Новые колёса

БРАВЫЙ ГЕНЕРАЛ ИЗ КЁНИГСБЕРГА сражался за свободу негров в Америке

Гусар по крови

19 ноября 1810 года в небольшом восточно-прусском городке Браунсберге (ныне Бранёво, Польша) в семье бравого гусара Виллиха родился мальчик. Август ВиллихЕго назвали Август. Время тогда было смутное и вскоре отец семейства ушёл сражаться с наполеоновскими войсками. Через три года он погиб, дослужившись до звания капитана. Мать умерла буквально через несколько месяцев после страшного известия. Ребёнок остался сиротой.

Августа приютил дальний родственник из Кёнигсберга - богослов Фридрих Шлейермахер. Отчим был бездетен и надеялся, что пасынок пойдёт по его стопам. Так что на образование Августа новая семья денег не жалела. Но парнишка совсем не тяготел к богословию - он рос отчаянным сорванцом, всегда готовым “ради торжества справедливости” вступить в драку.

- Это отцовская кровь в нём бурлит, - сетовала жена Фридриха. - Гусарский характер.

Шлейермахер поначалу всеми силами старался направить подростка на путь истинный, но в конце концов махнул рукой. После окончания гимназии Август поступил в военное училище. И хотя здесь у него тоже были проблемы с дисциплиной, окончил обучение молодой Виллих блестяще.

В 1830 году он стал офицером артиллерии. Августу прочили блестящую военную карьеру в прусской армии, однако судьба распорядилась иначе.

Ординарец Фридрих Энгельс

Вскоре Виллих связался с отъявленными смутьянами - членами недавно образованного “Союза коммунистов”. Виллих без сожаления бросил военную службу и с головой ушёл в политику. Идея добиться справедливости не оставляла его равнодушным с детского возраста. Так что коммунисты пришлись ему по душе. Тем более, что в то время вся Германия была охвачена революционными настроениями.

В 1849 году на юге, в герцогстве Баден-Пфальце, вспыхнуло вооружённое восстание крестьян, рабочих, ремесленников и мелких буржуа. Август тут же отправился туда и, как бывший офицер, возглавил один из революционных отрядов. Ординарцем Виллиха стал товарищ по партии - коммунист Фридрих Энгельс.

- Чудеса героизма Фридрих не проявлял, - вспоминал позднее Август, - но и труса не праздновал. Вполне приличным оказался солдатом. А вот его друг Карл Маркс под пули лезть не стал. Держался вдалеке от боёв и страстные статьи в “Новой Рейнской газете” публиковал. Дескать, бейтесь, братья, за народное счастье до последней капли крови...

Поначалу восстание развивалось успешно, правительство герцогства было свергнуто, народ выбрал новый парламент. Но тут в дело вмешался король Пруссии. Он послал в Баден-Пфальц своих солдат и революционерам пришлось туго.

Кровопролитные баденские бои продолжались более месяца. 60-тысячная прусская армия упорно теснила революционные войска. 21 июня 1849 года в неравном сражении у Вагхейзеля повстанцы потерпели поражение, понеся большие потери. Август повёл свой отряд на прорыв, вырвался из вражеского кольца и сумел отойти в предгорья Альп. Оставшиеся в живых бойцы, отступая с боями, ушли в Швейцарию.

Карл Маркс выпустил последний номер своей газеты, набранный красной краской.

- Мы вынуждены были сдать свою крепость, - с пафосом сообщил “пролетарский вождь”, - но мы отступили с оружием и снаряжением, с музыкой и с развевающимся знаменем последнего красного номера...

После этого Маркс укатил в Лондон - в эмиграцию.

Чтоб землю в Вирджинии чёрным отдать...

Виллих и Энгельс

Вырвавшись из “Баденской мясорубки”, Август вдрызг разругался с Марксом. Средств существования у Виллиха не было и он начал учиться на плотника. Но мирная жизнь была явно не для этого человека - он заскучал. И тут, как по заказу, пришли тревожные вести из Нового Света.

Вновь избранный президент США Авраам Линкольн решил отменить рабство во всей стране. Это вызвало мятеж южных штатов, чья экономика опиралась на подневольный труд негров - рабовладельцы не желали никаких нововведений. 20 декабря 1860 года из состава США вышла Южная Каролина. Её примеру последовали Флорида, Миссисипи, Алабама, Джорджия, Луизиана, и Техас. К ним присоединились Вирджиния, Теннесси, Арканзас и Северная Каролина. 4 февраля 1861 года они создали новое государство - Конфедерацию.

Попытки решить конфликт миром ни к чему не привели - уже в апреле 1861 года конфедераты захватили несколько фортов и арсеналов северян. Началась гражданская война.

Август Виллих, не раздумывая, отправился в Северную Америку. Он твёрдо решил драться на стороне северян - за свободу негров. Профессиональному военному из Пруссии тут же доверили командовать полком, почти полностью сформированным из немцев-добровольцев. Вскоре солдаты Виллиха с честью выдержали первое боевое крещение - у железнодорожной станции Ровлетт они отбили атаку втрое превосходящего по численности врага.

Начался долгий и кровавый поход на Юг.

Лагерь 114-й пехотной дивизии Пенсильвании. 1864 год

Штык больше не молодец

Тактика пехоты в те годы не претерпела изменений со времён наполеоновских войн. Построенные в плотные колонны (плечо к плечу) солдаты делали всего один залп по врагу, после чего переходили на бег и вступали в рукопашную.

Это вполне соответствовало уровню развития огнестрельного оружия того времени - гладкоствольные ружья стреляли всего на 100-150 шагов и не отличались меткостью. Перезаряжать их было долго - более минуты.

Таким образом, и обороняющиеся успевали дать всего один залп по наступающему врагу. Дальше дело решал штык. Неслучайно Александр Васильевич Суворов называл его “молодцом”, в отличие от “пули-дуры”.

В 1862 году на вооружение практически всех армий поступили нарезные винтовки. И хотя их тоже заряжали с дула, ряд нововведений позволил увеличить скорострельность. Теперь солдат был в состоянии сделать 10 выстрелов за пять минут. Но самое главное - увеличилась дальность эффективного огня. У винтовок она достигала тысячи метров!

Группа “контрабанды” (так называли освобождённых или сбежавших рабов) 14 мая 1862 года

Как это часто бывает, военные не обратили на нововведение ровным счётом никакого внимания. Солдаты продолжали наступать плотными колоннами. Только теперь им приходилось бежать по простреливаемому пространству значительно дольше и враг успевал дать несколько прицельных залпов. Потери возросли многократно!

Полковник Август Виллих поначалу не был новатором и придерживался классической тактики. В сражении при Шайло он повёл свой полк в штыковую атаку через ручей, который вскоре окрасился кровью его солдат. Каждый залп конфедератов уносил жизни сотни бойцов армии северян. Только ценой огромных потерь Виллиху удалось взять позиции противника.

- Это не война, а бойня, - с ужасом оглядывал поле сражения Виллих.

За этот бой он получил повышение и звание бригадного генерала.

Пулемёты Гатлинга

Виллих тяжело переживал гибель своих солдат. Генерал всячески пытался скрасить быт оставшихся в живых. В его бригаде имелась даже своя хлебопекарня. Когда в других полках жевали сухари, бойцы Виллиха баловались свежевыпеченным хлебом. Подчинённые с благодарностью называли своего командира “папой”.

Солдаты позируют фотографу в федеральном лагере в Питерсберге, штат Вирджиния, апрель 1865 года

В бою Виллих тоже вёл себя достойно - за спины солдат не прятался. В сражении при Стоунс-ривер генерал, как всегда, возглавил атаку. Конь под ним был убит, а сам Виллих получил ранение и попал в плен.

Так Август оказался в тюрьме Либби. Из неё он вышел только в июле 1962 года - северяне обменяли Виллиха на пленного конфедерата. Генерал получил новую бригаду и снова ринулся в бой.

Первое, что резануло слух Виллиха, были необычные звуки, не похожие на орудийные и винтовочные выстрелы.

- Та-та-та-та, - глухо звучала странная дробь, доносившаяся с позиций соседней бригады.

- Пулемёты Гатлинга, - объяснил стоявший рядом адъютант. - Наши солдаты называют их кофемолками.

Новое оружие представляло собой семь стволов, которые стреляли поочерёдно при вращении их с помощью специальной рукояти. Пулемёт делал до 200 выстрелов в минуту! И это была не единственная новинка в войсках.

Широкое распространение получили магазинные винтовки. Специальные патроны (а не пули и порох по отдельности) теперь заряжали не с дула, а с казённой части. Тренированный стрелок мог выпускать семь пуль за семь секунд. Плотность огня на поле боя выросла многократно. Кроме того, теперь оружие можно было перезаряжать лёжа, а не вставать в полный рост, чтобы засыпать в дуло порох и вогнать пулю.

Не мудрено, что под огнём солдаты инстинктивно разбегались из плотных колонн. Так спонтанно родилась тактика стрелковой цепи. Не обременённые западноевропейскими военными традициями американские офицеры не противились инициативе снизу. Август был с ними полностью солидарен.

Армия северян продолжала победоносное наступление. Бригада Виллиха прошла штаты Теннесси, Джорджию и подошла к оплоту южан - крепости Атланта. Здесь, в 1864 году Август получил очередное ранение. Окончание войны весной 1865 года застало Виллиха на госпитальной койке.

Грязные фермеры

После выздоровления Виллих решил вернуться на Родину - в Пруссию. Август полагал, что приобретённый им в Штатах военный опыт бесценен. Ещё бы! Американцы впервые в мире применили массу новинок. В пехоте это был рассыпной строй, окопы, пулемёты, многозарядные винтовки и оптические прицелы для снайперов.

Флот тоже внёс свой достойный вклад: во время гражданской войны произошёл первый в истории бой между двумя броненосцами.

Северяне потопили несколько кораблей противника паровыми катерами, на носу которых устанавливались мины на длинном шесте, а южане уничтожили вражеский фрегат подводной лодкой. Подобных прецедентов ещё нигде не было.

Но в Пруссии Виллиха встретили холодно.

- Чему можно научиться у грязных американских фермеров? - морщили нос чванливые прусские офицеры. - Эти дилетанты ползают по полю боя на брюхе!

Не солоно хлебавши, Виллих вернулся в США. А буквально через несколько лет началась франко-прусская война, где обе стороны повторили старые ошибки.

В сражении у Сен-При прусские генералы бросили в лобовую атаку на обороняемую французами деревню цвет своей армии - 1-ю гвардейскую пехотную дивизию. Наступая в сомкнутом боевом порядке, она несла страшные потери, но все попытки солдат рассыпаться в цепь на корню пресекались офицерами. В конечном итоге деревня была взята (французские войска также не уделили американскому опыту должного внимания и не научились рыть траншеи). Но потери гвардейцев были столь велики, что победа оказалась пирровой.

Август Виллих

Единственным оправданием косных пруссаков было то, что аналогичным образом вели себя генералы и в других европейских странах. Россия не стала исключением. В ходе русско-турецкой войны (1877-1878 годы) во время первого штурма Плевны русские двинулись в атаку в сомкнутых боевых порядках, и турки устроили им кровавую баню. Погибли более двух третей атакующих.

Но этот жестокий урок не пошел российскому генералитету на пользу. Даже знаменитый Скобелев, один из лучших военачальников русско-турецкой войны, продолжал упрямо придерживаться устаревшей тактики.

Военные традиционно не желали учиться на чужих ошибках. Им требовались реки крови собственных солдат. Даже катастрофические потери не скоро привели генералитет к мысли о необходимости менять тактику. “Грязные американские фермеры” в этом отношении оказались куда умнее.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля