Новые колёса

АРТИЛЛЕРИСТ ИЗ КЁНИГСБЕРГА сражался за свободу Африки, а погиб, защищая родной город

“Я не позволю раздавить Трансвааль!”

Лейтенант Ганс Эрдманн служил в крепостной артиллерии Кёниг­сберга и судьбой своей был страшно недоволен. Шёл 1899 год - франко-прусская война давно закончилась, а молодой лейтенант не успел принять участия в этой славной кампании. Мирная жизнь протекала монотонно - глупая шагистика на плацу, тренировки артиллеристов... В общем, никакой романтики. Скука.

Наступление англичан

Развеял её приятель и сослуживец Ганса - лейтенант Хеннинг Брюсевитц. Он пригласил Эрдманна в ресторан “Блютгерихт”, где за кружкой пива сообщил важную новость.

- В Южной Африке англичане начали войну против республики Трансвааль, - горячо говорил Хеннинг. - Тамошнее население, буры, заручились поддержкой Германии. Мы помогаем им оружием и военными советниками. Пора и нам с тобой попытать военного счастья.

- Придётся увольняться со службы? - засо­мневался Ганс.

- Нет, - отрицательно покачал головой Хеннинг. - Я всё разузнал. Нас отправят туда без потери выслуги и денежного содержания. Нужно лишь подать рапорт. Император Вильгельм недавно официально заявил, что не позволит англичанам раздавить Трансвааль!

- Тогда я согласен, - загорелся Эрдманн. - По рукам!

Война фермеров и джентльменов

Буры были потомками голланд­ских колонистов, обосновавшихся на южном побережье Африки ещё в XVII веке. Они занимались фермер­ским хозяйством, охотой и скотоводством. Но в 1795 году владычица морей Британия положила глаз на мыс Доброй Надежды - англичанам потребовалась военная база на пути из Атлантики в Индийский океан. Буры с воинственными британцами спорить не стали - просто бросили свои фермы и ушли вглубь чёрного континента. Там фермеры образовали две республики: Трансвааль и Оранжевую. Но и тут их мирная жизнь продолжалась недолго.

К несчастью, в 1867 году в республике Оранжевая было найдено крупнейшее в мире месторождение алмазов. Британия решила прибрать это богатство к рукам. Естественно, силой. Английские военные считали, что им предстоит лёгкая прогулка - буры не имели регулярной армии. Но фермеры не пожелали сдаваться без боя. В 1899 году началась война.

По африканской саванне стройными рядами двинулись британские полки. Вид их был просто великолепен: ярко-красные мундиры, блестящие на солнце шлемы, украшенные чёрными конскими хвостами, развёрнутые знамёна... Солдаты шли в бой, как во время наполеоновских войн - плотными колоннами, плечо к плечу. Впереди - офицеры на конях с саблями наголо. Зрелище устрашающее.

Однако буры не испугались. Они пустили в дело закупленные в Германии многозарядные винтовки системы “Маузер”. Скорострельность этого оружия по тем временам была просто бешеная. Одетые кто во что горазд, фермеры нагло игнорировали правила ведения войны. Мало того, что они не ходили строем, так ещё и прятались за камнями, ползали на брюхе и стреляли без команды. Зато как метко! Красивые мундиры англичан были отличной мишенью. Британцев косили целыми ротами.

В общем, прогулка не удалась. Но англичане наращивали силы и упорно продолжали попытки захватить Трансвааль. Скрепя сердце, британское командование переодело личный состав в неброские мундиры цвета хаки, но отказаться от плотных по­строений было выше их сил.

За боем Давида с Голиафом наблюдал весь мир. Вскоре на помощь героическим бурам потянулись иностранные добровольцы.

Немецко-русский десант в Африку

В декабре 1899 года Ганс Эрдманн, Хеннинг Брюсевитц и ещё два десятка немецких офицеров отчалили из французского порта Марсель на борту парохода “Наталь”. Судно следовало к берегам Южной Африки. Пассажиры на нём были весьма странные. Ганс сразу обратил внимание на группу русских - их было человек пятьдесят.

- Бьюсь об заклад, - толкнул в бок своего приятеля Ганс, - что это офицеры. Они явно надели гражданскую одежду впервые, как и мы. Интересно, куда эти господа едут.

- А тебе не всё равно? - пожал плечами Хеннинг.

- Русский император Николай, - продолжал Ганс, - на стороне буров, как и наш Вильгельм. Вполне возможно, что мы с русскими будем сражаться вместе. Пойду, попытаюсь с ними познакомиться...

Эрдманн направился к группе россиян. Они плотным кольцом окружали высокого сухощавого мужчину с седыми остроконечными усами.

- Господа! - тихо произнёс владелец роскошных усов. - Убедительно прошу вас не раскрывать цели нашего предприятия и вести себя осторожно.

- Слушаюсь, господин подполковник! - лихо щёлкнул каблуками лакированных штиблет высокий брюнет и тут же смущённо поправился. - Разумеется, Василий Иосифович, разумеется...

Остальные русские весело захохотали.

- Позвольте представиться, - поднёс руку к шляпе Ганс, - лейтенант Эрдманн. Следую в Трансвааль на помощь бурам.

- Ура! Долой конспирацию! - весело крикнул юноша с едва пробивающимися тонкими усиками и тут же протянул Гансу руку. - Корнет Бискупский. Имею честь следовать в аналогичном направлении.

Секретность тут же отбросили за ненадобностью - немцы и русские принялись совместно обсуждать перспективы своей дальнейшей службы на африканском фронте.

 

Африканские казаки

Русские офицеры-добровольцы, как и немцы, отправлялись в Трансвааль с сохранением выслуги лет - как в командировку. Курировал их подполковник Василий Иосифович Ромейко-Гурко (это он привёз первых 50 человек на пароходе “Наталь”). Русский генеральный штаб официально назначил Гурко своим представителем в армии республики Трансвааль.

Атака англичан

Всего на помощь бурам приехали 650 голландцев, 400 французов, 550 немцев, 300 американцев, 200 итальянцев, 200 ирландцев и около 200 русских. Все они воевали в разных отрядах - бок о бок с бурами. Ганс Эрдманн и Хеннинг Брюсевитц попали в отряд, которым командовал генерал Луис Бота - бывший фермер из Трансвааля. Здесь же оказался один из русских с парохода “Наталь” - подпоручик Павел Куценко. Все трое старались держаться вместе и постепенно сдружились. Своими однополчанами-фермерами были довольны и немцы, и русские.

- Буры - отличный боевой материал, - восхищался Куценко. - Они превосходные стрелки и неутомимые наездники. Ещё бы - с раннего детства занимаются охотой. Чем-то похожи на наших казаков.

В январе 1900 года отряд генерала Боты численностью 6.000 человек бросили навстречу передовой группе англичан. Британцы имели значительный численный перевес - генерал Чарльз Уоррен вёл на штурм Трансвааля 14.000 солдат. Противники встретились 23 января 1900 года у горы, которую буры называли Шпиен Коп.

 

Пуля - не дура

Генерал Бота действовал не по устаревшим учебникам тактики, а исходя из здравого смысла. У горы Шпиен Коп он вышел к реке, взорвал единственный мост и занял позиции у брода. Буры рассыпались цепью в кустарнике у самой воды и отлично замаскировались. Англичане, не мудрствуя лукаво, решили атаковать противника в лоб.

Генерал Уоррен выдвинул вперёд артиллерию, которая начала обстреливать холмы на противоположном берегу реки. Целей британские артиллеристы не видели и снаряды падали, как бог на душу положит. Затем по широкому лугу зашагали плотные колонны англичан. Солдаты шли плечо к плечу - их штыки грозно сверкали на солнце.

Буры ответили беглым прицельным огнём. Менее, чем за час генерал Уоррен потерял 71-го офицера и 1.055 солдат. Вся прислуга орудий была перебита. У буров было всего 40 убитых и раненых. Британцы отступили, не сумев даже близко подойти к воде. Бойцы Боты тут же переправились через реку и утащили на свою сторону все английские пушки.

- Пуля вовсе не дура, - прокомментировал бой Павел Куценко.

Пленные англичане. Крайний справа в пилотке - Уинстон Черчилль

- О чём это ты? - не понял Ганс Эрдманн.

- О полководце Суворове, - усмехнулся Куценко.

- Наш Фридрих Великий тоже не был бы в восторге, - согласился Ганс, - если бы увидел, как неумеющие маршировать и держать равнение в строю фермеры разделали под орех отлично вымуштрованных солдат.

Наступила ночь. Генерал Уоррен был крепко зол на врага. Эти неотёсанные мужланы не позволяли убивать себя в честном бою, как положено приличным солдатам! Но он им ещё покажет, что значит настоящая война!

Бойня Шпиен Коп

Ночью 1.800 солдат Ланкаширской бригады неожиданно переправились через реку и двинулись на гору Шпиен Коп. Буры спокойно отошли, заняв все близлежащие вершины. Как только поднялось солнце, английские солдаты оказались на голой, как лысина вершине под прицелом врага. Началась настоящая бойня.

Англичане гибли один за другим. Им не помогли даже импровизированные окопы, которые они соорудили, навалив бруствер из камней. Семь часов кряду буры расстреливали британцев, как в тире, после чего пошли в атаку. Уцелевшие англичане обратились в бегство. На горе они оставили 87 убитых офицеров и 1.647 солдат. Буры потеряли ранеными и убитыми меньше ста человек.

Сражение закончилось. Соотношение потерь было один к десяти в пользу генерала Боты. Молодой военный корреспондент Уинстон Черчиль (будущий премьер-министр Великобритании) задал генералу Уоррену (Charles Warren) прямой вопрос:

“Сэр, вы четыре раза пытались прор­ваться в Трансвааль. В Коленсо вы потеряли 1.200 своих человек, у Вааль-Кранца - 400, при штурме Шинголо - 1.600, наконец, на Шпиен Коп - почти три тысячи. Вы находите какую-то пользу в том, что за короткий срок потеряли до 20% своих войск в бесплодных лобовых атаках?”

- Да, - ответил генерал. - Это устрашило врага!

Сослали в Сибирь

Но Британская империя не хотела мириться с поражением. Из метрополии прибывали всё новые и новые войска. Добившись многократного превосходства, англичане продвигались вперёд, не считаясь с потерями. Буры оказывали ожесточённое сопротивление, но силы были не равны. В мае 1902 года война закончилась поражением республик Трансвааль и Оранжевая. Великобритания аннексировала их территории.

Судьба иностранных добровольцев сложилась по-разному. Многие погибли (как немец Хеннинг Брюсевитц), другие попали в плен и долго мыкались по английским концлагерям и тюрьмам (как грузинский князь Багратиони-Мухранский, который получил прозвище Нико-Бур). Гансу Эрдманну и Павлу Куценко посчастливилось прорваться в португальскую колонию Мозамбик, откуда они убыли на родину.

Вернувшихся из Трансвааля офицеров не жаловали ни в Германии, ни в России. Никто из них не сделал военной карьеры. К ветеранам англо-бурской войны начальство относилось настороженно. Оно и понятно - помимо мятежного духа свободы, эти люди привезли с собой совершенно революционные взгляды на ведение современной войны. В общем, благонадёжностью они не отличались.

Достаточно сказать, что возвратившийся из Трансвааля родовитый князь Михаил Енгалычев уволился из армии и попытался создать в родном Саратове движение крестьян за “освобождение от гнёта”. Целью сформированной князем организации было установление в России республики по образцу Трансвааля. Всё закончилось тем, что князя арестовали и сослали в Сибирь.

По разные стороны фронта

В 1914 году началась первая мировая война. Павел Куценко к тому времени дослужился лишь до звания штабс-капитана. В составе 1-й русской армии под командованием генерала Раненкамфа ветеран англо-бурской войны вошёл в Восточную Пруссию.

Буры-ополченцы

Уволившийся к тому времени из армии Ганс Эрдманн вступил в ландвер (народное ополчение). Его бригаду бросили против 2-й русской армии генерала Самсонова, наступавшей на Восточную Пруссию южнее дивизий Раненкамфа.

Соотношение сил было в пользу русских: 26 дивизий против 16-ти немецких. Спасти Кёнигсберг могло только чудо.

Тогда германское командование разработало крайне рискованный план. Оставив против 1-й армии лишь небольшие заслоны, они все силы бросили против генерала Самсонова. Немцы были уверены, что русские генералы не будут помогать друг другу. В германском штабе знали, что во время русско-японской войны дивизия Самсонова понесла большие потери, а стоявшая рядом в бездействии дивизия Раненкамфа не оказала соседям помощь. Впоследствии Самсонов встретился с Раненкамфом на вокзале в Мукдене и отвесил ему увесистую пощёчину. Между офицерами завязалась жестокая потасовка, свидетелями которой были иностранные военные корреспонденты. С тех пор Раненкамф и Самсонов просто ненавидели друг друга.

Расчёт оказался верным. Армия Самсонова была окружена и разбита, а Раненкамф топтался под Инстербургом и не пришёл на помощь 2‑й армии. Разбив Самсонова, немцы взялись за Раненкамф. Поражение было катастрофическим. Потери русских убитыми, ранеными и пленными составили свыше четверти миллиона человек.

Немецкие добровольцы

Ганс Эрдманн погиб в последние дни августа 1914 года - от шальной пули, когда 2-я армия русских была практически уничтожена. Павел Куценко пережил его всего на неделю. В начале сентября штабс-капитан пал под Гумбиненном при отражении кавалерийской атаки противника. К счастью, на поле боя этим людям встретиться не пришлось.

Война продолжалась без их участия и вскоре зашла в “позиционный тупик” - ни одна из противоборствующих сторон не могла прорвать оборону хорошо окопавшегося врага. Уроки англо-бурской войны прошли для военных даром. Они предпочитали воевать по старым учебникам тактики, а не исходя из здравого смысла, как генерал-фермер Луис Бота.

Позднее, уже после второй мировой войны, другой генерал - Эйзенхауэр - сказал по поводу косности стратегов всех времён и народов следующее: “Мнение военных не стоит и выеденного яйца. Особенно - по военным вопросам”. Но это уже совсем другая история.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля