Новые колёса

“У ШПЕРЛИНГА УЛЕТЕЛА КРЫША”.
Леонид Ткаченко обвинил в предательстве экс-президента “Балтики”

Коротко ответив на обвинения экс-президента “Балтики” Корнея Шперлинга, главный тренер нашей команды Леонид Ткаченко решил довести тему до конца.

Корней Шперлинг, 1998 год

- Шперлинг уже не в первый раз говорит про меня одно и то же, - пояснил Леонид Иванович. - Я один раз это пропустил, второй, третий... Может, пора и мне высказать свою точку зрения? Ведь есть читатели, которым ни я, ни Шперлинг, возможно, не знакомы. И какое представление у них сложится?

“Будда навеки”

- Во-первых, кто для меня Шперлинг? Это человек, который, приехав в Калининград, за два года сумел повернуть лицом к “Балтике” и мэра Калининграда Виталия Шипова, и председателя областной Думы Валерия Устюгова, и губернатора Калининградской области Юрия Маточкина - кстати, очень умного человека, который не был фанатично зациклен на футболе, но понимал, что “Балтика” необходима нашему региону. Потом “знамя” подхватили и Игорь Кожемякин, и Юрий Савенко... Надо быть необъективным, чтобы не признать эту заслугу за Корнеем Шперлингом. Однако его тренерские функции в “Балтике” при мне были никакими.

Наши взаимоотношения не сложились сразу, и я сказал ему об этом в глаза: “Корней Андреевич, у тебя есть одна очень нехорошая жизненная позиция - быть первым в случае успеха и как можно дальше в случае неудач”.

Конечно, он начал возражать, но мне уже было всё понятно.

Ещё в 1994 году, когда “Балтика” стояла на пороге высшей лиги, возникла ситуация, которую мог придумать только Шперлинг: в одной команде было два главных тренера. И после поражения 6:0 в Ростове главным тренером стал фигурировать только Анатолий Иванов, а Шперлинг перешёл в президенты клуба.

Леонид Ткаченко, 1998 год

Кстати, подобное предложение поступало от него и ко мне. Но, очевидно, мой взгляд был настолько красноречив, что Шперлинг к этой теме больше не возвращался.

О его трусливом характере свидетельствует и тот факт, что, будучи президентом клуба, он не подписал ни одного документа! Всё подписывал Виктор Зибаровский. То есть, даже здесь Шперлинг страховался и дистанцировался.

С первого года нашего знакомства я понял, что это очень самовлюблённый человек с завышенной самооценкой. Он привык занимать такую позицию: “Ты работай, а я посмотрю. Если будет успех, я буду тебя отодвигать и выходить на передний план”.

Так случилось в 1995 году, когда “Балтика” вышла в высшую лигу. Я не видел, чтобы где-то фигурировала фамилия “Ткаченко”. Везде только “Шперлинг”! И я отреагировал на это нормально. Но на фоне успеха Шперлинг вбил себе в голову, что он Будда для Калининграда навеки!

Попал бутылкой в телевизор

- У Шперлинга настолько “улетела крыша”, что в том же 1995 году он предпринял попытку по смещению президента профессиональной футбольной лиги (ПФЛ) Николая Толстых... Нашлась группа псевдо-единомышленников, которые, как мне потом рассказали, просто разыграли Шперлинга. Обещали ему квартиру в Москве и прочие блага.

К. Шперлинг, 2010 год

Поверив в это, он действительно поехал в столицу, рассчитывая сместить Толстых. Но это была настолько неравная ситуация, что Шперлинг в тот же день всё понял и напился в гостинице “Россия”. Разбил там телевизор и ещё что-то...

Правда, для таких ситуаций у него тоже припасено оправдание: дескать, приснился страшный сон, будто на него напали, а он стал отбиваться и попал бутылкой в телевизор.

Доподлинно знаю и ещё одну особенность Шперлинга. Когда он приезжал работать тренером в Брянск, Ставрополь и другие города, то всегда привозил с собой два талмуда: первый - пятилетняя программа развития клуба, второй (такой же толщины) - история его болезни. Сначала он доставал первый талмуд, а если что-то не получалось - второй.

Я, конечно, желаю Корнею Андреевичу прожить ещё много-много лет (в чём не сомневаюсь), но такой подход говорит обо всём.

Горбенко просил его убрать...

- Меня с детства родители научили, что предательство и хитрость - не самые хорошие черты для человека. А общаясь со Шперлингом, я видел это практически каждый день. Самый яркий пример - как он предал Юрия Маточкина, когда тот попросил его поучаствовать в предвыборной агитации.

Для меня это был шок. Но я отдаю должное прозорливости покойного Леонида Горбенко (они с Маточкиным были разные, но для меня они оба были хорошие) - он сразу разобрался в ситуации. Он вызвал меня и сказал: “Я буду помогать команде, если ты уберёшь Шперлинга. Потому что предавший однажды предаст и в дальнейшем”. Дословно так и сказал!

На поле с мячом - Леонид Ткаченко. Стадион “Балтика”, 2010 год 

Но разве я мог выгнать человека, который сам меня в этот клуб пригласил? И я потратил примерно месяц, чтобы оставить Шперлинга в “Балтике”. Естественно, с 1996 года он ничем уже не занимался.

И когда в 1998 году “Балтика” вылетела из высшей лиги, ушёл я, ушёл Зибаровский, ушёл Юрий Бондарев... А Корней Андреевич остался! Уж не знаю, в какой роли он был у Дмитрия Чепеля... Но в дальнейшем он не понадобился ни Александру Фадину, никому.

“Мы обыграли и ЦСКА, и “Зенит”

- Теперь о клевете в мой адрес. Да, заслуженным тренером я стал в харьковском “Металлисте”, будучи начальником команды и первым помощником главного тренера и своего учителя Евгения Лемешко. При нём, в 1961 году, “Металлист” занял шестое место в высшей лиге Советского Союза, что стало лучшим достижением команды за всю её историю. А когда на следующий год главным тренером “Металлиста” стал я, то мы показали второй лучший результат - седьмое место. Не думаю, что если бы я был плохим тренером, то в Харькове меня удостоили ордена “Слобожанская слава” за выдающиеся результаты харьковского футбола.

Когда меня пригласили в “Балтику”, я не был безработным - я успешно работал в команде “Темп” из Шепетовки. И при мне в этой команде всё было хорошо. Это и другое можно подтвердить где угодно - посмотрите футбольную историю или статистику.

Что касается “Анжи”, то после 12 туров я оставил эту команду на 9‑10 месте. Мы обыграли и ЦСКА, и “Зенит”. “Спартак” еле ноги унёс... А потом я ушёл (заметьте: ушёл сам).

Л. Ткаченко, 2010 год

Ушёл, потому что у меня к тому времени сложились фантастически уважительные отношения с президентом саратовского “Сокола”. И он держал мне место главного тренера целый месяц! Команда в это время продолжала терять очки, а я не мог уйти, потому что это Дагестан... Они не любят, когда люди уходят от них сами. Тем более, президентом клуба был вице-премьер Дагестана - очень властный человек, с которым у меня до сих пор великолепные отношения.

А как они меня принимали в 2006 году, когда я к ним с “Балтикой” приехал! Это дорогого стоит. Ведь я проработал в “Анжи всего полгода.

Так вот, когда я в конце первого круга перешёл в “Сокол”, у него было пять очков. Пять! Я знал, что если мы вырвемся, то это будет что-то на уровне фантастики. Мне удалось добавить им ещё 18 очков, но, к сожалению, одного или двух всё-таки не хватило, и мы вылетели. Но то, как преподносит это Шперлинг... просто искажение фактов.

Револьвер к виску

- Шперлинг говорит: “Ткаченко никого из нас не взял”.

Ну, во-первых, Ткаченко сам тренер, которого нанимают на работу. Хотя Бондарева я дважды возвращал в клуб, потому что он рабочий тренер. А Корней Андреевич в этом качестве мне совершенно ни к чему. Даже когда мы вместе работали, он всё время придумывал себе какие-то должности. Например, называл себя моим консультантом...

На Украине у меня была кличка “Белый офицер”. Как раньше поступал “белый офицер”? Если что-то должен и не сделал, то вставил патрон в револьвер, крутанул барабан - и к виску...

Так вот, я могу поклясться, что на следующий день после выхода “Балтики” в высшую лигу я подошёл к Шперлингу и в присутствии Бондарева сказал: “Всё, Корней Андреевич, заступайте. Договор дороже денег”. Т.е. я предложил ему пост главного тренера!

А он так взвился, будто пчела его укусила: “Ты что! Ты не понимаешь! Я не могу! Я болен!”

Далее Шперлинг утверждает, что, когда я принял команду после Зураба Саная и Ивана Ляха, турнирное положение ухудшилось.

Давайте говорить, как профессионалы. В 2009 году, после пяти поражений подряд, “Балтика” по потерянным очкам оказалась в зоне вылета. Саная был отправлен в отставку, позвали меня, и мы заняли девятое место. Считаю, что это локальный успех. Правда, учредители посчитали иначе.

“Балтика” образца 1998 года. В центре - Ткаченко и Шперлинг

А в этом году “Балтика” вообще была на предпоследнем месте по потерянным очкам! Хотя в начале сезона ситуация с финансами была стабильная, и это тоже надо учитывать.

И когда мне в очередной раз предложили занять пост главного тренера, я долго колебался, потому что понимал: задача очень непростая. Это понимали и в совете директоров. Поэтому задача минимум, которую они поставили, - не вылететь. В тяжелейших финансовых и других условиях эта задача выполнена.

Ни в какие ворота

- И последнее. Шперлинг постоянно называет себя патриотом “Балтики”. Хочу спросить: а имеет ли право патриот “Балтики” бегать по гостевым командам и рассказывать о тактических вариантах нашей игры? Таких случаев я знаю, как минимум, два. Когда к нам приезжали “Волгарь-Газпром” (Астрахань), и в 2006 году - “Динамо” (Брянск). Это те команды, где Шперлинг работал, и где кто-то его ещё знает. И он прибегал к ним с макетом, чтобы рассказать о наших стандартных положениях. Тренеры этих команд мне при встрече сказали: “Леонид Иванович, это же вообще ни в какие ворота...”

Кстати, в игре с Брянском я это чётко увидел. Мы разыгрывали угловой, смотрю - а в нужную нам зону встаёт игрок... Сейчас, конечно, с этим проще: обмениваемся дисками с видеозаписями игр. А тогда это ещё не так было распространено.

- Откуда Корней Шперлинг знает тактические схемы “Балтики”?

- Смотрит с трибуны, когда мы на тренировках стандартные положения отрабатываем. А потом бежит докладывать... Ясно для чего - чтобы “Балтика” проиграла. Ну не любишь ты Ткаченко, но при чём здесь команда, патриотом которой ты себя называешь? Даже хочу его спросить: что это?

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля