Новые колёса

АГЕНТ ГЕСТАПО В КЁНИГСБЕРГЕ.
Белорус Никодим Косточка стал ценной добычей НКВД

Враг подл и коварен

Калининград, площадь Победы, торжества по случаю 30-летия Октябрьской революции

Лейтенант Иван Ватченко службой в НКВД гордился и всеми силами стремился оправдать высокое доверие партии, правительства и лично товарища Берии. Благо, все условия у лейтенанта для этого были - в конце 1945 года он прибыл на службу в Восточную Пруссию. Уж тут-то шпионов - просто завались. Арестовывай - не хочу! Было бы желание.

А желание у Ивана было - очень хотелось отличиться. Оно и понятно: на фронте побывать не успел, но в борьбе с агентами империализма ордена можно заработать и в мирное время. Самое главное, действовать, как учат старшие опытные товарищи. Как в приказе по Кёнигсбергскому гарнизону написано:

“Великий Сталин учит нас не кичиться успехами, не зазнаваться, высоко держать революционную бдительность и воинскую дисциплину. Эти указания вождя особенно относятся к нам, сотрудникам НКВД в Восточной Пруссии - бывшей колыбели реакционного пруссачества.

Враг - подл и коварен. Разгромленные на поле брани гитлеровцы ушли в подполье и насаждают всякие шпионские, террористические и диверсионные группы для подрывной работы. Своевременно разоблачить и обезвредить эти группы можно только тогда, когда каждый боец и офицер будет бдителен и дисциплинирован, будет с честью и достоинством выполнять возложенные на него задачи”.

Золотые слова! Лейтенант Ватченко под каждым из них был готов подписаться.

Улица Чернышевского, Калининград, 1946 год

Самогонщики и дебоширы

Однако, ознакомившись с оперативной обстановкой, лейтенант приуныл. Сплошные кражи и грабежи. Бытовуха...

“В посёлке Рутенштайн во 2‑м районе гражданин Колядин П.И. и гражданка Ивченко М.В., находясь в нетрезвом виде, с бранью напали на немку Аннер и её брата Аннер Вилли, которому отшибли ногу и раздавили половые органы. Колядин и Ивченко задержаны”.

“Проживающие в районе 8-й районной комендатуры немцы Прайс и Шварцельмюллер на протяжении 1,5 месяца занимались в своих квартирах самогоноварением, что строго запрещено советскими законами. Проверкой установлено, что Прайс и Шварцельмюллер начали изготовлять самогон с разрешения нач. ком. отдела Гражданского управления 8-го района мл. л-та Биктеева. При этом два других офицера, работники того же Гражданского управления, капитан Коростяков и л-т Григорьев, зная о самогоноварении в указанных квартирах, не приняли мер к его прекращению, а систематически сами покупали этот самогон”.

“Сотрудники Рагнитской оперативной группы раскрыли кражу муки весом около трёх тонн, совершённую с территории пекарни одной из местных воинских частей.

Руины Луизен-театра (ныне - драмтеатр), Сталинградский проспект (проспект Мира), Калининград, 1947 год

Преступники - четверо немцев. При этом организатор, житель города-порта Мемеля (ныне Клайпеда), оказался ранее судимым. Как выяснилось в ходе следствия, украденную муку злоумышленники вывезли из пекарни в кузове грузового автомобиля, а потом обменивали её за бесценок на выпивку”.

Тоска зелёная!

Вервольфы и диверсанты

Гастроном и “Главособгастроном” на углу Сталинградского проспекта и ул. Коммунальной, Калининград, 1947 год

Лейтенант Ватченко хмуро перевернул очередную страницу... О! Вооружённая группа. Как пить дать, те самые “вервольфы”, о которых начальники все уши прожужжали.

- На момент ареста, - прочитал Иван, - бандиты имели на своём вооружении 20 килограммов взрывчатки, 12 ручных гранат, 10 винтовок и один револьвер.

Однако дальше следовало, что группа грабила местных жителей - никакой политики, только нажива. Руководил бандитами 30-летний офицер РККА - капитан Петр Крутько, член ВКП(б), кавалер ордена Красной Звезды.

Как было указано в деле: “6 марта 1945 года Крутько был выписан из госпиталя, где находился на излечении, с направлением обратно в ряды действующей Красной Армии, однако в свою часть не прибыл, а остался в Восточной Пруссии и сколотил банду”.

Костяк группы составляли граждане Германии - мужчина (49-летний Йоган Лиц) и четверо женщин-немок. Впоследствии к ним прибились ещё три русских дезертира: уроженцы городов Тула, Свердловск и Воронеж.

Эти люди оказались самыми серьёзными головорезами на территории Восточной Пруссии.

Далее шли бывшие члены нацист­ской партии, осуждённые “за антисоветскую агитацию”, несколько “диверсантов”, совершивших убийства советских офицеров явно с целью грабежа, и саботажники, плохо работавшие в колхозах...

Да, с вервольфами было явно негусто. Может, со шпионажем дела будут обстоять поинтересней...

Под личиной парикмахера

Но и тут ожидания лейтенанта не оправдались. Разве только одно интересное дельце попалось:

“Разоблачён и взят под стражу работавший на германскую и американскую разведки бывший некто Э. Гросселюс. Шпионские сведения для своих заокеанских хозяев он собирал под личиной мирного и внешне равнодушного к политике парикмахера”.

Круто! Из простого брадобрея коллеги Ватченко слепили настоящего Джеймса Бонда. Есть чему поучиться.

Осознав, что всё не так уж плохо, лейтенант убыл к новому месту службы - в Гумбинненскую оперативную группу аппарата уполномоченного НКВД-НКГБ СССР по Восточной Пруссии.

И буквально через несколько недель удача улыбнулась Ивану - к нему привели задержанного в городе мужчину без документов. Им оказался столяр Никодим Петрович Косточка, 1902 года рождения, белорус, уроженец села Дубно Гроднен­ской области, без гражданства и определённых занятий.

Очень подозрительная личность!

Польский разведчик

Улица Карла Маркса, Калининград, 1947 год

Никодим оказался настоящей находкой для сотрудников НКВД. Гражданин Косточка не стал темнить и запираться, а выложил начистоту свою непростую историю.

До войны Гродненская область принадлежала Польше, так что Никодим имел польское гражданство. Образование деревенский паренёк получил всего шесть классов, но научился столярничать. В 1927 году Косточка отправился на заработки в Данциг, имевший тогда статус “вольного города”. Там его впервые завербовали.

Резидент польской разведки полковник Адамович имел план агентурной работы, согласно которому он ежегодно должен был иметь три новых вербовки. На такие операции руководство выделяло деньги. Правда, небольшие. Поэтому приходилось крутиться.

В общем, Адамович не стал ходить вокруг да около и сразу взял столяра Никодима в оборот.

- Будешь слушать, что говорят люди в Данциге и докладывать мне, - полковник взял Косточку за грудки. - Попытаешься обмануть - морду набью!

Никодим подписал соответствующие документы и стал числиться агентом польской разведки.

Немецкий шпион

Понятно, что ничего серьёзного агент Косточка сообщить “в Центр” не мог. Но от него ничего особенного и не требовали. Так продолжалось до 1939 года, когда Польшу оккупировала фашистская Германия.

Некоторое время после этого Никодим продолжал столярничать - ничего в его жизни не изменилось, только полковник Адамович пропал. Но в 1942 году немцы разобрали архивы польской разведки и вышли на Косточку.

Никодим сразу же рассказал о всех, кто ему был известен. Гестапо предложило “ценному кадру” сотрудничество. Косточка согласился и подписал соответствующие документы. Так он стал агентом гестапо.

Косточку устроили работать на макаронную фабрику, где он должен был следить за настроениями рабочих. Проще говоря, стучать. Что Никодим и делал до 1945 года.

После разгрома Германии Косточка решил убраться подальше и от поляков, и от немцев. В общем, Никодим отправился в СССР. Так он оказался в Кёнигсбергской области.

Восемь лет лагерей

Некоторое время Косточка жил спокойно без документов: столярничал, подрабатывал, где придётся. Пока его случайно ни захомутали сотрудники НКВД в Гумбиннене (ныне Гусев).

Лейтенант Ватченко светился от счастья: ему в руки попался настоящий агент. Да ещё сразу двух разведок! Косточку содержали “по высшему разряду” - даже не били. Никодим был доволен - много ли ему было надо. Как “агент со стажем”, он подыгрывал следствию, как мог, и сознавался даже в том, чего не было.

В общем, сотрудники НКВД доложили в Москву об успешно проведённой операции по поимке опасного шпиона, который полностью раскаялся в содеянном.

3 декабря 1946 года особое совещание при МВД СССР осудило гражданина Косточку на восемь лет исправительно-трудовых лагерей, а лейтенант Ватченко получил орден, очередное звание и повышение по службе.

В дальнейшем следы обоих затерялись, их судьба неизвестна. Не исключено, что эта история позднее обросла увлекательнейшими детективными подробностями и трансформировалась в какой-нибудь шпионский роман о славных героях-чекистах, жестоких “вервольфах” и коварных агентах всесильных западных спецслужб.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля