Новые колёса

БРАЧНЫЕ УЗЫ КЁНИГСБЕРГА.
На возлюбленной Петра I женился посланник Пруссии барон фон Кейзерлинг

Наша сегодняшняя “прогулка” вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным - по Кёнигсбергу фон Кейзерлингов.

Письма утопленника

“Ассамблея” Петра I

Кейзерлинг (в старину Keselingk) - древний германский род, происходящий из Вестфалии и переселившийся в Курляндию во второй половине XV века. Три линии этого рода получили в XVIII веке графский титул в Пруссии, одна - приобрела графское достоинство Римской империи. История этого блестящего рода теснейшим образом переплетается с... российской историей (подчас даже теснее, чем с прусской). Как только приоткрылось “окно в Европу”... поначалу, пожалуй, просто форточка... фамилия Keyserlingk стала довольно часто звучать при российском дворе, а её носители (фон бароны, впоследствии - графы) - проявлять себя на столь разных поприщах, что остаётся лишь пожалеть об отсутствии в нашей литературе таланта, подобного Дюма - жизнеописание Кейзерлингов читалось бы покруче, чем “Три мушкетера”!

Так, Георг-Иоанн фон Кейзерлинг, бывший прусским посланником при дворе Петра Великого, умудрился влюбиться в Анну Монс, фаворитку Петра. Известно, что Анна Монс была первой - и самой нежной - любовью Петра. Ради фрейлен из Немецкой слободы - юной Анхен, похожей на фарфоровую куколку - царь постриг в монахини свою законную жену, злополучную Евдокию. Он всерьёз собирался возвести любовницу на трон - и лишь опасаясь “набата” (то бишь, народного возмущения - к немцам на российском троне в те времена православные ещё не привыкли), медлил почти десять лет. А когда “вошёл в пору” (и мог позволить себе всё, что угодно - СИЛЬНЫМ стал)... оказалось, что Анхен любит другого. И крутит с ним амуры под носом у Петра.

Истина вскрылась случайно: счастливый избранник Анны Монс, саксонский посланник Кенигсек, утонул под Шлиссельбургом, свалившись в воду при переправе. Как дипломат, он мог иметь при себе секретные бумаги. Пачку писем, бережно хранимых Кенигсеком на груди, выудили, высушили и передали Петру... который - вместо предполагаемой диппочты - обнаружил любовные послания своей Анны - сентиментальные, слащавые, глупые...

В постели “подлой девицы”

Любопытно, что связь Анны Монс с Кенигсеком началась в то самое время, когда Пётр был... в Кёнигсберге! Он, инкогнито, работал на верфях, учился кораблестроению, фортификации, артиллерийскому бою и мечтал о том, как воздвигнет новую столицу - где будут такие же, как в Кёнигсберге, аккуратные дома, в домах появятся картины и фарфоровая посуда, люди научатся пить кофе и пиво, слушать музыку и танцевать под фисгармонию... Пётр был влюблен в Кёнигсберг - первый европейский город, который он увидел... А его фаворитка, увы, влюбилась в красавчика Кенигсека - такого галантного, опрятного... так непохожего на “варвара” Петра.

Дом Анны Монс в Немецкой слободе, подаренный ей Петром I. С картины А. Бенуа

Было бурное объяснение, Пётр обвинял изменницу в неблагодарности, плакал... потом благородно пообещал, что Анна ни в чём не будет нуждаться... и тут же “запечатал” её под домашний арест, без права посещать кирху. Три года Анна Монс безвылазно просидела в своём каменном доме, построенном в Немецкой слободе на деньги российской казны...

Гости охотно посещали “прекрасную узницу”, и в их числе был Кейзерлинг, друг утопшего Кенигсека. Немолодой, хромой, он посещал Анну на правах утешителя. А затем, как считают некоторые историки, братец Анны Виллем разыграл виртуозную партию: Анне он внушил мысль о том, что только Кейзерлинг может добиться от Петра снятия опалы - а Кейзерлингу прозрачно намекнул, что Анна очарована мужскими достоинствами посланника Пруссии. Кейзерлинг сделал Анне Монс предложение. Она - утомленная десятилетним положением фаворитки, таким высоким, но таким непрочным - была готова выскочить за любого, кто предложит ей достаток и место в обществе.

...Кейзерлинг отправился к Петру просить согласия на брак, но... попал под горячую руку. Разговор с Петром (который накануне “зело поручкался с Ивашкой Хмельницким”... то бишь, с похмелья был зол как собака) закончился потасовкой. Причём Кейзерлинг, над которым подтрунивал Меншиков, намекая на несостоятельность посланника в постели “подлой девицы Монс”, с коей он, Меншиков, якобы и сам неоднократно “тешился”, - обозвал Алексашку нехорошим словом по-русски и сцепился с ним врукопашную. Пётр пособил “другу сердешному”, Кейзерлингу “напинали и наподдали” и даже спустили его с лестницы...

Разрешение на брак

Анна Монс

По идее, после такого конфуза Кейзерлинг должен был уехать из России. Но прусский посланник ограничился тем, что проинформировал своего короля об “инциденте” (несколько сгустив краски, но умолчав о первопричине столкновения), а Меншикова вызвал на дуэль. Чтобы погасить назревающий международный скандал, Пётр запретил Алексашке драться с Кейзерлингом, а виноватыми были объявлены... гвардейцы, стоявшие в тот день в карауле! Их даже приговорили к плахе, но за бедняг заступился прусский король Фридрих I, и казнь отменили.

Против Анны Монс было возбуждено дело: якобы она прибегла к услугам ворожеи, чтобы вернуть Петра. По делу арестовали около тридцати человек; дом, подаренный Петром, был конфискован в казну... Георг-Иоганн фон Кейзерлинг оставался верен возлюбленной, попавшей в жестокий переплёт (и за меньшее людей в то время ломали на дыбе). Дело было прекращено. Пётр дал разрешение на брак, и 18 июня 1711 года Кейзерлинг женился на своей драгоценной Анхен в Немецкой слободе... а через несколько месяцев скончался по дороге в Берлин.

Приём послов Петром I

Ещё три года Анна фон Кейзерлинг вела тяжбу за курляндское имение мужа со старшим братом покойного - ландмаршалом прусского двора... В марте 1714 года она победила... чтобы в августе этого же года умереть от чахотки. Судьба её сына от брака с Кейзерлингом неизвестна.

...Историки полагают, что если бы фон Кейзерлинг не “возник” в окружении опальной Анны с предложением руки и сердца... то очень может быть, что со временем Пётр простил бы ей Кенигсека. Простил же он потом Екатерине всех её мужиков, включая солдата, поимевшего её под телегой, и своего же “сердешного друга” Меншикова. А если бы на престол взошла Анна Монс (кстати, по некоторым сведениям, имевшая от Петра ребенка, которого тот не признал)... кто знает, КАКОЙ была бы вся последующая история России?..

При дворе императрицы

Этот монумент в Екатерингофе (невероятно знакомых очертаний!) воздвиг в честь Екатерины I её камердинер и любовник Виллем Монс - брат Анны Монс

Ещё один фон Кейзерлинг, оставивший заметный “кёнигсбергский” след в российской истории, - Герман Карл (ок. 1696 - 1764).

Герман Карл фон Кейзерлинг получил образование в Альбертине, где его наставниками были Бекенштейн и Байер (впоследствии российские академики). По-видимому, там же, в Альбертине, он и познакомился с Эрнестом-Иоганном Бироном, происходившим из старинного, но небогатого рода курляндских дворян. Эрнест-Иоганн отнюдь не относился к примерным студентам. Он много пил, играл на деньги, а однажды, будучи крепко поддатым, убил часового... И был вынужден оставить университет, не завершив курса. После чего решил поискать счастья в России, но неудачно.

Герман Карл фон Кейзерлинг составил ему протекцию, пропихнув ко двору герцогини курляндской Анны Иоанновны. Но Бирон схлестнулся с Бестужевым-Рюминым, управлявшим имениями герцогини, и вновь остался не у дел. Снова он попал ко двору лишь через несколько лет - и снова благодаря фон Кейзерлингу. Когда Анна Иоанновна заняла российский престол, Бирон стал её фаворитом. В 1737 году Бирона, целиком зависящего от благоволения императрицы Анны Иоанновны, возвели на трон герцога курляндского (с этой целью Кейзерлинг был послан в Курляндию с дипломатической миссией).

Интересно, что сам Кейзерлинг, похоже, не извлек никаких ощутимых выгод от своей услуги Бирону (в чьих руках на тот момент была сосредоточена Дворец Кейзерлингов на Фордерроссгартен, 1890 годпрактически ВСЯ власть - императрица, изводя Бирона мелкими капризами, в государственных делах покорно следовала его “почтительнейшим советам”). Более того, Кейзерлинг, став президентом Российской Академии наук, за короткое время своего правления сумел не только с прусской дотошностью упорядочить отчётность академических сумм, но и принял на службу в академию литератора В.К. Тредиаковского, которого обязал “вычищать язык русской, пишучи как стихами, так и не стихами”.

В то время, когда всё русское в Петербурге считалось “второсортным”, а царский двор говорил преимущественно по-немецки, фон Кейзерлинг учился у Тредиаковского “российскому языку”. Отправленный затем в дипломатическую командировку, Кейзерлинг снабдил своего преемника барона Корфа подробнейшей инструкцией по управлению академией. А в числе первоочередных настоятельных потребностей указал... сочинение русской грамматики.

Бах против бессонницы

Кстати, с этим Кейзерлингом связана ещё одна история, навсегда вписавшая его имя в мировой музыкальный контекст: искренний почитатель Иоганна Себастьяна Баха, он, будучи послом России в Дрездене, добился назначения Баха придворным композитором короля польского и курфюрста Саксонского... А через несколько лет Кейзерлинг, которого часто мучила бессонница, попросил Баха написать элегантную, изысканную, яркую пьесу, чтобы молодой пианист Гольдберг, живший в одном доме с графом, мог играть её на клавесине, скрашивая фон Кейзерлингу ночи, проводимые без сна.

Звучит музыка Баха

Бах написал серию вариаций, известных как “Гольдберг-вариации” - и получил за свой шедевр золотую шкатулку, наполненную сотней золотых луидоров. (Кстати, Бах в финале “Вариаций” пошутил над своим покровителем весьма рискованно, вплетя в основную мелодию аккорды известной в то время песенки “Капуста и репа”, где имелись такие, к примеру, строчки: “Если бы моя мать кормила меня мясом, а не овощами, я бы остался у тебя дольше”. Намек на мужскую слабость едва ли был приятен Кейзерлингу... но “Гольдберг-вариации” он всё же очень любил.) Ценители классической музыки считают, что памятник графу надо ставить уже за то, что он сыграл такую важную роль в создании великолепного произведения Баха...

Китобой, геолог, философ, шпион

Среди российских потомков фамилии Кейзерлинг много примечательных людей. Трое из Кейзерлингов состояли последовательно в должности председателя Царскосельского уезда. Граф Гуго фон Кейзерлинг основал Тихоокеанское рыбопромышленное акционерное общество и первым в Приморье стал заниматься китобойным промыслом, добывая до сотни китов в год. Александр Кейзерлинг был одним из первых русских геологов - и единственным в России, кому Дарвин послал первое издание своей теории происхождения видов... Герман Карл фон Кейзерлинг(Кстати, в одну из экспедиций - по Коми - он отправился вместе с сыном мореплавателя Крузенштерна... надо ли говорить о том, что парусник “Крузенштерн” имеет самое прямое отношение к бывшему Кёнигсбергу?..)

Герман Кейзерлинг стал известным философом, протестовавшим против рационализма, отрывающего человека от его эмоциональных корней. (В 1930 году он писал: “Но Европа сможет целенаправленно продвигаться по своему новому пути лишь в том случае, если благодаря столкновению с Америкой она переживет определенное возрождение”.) Он же, отлично говорящий по-русски, помог молодому Николаю Бердяеву, написав предисловие к его книге “Смысл истории”, напечатанной в Германии.

Ещё один Кейзерлинг - чиновник для особых поручений, за свою относительно короткую жизнь в России успел проинспектировать амурскую каторгу, выкрасть секретные документы из осажденного Порт-Артура, поруководить земством под Петербургом, сопроводить цесаревича в поездках по Забайкалью, а также был обвинен в шпионаже и заключен в Петропавловскую крепость, организовывал поставки продовольствия на фронт в годы первой мировой, сидел в ГУЛАГе... И навсегда сохранил любовь к стране, которую он считал своей родной, хотя появился на свет в Кёнигсберге.

Юный Кант и графиня

И. Кант

Среди тех фон Кейзерлингов, которые не покидали Восточной Пруссии, наиболее примечательны Гербхарт Иоганн фон Кейзерлинг, его супруга Каролина Амалия (в девичестве имперская графиня Эрбтрухзес цу Вальдбург) и её второй муж Генрих Христиан фон Кейзерлинг (двоюродный племянник первого супруга).

Каролина Амалия, родившаяся в Кёнигсберге в 1724 году, была натурой неординарной. В имении её мужа Раутенбург (ныне пос. Малиновка Заповедненского сельского округа Славского района), что в двадцати километрах от Хайнрихсвальде (ныне - Славск), в качестве домашнего учителя детей графа работал молодой Иммануил Кант. Там он прошёл хорошую жизненную школу, пригляделся к людям и приобрёл те самые изящные манеры, которыми впоследствии приятно удивлял всех, кто ожидал найти в нём записного кабинетного анахорета, способного по рассеянности есть рыбу с помощью ножа...

Граф Генрих Христиан фон Кейзерлинг и графиня Каролина Амалия

А главное - очень может быть, что именно графиня Кейзерлинг стала первой любовью Иммануила Канта. По крайней мере, он её рисовал. А молодая красавица-аристократка, в свою очередь написавшая портрет домашнего учителя, чрезвычайно увлеклась философией. Или - философом, который был очень даже ничего: сухощавый блондин с румянцем на щеках и серо-голубыми глазами. Ещё (заметьте!) не адепт своего знаменитого свода гигиенических правил, куда впоследствии невозможно было “вписать” ни одну женщину, потому что на женщину нужно расходовать слюну и сперму, а это - “жизненные соки”, с потерей коих организм лишается необходимой энергии...

Впрочем, Кант никогда не утверждал, что сохранил всю сперму до последней “животворной капли” - равно как и не говорил, что остался девственником. Зато до конца своих дней он имел право на ПОЧЁТНОЕ место за столом графини Кейзерлинг - и охотно им пользовался.

Внутреннее убранство одного из поместий фон Кейзерлингов в 50 километрах от Либавы (Лиепаи). Довоенное фото

...С Каролиной Амалией Кант, по его словам, имел “первый учёный разговор об искусстве”. Она занималась живописью, переводила французские книги, писала пьесы, вышивала золотом изысканные обои, ставила в саду любительские спектакли, немного занималась естественными науками... и с легкостью поддерживала самые “умные” беседы. А их за столом фон Кейзерлингов велось предостаточно: первый супруг Каролины Амалии являлся членом масонской ложи. Интересно, что эта “Ложа трёх корон” возникла в Кёнигсберге во время Семилетней войны при содействии русских офицеров. В ложу входили известные в городе купцы, высшие чиновники, профессора, студенты, книгоиздатели, аристократы... и подполковник А.В. Суворов, навещавший своего отца губернатора, и Григорий Орлов, будущий екатерининский фаворит, находившийся в Кёнигсберге на излечении после ранения.

“Обиталище Муз”

Домашний музыкант Кейзерлингов Карл Готтлиб Рихтер

Гербхарт Иоганн фон Кейзерлинг умер, когда жене его было тридцать семь лет, успев подарить ей и двум сыновьям роскошный дворец на берегу Замкового пруда.

Через два года вдова вышла замуж вторично - за 36-летнего графа Генриха Христиана фон Кейзерлинг, который приходился двоюродным племянником её усопшему супругу и родственником ей самой (его покойная жена была теткой Каролины Амалии).

Генрих Христиан получил образование в Лейпциге, Галле и Гессене. Служил в армии, сопровождал отца в путешествиях по Европе, выполнял деликатные поручения российского двора. Его брак с Каролиной Амалией был основан не столько на пламенной страсти, сколько на обоюдном увлечении изящными искусствами.

Генрих Христиан перебрался во дворец супруги, который вскоре в Кёнигсберге стали называть “Обиталищем Муз”. Здесь принимали всех образованных дворян и “продвинутых” буржуа провинции.

Каролина Амалия была свободна от сословных предрассудков. Философ Герман Кейзерлинг. ...“Друг Советского Союза” индиец Рабиндранат Тагор в остальном мире был известен всего лишь как “друг Кейзерлинга”Сын шорника Кант явно занимал почётное место не только за её столом, но и в жизни. В качестве гувернёра сыновей в “Обиталище” жил известный учёный Христиан Якоб Крауз (“неблагородного” происхождения). Здесь часто бывал и публицист Гиппель (он происходил из бедной семьи протестантского священника и шокировал порядочных горожан своей трагической любовью к проститутке, покончившей жизнь самоубийством). Здесь ужинали музыкант Карл Готтлиб Рихтер, профессор красноречия Мангельсдорф, пианист-вундеркинд Иоганн Фридрих Райхардт (маленький мальчик, чей отец учил графиню игре на лютне)...

Генрих Христиан фон Кейзерлинг был очень музыкален, а вдвоём с женой увлекался собиранием картин. Именно для того, чтобы должным образом разместить коллекцию произведений искусства, он купил соседний дом, объединил его с дворцом и перестроил во вкусе рококо. Получилось настоящее Обиталище прекрасного, где царила Каролина Амалия. Сама она, кстати, внешней красотой не отличалась, но всегда безупречно выглядела и, по свидетельству очевидцев, вплоть до своей смерти в возрасте шестидесяти семи лет имела поклонников, причем некоторые из них были моложе её сыновей.

Увлечена Россией

Герб графов Кейзерлинг

Блестящий салон фон Кейзерлингов посещали и царствующие особы - король Фридрих Вильгельм II, будущий российский император Павел... Великие ученые, артисты... княгиня Дашкова (ещё не президент Российской академии). Интересно, что Каролина Амалия (не говоря уже о её втором супруге, тесно связанном с российским двором) была увлечена Россией - хотя и соглашалась с Гиппелем (пытавшемся в своё время в России служить), что немецкое протестантское мироощущение и русский национальный характер, обусловленный веками православия, плохо сочетаются друг с другом. А Гиппель утверждал, что в России может ужиться лишь тот, кто “не совсем немец” - и если это произойдет, “обрусевший” откроет в себе такие таинственные глубины, которые заставят его смотреть на соотечественников со снисходительным сожалением. Как на обделённых чем-то, без чего ЖИТЬ нельзя.

В 1787 году граф фон Кейзерлинг скоропостижно скончался. Графиня пережила его на четыре года. “Обиталищу Муз” пришёл конец: вскоре сын Каролины Амалии Альбрехт Иоганн Отто (второго наследника уже не было в живых) продал величественное здание за 20.000 талеров механику Лойалу. Тремя годами позже тот перепродал его директору банка Крюгеру за 24.000 талеров. У того, в свой черед, оно было куплено за 32.000 талеров королём - как дворец для кронпринца. Однако уже в 1814 году там разместился штаб военного корпуса, в 1830-м здание стало использоваться под жильё командующего военным корпусом и пребывало в этом качестве вплоть до 1944 года.

Одно из семейств фон Кейзерлинг, разбросанных по всему миру. Фото 1955 года

Во время бомбардировки Кёнигсберга “Обиталище Муз” сгорело. А после войны его останки были традиционно разобраны на кирпич.

...Больше таких семейств, как ЭТИ фон Кейзерлинг, Восточная Пруссия не знала. И вообще - по иронии судьбы, в мировой истории так или иначе прозвучали лишь те Кейзерлинги, которые служили России. Или хотя бы как-то осознавали свою к ней причастность. Видимо, теория Гиппеля нашла, таким образом, свое подтверждение: для Кёнигсберга все блестящие личности были нестерпимо ярки, и бюргерский город или “гасил” их - или “выдавливал”, а вот в России они начинали сверкать в полную силу... “купая” в отражённом свете главный город своей провинции. Так тесно с Россией связанный - и прежде всего, на ментальном уровне - что невольно вспоминается Борис Гребенщиков. Который сказал: “В России рождаются те, кому нужно исправить карму”. А кто же тогда рождается в Кёнигсберге-Калининграде?..

 Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля