Новые колёса

АТОМНАЯ БОМБА ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Немецкие подлодки из Пиллау спешили на помощь Японии

Паренёк из Шпандина

Курт Лёше родился и вырос в Кёнигсберге - в Шпандине (ныне Балтрайон Калининграда). С детства мальчишка мечтал о море.Командир U-181 Вольфганг Лют Ещё бы - отец в молодости служил на линейном крейсере “Мольтке”, в 1916 году участвовал в самом грандиозном за всю историю войн на море сражении - Ютландском. Тогда кайзеровский флот изрядно потрепал британский “гранд-флит”, но лишить “владычицу морей” господства на океане не смог.

В ноябре 1918-го немецкие матросы подняли восстание в Киле. В их рядах был и Лёше-старший. Красные флаги на линкорах стали сигналом к революции в Германии. Вскоре император Вильгельм II отрёкся от престола и бежал из страны, а Первая мировая война закончилась. Поражением Германии, о чём отец Курта весьма сожалел.

Старый моряк работал на судостроительной верфи “Шихау” (сегодня - завод “Янтарь”) и придерживался социал-демократических взглядов. Посему Гитлера не жаловал.

- Как любой диктатор, Адольф обожает огромные боевые корабли, - усмехался в усы работяга. - Особенно линкоры. Фюрер забыл наш опыт - разбить Англию в классическом генеральном сражении стальных монстров нельзя. А вот подводные лодки в 1917 году чуть было не поставили Британию на колени. Жаль, что мы слишком поздно начали неограниченную подводную войну - упустили время. А фюрер, как был недалёким австрийским ефрейтором, так им и остался...

К тому времени Курт прочитал много исторических книг и тоже восхищался “рыцарями глубин”. Он и сам хотел бы служить на подводной лодке. Но требования к матросам подплава были очень высоки: среднее техническое образование, владение иностранными языками, спортивные достижения и участие в политических молодёжных организациях типа “Морского отделения гитлерюгенда”.

В гитлерюгенде Курт не состоял. К тому же у его отца было далеко не безупречное прошлое (с точки зрения национал-социалистов). Так что на юношеской мечте можно было ставить большой жирный крест.

Кёнигсберг. Торговый порт. Дальше - Шихау

Стальные монстры

Курт ещё не успел окончить среднюю школу, как началась Вторая мировая война. Польша и Франция были сокрушены в считанные месяцы, но Британия устояла. Германии пришлось начинать боевые действия на море, к чему она была не готова. Страна имела всего 57 подводных лодок, большинство из которых безнадёжно устарели (у Советского Союза, к примеру, на тот момент было 165 подлодок).

Командир U-234 капитан-лейтенант Фелер (справа) и командир 11-й флотилии ПЛ Леманн-Вилленброк

Фюрер делал ставку на линкоры и крейсера. По его замыслу, стальным гигантам следовало в одиночку прорываться на просторы Атлантики и топить торговые суда англичан. Полностью зависящая от морских перевозок экономика Британии должна была неминуемо рухнуть. А там и до победы - рукой подать.

Однако мощный британский флот не оставил камня на камне от плана Гитлера. Уже в декабре 1939 года англичане загнали немецкий линкор “Граф адмирал Шпее” в ловушку - уругвайский порт Монтевидео. Корабль погиб, успев потопить всего 11 торговых судов противника. Не удалось прорваться в Атлантику другому линкору - “Гнейзенау”. Однотипный с ним “Шарнхорст” немного попиратствовал, но в родную базу вернулся с большим трудом - чудом ушёл от охотившихся за ним британских кораблей. Успехи “Шарн­хорста” были весьма скромными - 8 потопленных судов.

А в это же время только одна подводная лодка под командованием капитан-лейтенанта Гюнтера Прина пустила на дно 31 корабль. При этом постройка одной субмарины была в сотни раз дешевле, чем линкора, а численность экипажа - в 50 раз меньше.

Последнюю попытку переломить ситуацию немцы предприняли в начале 1941 года. Гордость фюрера линкор “Бисмарк” попытался выйти в Атлантику, но был потоплен англичанами. Правда, перед своей гибелью “Бисмарк” сумел уничтожить линейный крейсер “Худ”. Но это не изменило соотношения сил на море.

Гитлер полностью разочаровался в стальных монстрах и наконец сделал ставку на подводные лодки. Командующий подводными силами Германии адмирал Дениц торжествовал. Началось бурное строительство субмарин, которым были необходимы экипажи. Требования к кандидатам в подплав снизились - о гитлерюгенде благополучно забыли.

Для Курта Лёше это был шанс. Упускать его он не хотел.

Затопить Англию!

Осенью 1941 года Курт работал на судоверфи “Шихау” (завод “Янтарь”), куда он устроился сразу после окончания школы. Парню было 17 лет, но он уже имел право уйти добровольцем в школу подводного плавания. Подписав положенный контракт на 12 лет, Лёше-младший отправился в Пиллау - в учебную флотилию подводных лодок.

Семь с половиной месяцев молодых матросов тренировали до седьмого пота - даже в увольнение невозможно было сходить. Наконец, матрос Лёше получил назначение - на подводную лодку U-181, только что вступившую в строй и готовившуюся к выходу в Атлантику.

U-181 принимает топливо в Южной Атлантике

- Ребята! - приветствовал экипаж командир субмарины Вольфганг Лют. - Папаша Дениц поставил перед нами задачу - раздолбать к чёртовой матери Англию. И мы её раздолбаем!

Для моториста Курта Лёше началась новая жизнь. Духота отсеков, монотонные вахты, атаки вражеских конвоев и близкие разрывы глубинных бомб - и так на протяжении нескольких месяцев. Изо дня в день. И страшная теснота.

- Человек в подводной лодке, - шутил Вольфганг Лют, - чувствует себя как муравей в часовом механизме...

Зато после каждого похода - отпуск. За год службы Курт четыре раза побывал дома - в Кёнигсберге. Его встречали как героя. Немудрено - все газеты писали об успехах U-181, потопившей 23 судна общим водоизмещением 103.067 тонн.

- Идея адмирала Деница до гениальности проста, - делился с отцом сын-подводник. - Каждый месяц мы должны топить грузовых судов больше, чем англичане строят. Это называется “стратегией суммарного тоннажа”. Нам это удаётся. Только в 1940 году наши парни уничтожили 4.486.000 торгового тоннажа, а британцы построили всего лишь 2.000.000 тонн. В 1941 году - примерно такая же ситуация. Торговый флот Британии стремительно уменьшается. Экономика островного государства на пределе - подвоз сырья сокращается. Скоро они не смогут выплавлять сталь, строить самолёты, корабли, производить танки и пушки. А уж об открытии второго фронта в Европе “томми” не могут даже мечтать!

- Дай-то Бог, - хлопал сына по плечу Лёше-старший. - Глядишь, скоро отомстите англичанам за Ютланд­ское сражение!

“Папаша” Дениц отправляет своих ребят “раздолбать Англию”

Курс - на Индонезию

1943 год принёс асам Деница большие неприятности. Благодаря помощи Соединённых Штатов, Британия резко усилила свои противолодочные силы. На вооружение поступили новые радиолокаторы и гидроакустические станции - немецким лодкам приходилось всё хуже. Их потери росли, а результативность снизилась. В битве на Атлантике наступил перелом.

U-181 и U-219 на пути в Индонезию

Но Дениц не хотел сдаваться. Он нашёл выход - отправить лодки в южную Атлантику и Индийский океан. Там противолодочная оборона союзников была слабее, и его ребятам было где порезвиться. Кроме того, следовало оказать помощь японцам, которые с переменным успехом сражались с американцами на Тихом океане. Чем хуже будет “янки” на Востоке, тем меньше они смогут помогать Англии в Атлантике.

В середине 1943 года в оккупированную японцами Индонезию ушли 11 немецких подводных лодок - среди них и U-181 с новым командиром Куртом Фрайвальдом (Лют ушёл в штаб на повышение). Лодки были под завязку нагружены новейшими образцами немецкого оружия, чертежами и цейсовской оптикой - подарок япон­ским союзникам.

К концу 1943-го в порту Батавия (ныне Джакарта) была сформирована новая немецкая флотилия подводных лодок. Война продолжалась. В перерывах между походами подводники расслаблялись, как могли. Многие завели индонезийских подружек. Смуглая девушка появилась и у Курта.

Бомба для императора

Однако удача отвернулась от подводников и в Индийском океане. До осени 1944 года лодке U-181 удалось потопить всего лишь пять судов (35.000 тонн). Союзники быстро нарастили противолодочные силы и в этом районе Мирового океана. В октябре 1944‑го лодка загрузилась каучуком и опием (Германия испытывала острый недостаток в этом сырье) и взяла курс на родину.

Смеющаяся рыба-пила на рубке U-96 (справа) - эмблема капитан-лейтенанта Леманна-Вилленброка

Дошли только до южного побережья Африки. Подлодка подверглась атаке английского самолёта и получила серьёзные повреждения. Дали течь цистерны с горючим, и субмарина потеряла около 30 тонн топлива. Командир был вынужден повернуть назад. С большим трудом подбитый корабль доковылял до Батавии и встал в ремонт.

Но Дениц никак по-прежнему не признавал поражения и боролся до конца. 25 марта 1945 года из Балтики вышла подлодка U-234 под командованием капитан-лейтенанта Фелера. На её борту находились чертежи и разобранный на детали реактивный самолёт Ме-262. Но особую важность представляли 560 килограммов окиси урана, предназначенных для ядерных исследований в секретной японской лаборатории города Осака. Груз сопровождали немецкие специалисты, участвовавшие в разработке атомной бомбы.

Однако лодке не удалось далеко уйти - 10 мая 1945 года все немецкие субмарины получили приказ сдаться. Фелер направил свой корабль к побережью США, где благополучно капитулировал. Японский император так и не получил доступа к ядерным секретам Третьего рейха.

Побег из плена

Немецкие подлодки U-181, U-219 и U-195, находившиеся на момент капитуляции Германии в Батавии, были захвачены японцами. Экипажи поместили в специальный лагерь. Нескольким подводникам удалось скрыться - они сбежали к своим индонезийским подружкам. Пытался “сделать ноги” и Курт Лёше. Но ему не повезло - его смуглянка ушла к партизанам, которые воевали с японцами за независимость своей страны. Курта схватила полиция, и он оказался в плену.

Немецкий реактивный Me-262 разобрали на части и погрузили на подводную лодку U-234

Жизнь в лагере не была тяжёлой - японцы обеспечили подводникам щадящий режим. Командовать лагерем поставили командира подлодки U-195 - корветен-капитана Вальтера Бургхагена. Старейшему подводнику Германии тогда исполнилось 54 года, он принимал участие ещё в Первой мировой войне.

Но вскоре капитулировала и Япония. В Индонезии высадились англичане и голландцы. Немцев взяли в плен повторно и переселили в другой лагерь - более строгий. Многие из них умерли от болезней и лишений.

Курт Лёше решил бежать. Куда? К индонезийским партизанам, которые продолжали бороться за независимость (теперь уже против Голландии, чьей колонией Индонезия была до япон­ского нападения).

Дружеский обед немецких и японских подводников

Летом 1946 года Лёше и его приятель - матрос с подлодки U‑219 Отто Вернер - переплыли пролив, отделявший их лагерь от соседнего острова, и ушли в джунгли. Оба воевали на стороне повстанцев в партизанской дивизии “Силаванги”.

В конце 1946-го подводников, находившихся в плену, вернули в Германию. На месте лагеря остался лишь десяток крестов - могилы умерших.

Но для Лёше и Вернера война не закончилась. В конце 1947 года, в одном из боёв с голландцами на острове Ява, приятели погибли. Правда, до этого Курту удалось встретиться со своей индонезийской подругой. У них даже родился сын, который так никогда и не увидел немецкого отца - героя освободительной борьбы индонезийского народа.

Героем Лёше официально объявило правительство Индонезии - после окончательной победы над колониалистами в декабре 1949 года.

А. Захаров

 


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля