Новые колёса

БРАДОБРЕЙ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Как крымские татары собирались спасать Восточную Пруссию

Выстрелы за океаном

В 1754 году англо-французская борьба за колонии в Северной Америке достигла апогея. Пограничные стычки переросли в открытый вооружённый конфликт. В 1756 году Великобритания официально объявила Франции войну. Боевые действия перекинулись на европейский континент. Англия привлекла к себе в союзницы Пруссию, Франция - Австрию.

Императрица России Елизавета Петровна не захотела оставаться в стороне от этого “праздника” и в сентябре 1756 года объявила войну Пруссии, не разрывая дипломатических отношений с Британией.

Все страны в этой “мировой бойне” преследовали свои цели. Но хуже всего пришлось Пруссии. Она оказалась лицом к лицу с тремя мощными державами: Францией, Австрией и Россией. Англия ввязываться в сухопутные бои в Европе не захотела и помощи от неё ждать не приходилось. “Владычицу морей”, в первую очередь, интересовали колонии в Америке и Индии.

В январе 1758 года русская армия вошла в Кёнигсберг. Король Пруссии Фридрих II понял, что ему срочно требуется сильный сухопутный союзник. Таковым могла стать Османская империя - давний соперник России.

Диванная партия

Уже осенью 1758 года в Стамбул отправилась прусская дипломатическая делегация - с предложением о союзничестве. На специальном заседании Дивана (высший исполнительный орган власти в Османской империи) турецкие сановники обсудили возможность альянса с Берлином и объявления войны России. Султан склонялся к положительному решению. Однако его переубедил влиятельный визирь Коджи Рагыба. Он считал, что Турции лучше остаться в стороне от европейской войны.

Дело закончилось подписанием прусско-турецкого трактата о дружбе и коммерческом сотрудничестве. То есть, практически ничем.

Фридрих II был крайне разочарован. И тут при его дворе появился некто Боскомп - торговец из Кёнигсберга, большой пройдоха и проходимец. Ему удалось втереться в доверие к королю Пруссии. Не мудрено - Боскомп уверял, что нашёл блестящее решение “турецкой проблемы”. Для этого, по мнению авантюриста, достаточно было заручиться поддержкой Крымского хана.

Фридрих II оказался в таком сложном положении, что был готов был верить всему, чему угодно.

От готов до татар

Боскомп производил вид человека умного, прекрасно разбирающегося в политике Османской империи. Его экскурсы в историю Крыма впечатляли прусский двор глубиной и познаниями:

“Первыми известными обитателями Крыма были киммерийцы, пришедшие сюда с юга ещё в VIII веке до нашей эры. Затем их вытеснили воинственные скифы. В первой половине VI века до нашей эры на берегах Крыма начали селиться греки. Позднее на полуострове поочерёдно господствовали сарматы и аланы. Место аланов в середине II века нашей эры заняли готы. Их поработили более многочисленные гунны. После распада их империи, Крымом владели булгары, затем венгры, на смену которым пришли хазары.

В 1237 году население в Крыму было уничтожено или покорено монголами (татарами). С этого времени удельные татарские князья кочевали со своими ордами по степи, пока, наконец, Менгели-Гирей основал собственное крым­ское государство.

В 1475 году Крым завоевали турки-османы. Во всех крупных городах они поставили гарнизоны, установив надзор за крымскими ханами. Однако те стали скорее союзниками, чем подданными Османской империи. И часто ведут достаточно самостоятельную политику”.

Посольство из Бахчисарая

В общем, по всему получалось, что воинов из Крыма можно было заполучить в обход Стамбула. Король Пруссии немедленно отправил в Бахчисарай соответствующее письмо. В октябре 1760 года к Фридриху прибыла делегация из Крыма. Возглавлял её ханский фаворит Мустафа-ага.

Посол хана прекрасно знал немецкий язык. Оказалось, что ещё в 1737 году он мальчишкой попал в плен. Дело было во время очередной русско-турецкой войны. Россия попыталась овладеть побережьем Чёрного моря. Крым тогда захватить не удалось, но крепость Очаков в устье Днепра русская армия взяла штурмом. Малолетний Мустафа разделил судьбу уцелевших мирных жителей - был угнан в Россию.

Среди офицеров российской армии служило много немцев (сам командующий Буркхарт Христофор фон Миних был из их числа). Один из них после окончания войны увёз Мустафу в Кёнигсберг. Только достигнув совершеннолетия, парень смог вернуться на родину - в Крым.

Здесь Мустафе улыбнулась удача. Сначала он стал личным брадобреем хана, а затем - его любимым советником.

Татарские аскеры

Фридрих лично принял пышную крымскую делегацию.

- Личный брадобрей хана! - с гордостью представился Мустафа-ага. - Имею честь снискать не только расположение высокочтимого Гирея, но и его доверие.

Немцы скептически заулыбались. Нисколько не смутившись такой реакцией, посол передал королю послание из Крыма.

- Гирей-хан готов послать на помощь Пруссии 16 тысяч своих лучших аскеров! - сообщил Мустафа-ага. - С помощью Аллаха, да святится имя его, мы победим неверных!

Фридрих пришёл в полный восторг. Он немедленно приказал отправить в Крым ответную делегацию. Возглавить её король поручил пройдохе Боскомпу. Тот уже вовсю обхаживал Мустафу - как-никак почти земляки! Оба из Кёнигсберга.

Шерше ля фам

Фридрих II

Боскомп был полностью уверен в поддержке Мустафы и полагал, что штурм Кёнигсберга татарскими аскерами не за горами. В Бахчисарае полномочный посол Пруссии с комфортом расположился в предоставленном ему доме и наслаждался восточной роскошью.

К Боскомпу приставили толмача-переводчика, у которого была дочь-красавица по имени Зейнаб. Девушка имела неосторожность встретиться с иноземцем. Боскомп был очарован и потерял голову. Он решил увезти красавицу в Пруссию!

Старый пройдоха пошёл на хитрость - пообещал жениться на девушке и посулил “будущему тестю” райскую жизнь в Кёнигсберге. Толмач соблазнился перспективами и переехал вместе с дочерью в дом, где гостил Бискомп.

Вскоре сплетни об этом распространились по всему Бахчисараю. Заинтригованный рассказами о красавице Зейнаб, хан Гирей решил взять девушку в свой гарем. Боскомпу отправили письмо с требованием отказаться от затеи и вернуть Зейнаб в дом отца.

Боскомпу ничего не оставалось делать, как дать согласие. Однако выполнять своё обещание он не спешил - решил схитрить.

В общем, Зейнаб оставалась в доме прусского посла, который срочно засобирался на родину.

Райская гурия

Пётр III

Возможно, хан позабыл бы о своём распоряжении - мало ли у него в гареме было прекрасных наложниц. Но однажды хан по своему обыкновению прогуливался по Бахчисараю инкогнито - под видом простого горожанина. Около дома Боскомпа хан услышал сладкоголосое девичье пение. Заглянул в окно и обомлел - узрел настоящую восточную гурию. Это была Зейнаб. Хан пришёл в ярость - такой красавицы его хотели лишить?!

Боскомпа выгнали из Крыма. Чудом голову не отрубили - заступничество брадобрея спасло. Зейнаб переселилась в гарем, а король Пруссии остался без татарских аскеров.

Но Фридриху несказанно повезло. На российский престол взошёл новый император - Пётр III. Он немедленно заключил мир со своим кумиром Фридрихом и вернул ему Кёнигсберг. После этого король Пруссии охладел к далёкому Крыму. Боскомп остался не у дел и без любовных утех с райской восточной гурией.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля