), а оттуда - открытый - на Неплекен (деревня не сохранилась, она располагалась на северо-восточном берегу Приморской бухты) в залив.

В Кенигсберге каждое предприятие само убирало за собой жидкие отходы.

Шайбовидная башня на Викауском пруду, 1936 год

Специальные очистные сооружения были у двух целлюлозно-бумажных комбинатов (первое - напротив нынешнего ЦБК-1 на территории острова Ломзе, второе - на полях рядом с нынешней тюрьмой - “восьмеркой”). Участок луга был разбит на квадраты, по их ребрам - насыпаны дамбы. Получалось что-то типа отстойников.

У немцев целлюлозно-бумажные предприятия не работали летом. В течение девяти “производственных” месяцев все жидкие отходы скапливались в специальные емкости, а летом их откачивали в отстойники.

В результате за последующие девять месяцев происходила природная переработка отходов, настолько эффективная, что в отстойниках - в этой, казалось бы, агрессивной среде, насыщенной химикалиями - иногда водилась рыба!

Фонтан “Путти” работы скульптора Станислауса Кауэра, 1912 год

У нас в течение пятидесяти лет (!) оба ЦБК сливали свои отходы (не останавливая производства) прямо в речку, которая превратилась в сточную канаву. Оба предприятия “врезались” в городской коллектор, который выходит в Приморскую бухту (между Приморском и Светлым) - и там отходы скапливались десятилетиями. Так что, кроме органики, в воде там представлена вся таблица Менделеева. Именно этим и обусловлена так называемая “проблема нагонных ветров”: хлориды и диоксины “made in ЦБК”, осевшие на дне залива, в это время “всплывают” и поднимаются вверх по реке.

...Кстати, немцы боролись с притоком морской соленой воды (не химической!) в питьевые каналы просто: напротив вагоностроительного завода был рукотворный остров, который “гасил” приток. Сейчас он наполовину смыт. Его всего лишь надо укрепить - и уровень нагонной воды уменьшится.

(Есть и другое решение. Опытный строитель В. Иванов утверждает, что достаточно соорудить шлюзовой затвор - и проблема нагонных ветров перестанет существовать для калининградцев. Эти затворы давно и успешно строятся по всей России. Стоимость объекта - три-четыре миллиона рублей. А вовсе не долларов, которые якобы нужны для того, чтобы бороться с нагонными течениями. С той стороны, откуда идет пресная вода, уровень ее должен быть на десять сантиметров выше. Движению рыбных масс это не помешает, потому как затвор будет “срабатывать” только во время нагонных ветров. Существуют целые институты, которые готовы разработать как типовой, так и эксклюзивный шлюзовый проект.

А что касается очистки воды от водорослей - так эффективный способ известен еще с петровских времен. Два раза протянуть по водоему волокушу в период цветения - и все дела. Но... у калининградцев, видимо, иная карма. И вот половина города получает воду “по часам”. А у меня, к примеру, уже три месяца не функционирует бойлер: давление настолько маленькое, что вода не наполняет его емкость, и автоматическая система отказывается выполнять команду “ВКЛ”. И вот в начале XXI - типа, даже не космических, а наннотехнологий - я стираю бельишко в холодной воде, как о-очень древние пруссы. Увлекательное, знаете ли, занятие. Ощущаешь свою принадлежность к Истории чисто физически, - прим. авт.)

...В конце семидесятых партийные власти обязали “главных загрязнителей” окружающей среды - оба ЦБК - профинансировать строительство нового коллектора. И где-то до начала девяностых годов этот процесс худо-бедно шел. Был это, конечно, долгострой, но... БЫЛ.

Кёнигсбергская целлюлозная фабрика (ныне ЦБЗ №1), 1910 год

Потом ЦБК-1 фактически “порезали на металлолом”, а ЦБК-2, ставший частной собственностью, от продолжения финансирования ОТКАЗАЛСЯ. Процесс “завис”. И будет, судя по всему, в подвешенном состоянии еще долго. А калининградцы еще до-олго будут, как жители какого-нибудь Уч-Кудука в Каракумах, запасаться водичкой впрок, приобретать дорогостоящие фильтры для ее очистки (которых хватает в лучшем случае на неделю, так она божественно хороша!)... и даже не удивляться тому, что уличные туалеты существуют не только для общественных нужд - к примеру, на Северной Горе в сортир типа “МЭ” и “ЖО” на собственном дворе бегает половина жителей. (Исправно платя при этом за все коммунальные услуги по возрастающим день ото дня тарифам.)

...Кстати, чертежи абсолютно всех кенигсбергских коммуникаций (те самые, сто раз объявленные безвозвратно утраченными) в целости и сохранности имеются в Германии, в архивах. И их вполне можно ВЗЯТЬ и ИСПОЛЬЗОВАТЬ... если, конечно, ездить в загранкомандировки не только ради фуршетов, как большинство наших коммунальщиков.

Верхний пруд, 1930 год

...В свое время немцы сработали на совесть. Запаса прочности их коммунальной системы хватило не на одно столетие. А мы?.. Что МЫ оставим своим детям? Воспоминания о канувшем в Лету городе, которые, как мифы об Атлантиде, будут со временем становиться все более призрачно-смутными и сладко манящими?.. “Ура-патриоты” обвиняют нас в “идеализации” немецкого прошлого города. Типа, своими “Прогулками по Кенигсбергу” мы пытаемся убедить народ в том, что при немцах здесь было несравнимо лучше. Бог ты мой!

Да если бы из кранов лилась чистая вода... а от реки и каналов не пахло, как из выгребной ямы... и в озерах водилась бы рыба, а не драные башмаки и ржавые консервные банки - разве надо было бы кого-нибудь в чем-нибудь убеждать?! Как хотелось бы любить родной город не “вопреки”, а “за”...

А продолжение следует.

Д. Таманцева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля