Новые колёса

АРГЕНТИНЕЦ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Моряк Карл отдал свой мундир сыновьям — для карнавалов

Командир и болтуны

Немецкий ветеран второй мировой войны Карл Харшхофер впервые увидел русских только в 2004 году - в небольшом кабаке “Голова оленя” аргентинского городка Вилла Бельграно. 83-летний Карл сам подошёл к столику русских и первым завёл разговор.

Карл Харшхофер

- Просто захотелось посмотреть на представителей народа, победившего Германию, - объяснил ветеран. - Но если вы думаете, что у меня руки по локоть в крови, то я вам так скажу: я не нацист. Я - простой матрос. И уважаю только одного человека на свете - нашего командира Ганса Лангсдорфа. Вот это был человек! А теперь - все болтуны!

Карл Харшхофер вырос в Кёниг­сберге. Родной город покинул в 1938 году, когда его призвали на военную службу в Кригсмарине. Уже в 1939‑м судьба забросила Карла в далёкую Аргентину. С тех пор он здесь живёт безвылазно - не то что в Кёнигсберг, даже в Германию не выезжал..

- Там, где я родился, сейчас граница Польши и России, - вздохнул Карл. - А была Восточная Пруссия. Скажите, как можно было лишать родины трёх миллионов человек? Всех же выселили! Мы ответили за вторую мировую войну, а кто ответит за это?

И ветеран рассказал, как оказался в Аргентине.

Карманный линкор

В 1938 году Карл Харшхофер стал матросом броненосца “Граф адмирал Шпее”. Это был необычный корабль. При водоизмещении как у крейсера, он имел орудия главного калибра почти линкоровские.

Дело в том, что после поражения в первой мировой войне Германия не имела права строить крупные корабли. Версальский договор закрепил суровые ограничения: водоизмещение не более 10.000 тонн, главный калибр - не крупнее 280 миллиметров. Именно такими характеристиками и обладал “Граф адмирал Шпее”.

Карманный линкор “Граф адмирал Шпее”

Ещё до спуска его на воду необычное сочетание характеристик, не подходившее ни под какие мировые стандарты, вызвало бурную реакцию в военно-морских кругах всего мира. Попытки придумать для необычного корабля некий новый термин привели к появлению названия “карманный линкор”.

- Без преувеличений можно сказать, - отметил американский журнал “Naval Engineering Journal”, - что создание таких кораблей полностью меняет привычную стратегию и тактику войны на море, равно как и многие взгляды на кораблестроение.

Кёнигсберг, биржа, 1939 год

Океанские рейдеры

Но больше всего Карла поразила вовсе не мощная артиллерия. Во время своего первого выхода в море молодой матрос просто ошалел от шума. Когда корабль шёл полным ходом, в кубрике невозможно было разговаривать. Сидевшие рядом друг с другом матросы общались с помощью записок.

- “Адмирал Шпее”, - объяснили Карлу сослуживцы, - единственный в мире корабль такого водоизмещения, имеющий в качестве двигательной установки дизели. И хотя от них страшный грохот, зато это самые экономичные моторы! Ничего, со временем привыкнешь...

Действительно, дизели обеспечивали кораблю уникальную дальность плавания - 20.000 миль. Даже сегодня этот результат смогли превзойти только суда с ядерными реакторами. Это позволяло карманным линкорам автономно действовать в самых удалённых точках мирового океана.

Помимо “Адмирала Шпее”, Германия располагала ещё двумя такими же боевыми кораблями - “Дойчландом” и “Шеером”. Все они предназначались для рейдерства в Атлантике. По замыслу немцев, карманные линкоры должны были уничтожать торговые суда Великобритании.

Понятно, что “владычица морей” имела несравненно более сильный флот. Но равные по водоизмещению английские крейсера “Адмирал Шпее” мог уничтожить более мощной артиллерией. А от лучше вооружённых вражеских линкоров мог убежать.

В общем, на карманные линкоры Германия возлагала большие надежды.

Фанерные пушки

План, разработанный руководством кригсмарине и одобренный лично Гитлером, предусматривал выход “карманных линкоров” в море задолго до начала атаки на Польшу.

21 августа 1939 года “Адмирал Шпее” под командованием капитана 1 ранга Ганса Лангсдорфа покинул Вильгельмсхафен. Тремя днями позже за ним последовал однотипный “Дойчланд”. Он отправился в Северную Атлантику. “Адмиралу Шпее” предстояло топить англичан в южной части Атлантического океана.

“Граф адмирал Шпее”

К началу второй мировой войны (1 сентября 1939 года) “Адмирал Шпее” занял позицию в 1.000 милях севернее островов Зелёного Мыса.

Почти весь первый месяц войны “карманный линкор” двигался малым ходом к экватору, уклоняясь от любого дыма на горизонте и оставаясь не обнаруженным. Для маскировки на корабле установили выше носовой башни вторую - фальшивую. Из фанеры и парусины. Так “Адмирал Шпее” стал походить на английский крейсер.

Несмотря на примитивность декорации, эта мера позволила несколько раз обмануть неискушенных торговых моряков, суда которых не раз встречались на пути карманного линкора.

Приказ о начале боевых действий “Адмирал Шпее” получил только 25 сентября 1939 года. А 30 сентября карманный линкор настиг первую жертву - потопил английское судно “Клемент”.

Найти и потопить!

Англичане немедленно забили тревогу. От безопасности торгового судоходства зависела судьба Британии!

Для уничтожения двух немецких рейдеров англичане выделили восемь тактических боевых групп, в состав которых вошли три линейных крейсера (английский “Ринаун”, французские “Дюнкерк” и “Страсбург”), три авианосца (“Арк Ройял”, “Гермес” и “Беарн”), девять тяжёлых и 5 лёгких крейсеров. Это не считая десятков других боевых единиц (вплоть до линкоров), охранявших трансатлантические конвои. Всего два герман­ских рейдера оттянули на себя целую армаду!

“Граф адмирал Шпее”

Но “Адмирал Шпее” был неуловим. 5 октября 1939 года он захватил британский пароход “Ньютон Бич”. Из доставшихся документов удалось составить достаточно полное представление о системе радиопереговоров с торговыми судами.

С 5 по 10 октября 1939 года карманный линкор потопил или за­хватил ещё три судна.

Надо сказать, что экипажи за­хваченных и потопленных судов Лангс­дорф всегда обеспечивал шлюпками, водой, продовольствием и отпускал. Практически все они спаслись и выжили. В плену на немецком рейдере оставался лишь командный состав британских судов.

Англичане с ног сбились, стараясь найти рейдер. Но хитрый Лангсдорф увёл свой корабль в Индийский океан.

Карманный линкор “Граф адмирал Шпее”

Кошки-мышки

14 ноября 1939 года карманный линкор потопил танкер “Африка Шелл”. Английские боевые корабли бросились на поиски рейдера в Индийский океан. Но “Адмирал Шпее” уже 20 ноября 1939 года обогнул мыс Доброй Надежды и вернулся в Атлантику. Игра в кошки-мышки продолжалась.

В течение последующего месяца рейдер потопил ещё пять вражеских судов. На этом полоса везения закончилась.

Лёгкий английский крейсер “Аякс”

Ранним утром 13 декабря 1939 года Карла Харшхофера разбудили колокола громкого боя - сигнал тревоги. Сигнальшики “Адмирала Шпее” заметили на горизонте три английских крейсера: тяжёлый “Эксетер” и лёгкие “Аякс” и “Ахиллес”. Британцы, наконец, нашли немецкий карманный линкор.

Ганс Лангсдорф посчитал, что скрыться не удастся и решил принять бой. В 6 часов 18 минут раздался первый залп немецкого рейдера. Через четыре минуты заговорили орудия “Эксетера”.

“Граф адмирал Шпее” ведёт огонь по английскому крейсеру “Ахиллес”

В течение следующих двадцати минут “Эксетер” получил несколько прямых попаданий. На тяжёлом крейсере была разбита вторая носовая башня, разрушен командирский мостик, нарушена связь и выведены из строя механизмы управления рулями.

Командир английского корабля приказал дать по немецкому рейдеру торпедный залп, но в это мгновение в “Эксетер” угодили ещё два тяжёлых снаряда. Окутанный дымом, осевший на нос и накренившийся на борт, “Эксетер” вышел из боя.

“Граф адмирал Шпее” в Монтевидео

Непостижимая наглость

“Адмирал Шпее” попытался добить тяжёлый крейсер врага. Но ему помешали “Аякс” и “Ахиллес”, которые, по словам Лангсдорфа, “вели себя с непостижимой наглостью”. Лёгкие крейсера пошли в атаку, стреляя удивительно точно и эффективно. На немецком рейдере британские снаряды вывели из строя систему управления артиллерийским огнём.

Лангсдорф приказал отходить к уругвайскому порту Монтевидео. Пылающий “Эксетер” остался лежать в дрейфе.

“Аякс”, на котором были разбиты обе кормовые орудийные башни и снесена мачта, и “Ахиллес” следовали за отходящим на запад карманным линкором, словно тени.

В полночь “Адмирал Шпее” встал на якорь в нейтральном Монтевидео. “Аякс” и “Ахиллес” остались в море, блокируя выход из порта. Вскоре к ним подошла подмога - тяжёлый крейсер “Кемберлэнд”.

Немцы оказались в западне.

“Адмирал Шпее” на рейде Монтевидео

“Тысяча жизней”

Повреждения “Адмирала Шпее” оказались не очень велики. Однако корабль всё равно нуждался в ремонте, а экипаж в отдыхе. Но, согласно нормам международного права, правительство нейтрального Уругвая не имело право разрешать кораблю воюющей державы оставаться в порту более трёх дней. Понимая затруднительное положение “Адмирала Шпее”, англий­ская агентура в Монтевидео усиленно распро­страняла слухи: у выхода в море карманный линкор уже поджидает сильная английская эскадра, в составе которой находятся линейный крейсер “Ринаун” и авианосец “Арк Ройял”.

14 декабря 1939 года. Гробы с моряками на борту “Графа адмирала Шпее”

Поверил в это Лангсдорф или нет - неизвестно. Так или иначе, командир принял решение. Первым делом он похоронил погибших членов экипажа.

Рано утром 15 декабря 1939 года гробы (всего погибли 35 матросов и 1 офицер) были свезены на берег на катере и погружены на девять автомобилей. Лангсдорф в парадной форме при палаше сопровождал похоронную процессию в Северный собор вместе с большей частью экипажа “Адмирала Шпее” (не присутствовали только 58 раненых). Тела были погребены в братской могиле.

Похороны моряков “Графа адмирала Шпее”, погибших в бою с английскими кораблями. 15 декабря 1939 года, Монтевидео. В центре - Ганс Лангсдорф

После того, как была прочитана последняя молитва, Лангсдорф рукой в белой перчатке отдал честь мёртвым. Потом взял горсть земли и бросил в могилу. Когда он повернулся, то увидел нескольких офицеров британских торговых судов, которые были освобождены с “Адмирала Шпее” в Монтевидео. К венкам, возложенным на могилу, добавился ещё один - английский. На ленте была надпись “Памяти отважных моряков от их товарищей из британского торгового флота”.

После этого Лангсдорф сообщил, что решил затопить свой корабль.

- Германия может построить ещё много кораблей, - заявил экипажу командир, - но никто не вернёт тысячу молодых жизней!

Экипаж “Графа адмирала Шпее” покинул линкор на буксире

Молодёжь на карнавалах

16 декабря 1939 года “Адмирал Шпее” отошёл от причала. Провожать корабль собралось более 200 тысяч человек. Миновав фарватер, линкор бросил якорь в четырёх милях от берега. Заложив подрывные заряды, команда отправилась на шлюпках в Буэнос-Айрес. Вскоре на карманном линкоре один за другим прозвучали шесть взрывов. Пламя и дым поднялись так высоко, что их было видно даже из города. Корабль затонул не сразу: ещё целых три дня с него доносился грохот взрывов и были видны отсветы пламени.

Все 1.100 членов экипажа вместе с командиром оказались в Аргентине. В тот же день Лангсдорф застрелился.

Пылающий линкор “Граф адмирал Шпее” ушёл на дно на глазах у жителей Монтевидео

Большая часть офицеров и матросов так и осела в этих краях. Даже после окончания войны мало кто из них вернулся на родину. Карл Харш­хофер, как и многие из “новых аргентинцев”, женился, обзавёлся детьми.

- Свой мундир я отдал взрослым сыновьям, как и все остальные мои сослуживцы, - усмехнулся Карл. - В этой форме молодёжь теперь щеголяет на карнавалах и фестивалях.

Дети Карла никогда не были на родине отца. Ни Кёнигсберг, ни Калининград молодых людей не интересует. Они стали настоящими аргентинцами. Даже по-немецки говорят плохо.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля