Новые колёса

«22 июня 1941 года мы бомбили Кёнигсберг!»

- Да, это произошло именно 22 июня, в первый день войны, уже через 5 часов после нападения фашистской Германии на Советский Союз, - вспоминает события 64-летней давности ветеран Великой Отечественной войны Николай Черненко. - Да, наделали мы тогда шороху в восточно-прусской столице... И хотя мне лично слетать не удалось - служил я тогда простым солдатом в 103-м батальоне аэродромного обслуживания в Вентспилсе - но бомбы были моими. Я их собственноручно загружал в бомбардировщики "СБ".
"Мы знали, что начнется война"
- Вот уже полвека и в прессе, и среди историков идут споры, знал ли Сталин о готовящемся нападении Германии на Советский Союз. Ни тогда, ни сейчас у меня сомнений не возникает. Я все видел своими глазами. Уж не знаю, как там Сталин, но все красноармейцы у нас были убеждены в этом точно. Мы готовились к войне с Германией. А как не знать? Да и тайны из этого особо никто не делал. Еще в 1940 году армейские типографии напечатали огромным тиражом русско-немецкий разговорник для бойцов Красной Армии, куда были включены такие разделы, как допрос вражеского военнопленного, ориентировка на чужой территории и тому подобное... А начиная с 19 июня 1941 года в 40-м авиационном полку - наш батальон его обслуживал - учебные тревоги объявлялись постоянно. Тревога, потом отбой. Проходит часа три - опять то же самое. И так несколько суток подряд. Пока не наступил вечер 21 июня.
До начала войны оставалось всего несколько часов...
"Эти турки всех одолели!"
- С 21 на 22 июня меня назначают дежурным по автопарку. И вдруг поступает команда: выделить грузовики ЗИС-5 для подвоза авиационных бомб. Я не на шутку удивился. Боевыми фугасами самолеты мы еще не снаряжали. Прежде для учебных целей пилоты пользовались цементными болванками - и на них отрабатывали приемы прицельного бомбометания. А здесь - боевые. Это что-то новенькое.
Войну Николай Черненко закончил в звании старшего сержанта, под Кенигсбергом. Демобилизовался из армии и здесь же обосновался. Устроился инструктором в отделе облуниверсалторга. Поселился в брошенном немцами особняке на улице Батальонной, 8. (Ныне переименована в улицу Отдельную, - прим. авт.) Офицеры комендатуры помогли бывшему фронтовику привести строение в порядок. Прошло время, и он познакомился с обитателями соседнего дома. Ими оказались немцы. Среди них - статная дама лет 50-55. Звали ее фрау Мария. Родом она была из Пайзе (ныне Светлый, - прим. авт.). Незадолго до начала войны она перебралась в Кенигсберг.
- Фрау Мария, - как-то решил поговорить с соседкой Николай Черненко, - вы помните день, когда на Кенигсберг впервые посыпались бомбы?
- Отлично помню, - ответила немка. - Это было в воскресенье, 22 июня 1941 года в 9 часов утра. Мы шли на базар. Празднично одетые, в хорошем настроении. Когда вышли на привокзальную площадь, в небе завыли самолеты, и на Гауптбанхоф посыпались бомбы. Мы еле уцелели. Для нас это был шок. Мы долго не могли прийти в себя. И, главное, не понимали, что же произошло на самом деле...
Еще мне удалось узнать, что помимо Южного железнодорожного вокзала наши бомбардировщики сбросили фугасы и на коксогазовый завод, - продолжает рассказ Николай Черненко. - В тот же день три звена "эс-бэшек" с нашего аэродрома накрыли несколько целей в Тильзите. Получается, не так уж все было плохо в первые дни войны. И мы дали, как следует, прикурить фрицам! Но почему-то об этих удивительных фактах у нас совершенно не вспоминают...
Ю. ГРОЗМАНИ,
фото из архива Н. ЧЕРНЕНКО


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля