Новые колёса

МИЛЛИОН РУБЛЕЙ ЗА УБИЙСТВО СЫНА.
Мать экс-футболиста “Балтики” так и не получила компенсацию.
Хотя прошло уже пять лет…

18 июня 2011 года на трассе Талпаки-Советск произошла страшная авария. В 19.50 чёрная “Мазда” на огромной скорости вылетела на встречную полосу и лоб в лоб столкнулась с “Ниссаном”...

Четыре трупа

Павел Кратюк

В “Мазде” ехали двое, а в “Ниссане” - пять (!) человек. Трое погибли сразу: 18‑летняя пассажирка “Мазды” Алёна Скугарева, 22-летняя водитель “Ниссана” Екатерина Стельмачонок и её 25-летний попутчик Василий Саблин.

Остальных пассажиров “японца” (31‑летнего Павла Кратюка, 27-летнего брата Екатерины Максима Стельмачонка и подругу Екатерины Юлию Попову) госпитализировали с тяжёлыми травмами.

Виновник трагедии (19-летний студент Костя Фёдоров) отделался ранами средней тяжести.

Увы, спустя сутки оборвалась четвёртая жизнь: в больнице скончался Павел Кратюк - профессиональный футболист, экс-игрок ФК “Балтика”. В той злополучной машине он возвращался домой из Советска, где вместе с Максимом и Василием выступал за команду “Красная звезда” (“ЗВЕЗДА И СМЕРТЬ ПАВЛА КРАТЮКА. Автокатастрофа унесла жизни двух девушек и двух футболистов. Среди них - экс-игрок “Балтики”, - “НК” №247 от 30.06.2011).

В суде Фёдоров заявил, что не знает, с какой скоростью ехал. И виновным себя признал лишь частично - якобы в связи с потерей памяти.

В итоге спустя год после аварии Славский районный суд признал его виновным по ч. 5 ст. 264 УК РФ (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц) и приговорил к пяти годам исправительной колонии общего режима, а также на три года лишил водительских прав.

Одновременно суд удовлетворил гражданские иски потерпевших. Четырём из них (тем, кто потерял своих родных) Фёдорова обязали выплатить по одному миллиону рублей. И ещё по 500 тысяч - двум пострадавшим. Итого - 5 млн. рублей.

Прошло пять лет после той трагедии. Фёдоров по-прежнему сидит в тюрьме. А мать погибшего Павла Кратюка - 66-летняя Любовь Ивановна Щербачёва - до сих пор не в силах смириться со смертью единственного сына. Она убеждена, что Павел умер “при странных обстоятельствах” и что адвокат вместе с другими потерпевшими её обманули.

“Сейчас мне сделают укол”

Любовь Щербачёва

- О том, что случилась авария, мне сообщили только в 10 вечера, через третье лицо, - вспоминает Любовь Ивановна. - Я сразу разрыдалась, но потом мне позвонил Пашин друг (тоже футболист) и успокоил: мол, там трое погибли, а ваш сын жив - на месте ДТП он бегал (!) и помогал всех вытаскивать...

В 2 часа ночи я приехала в больницу Советска и стала ждать в коридоре. К утру врачи сказали: “Не переживайте, всё нормально. У Павла только перелом копчика и ушиб лёгкого. Ищите больницу, куда его перевести”.

В шоковом состоянии я поехала искать больницу. Хотя сейчас понимаю, что не должна была этого делать! Ведь это - обязанность врачей...

В тот же день мне позвонила девушка моего сына - Наталья Павлова - и сказала:

“Вам в таком состоянии лучше побыть дома. Я уже еду в Советск и сейчас там всё узнаю”.

Наташа работала медсестрой в “Cкорой помощи”. В своё время Паша лежал у них в БСМП с почкой. Так и познакомились. У неё дежурства сутки через трое, поэтому один день он жил у неё, а остальное время - дома.

Вечером Наташа снова позвонила: мол, с Пашей всё нормально, он шутит-смеётся, и вам не надо никуда ехать.

Каждые два часа я сама звонила в больницу, и врачи тоже говорили: “Всё нормально, кризис миновал”.

В 10 вечера Наташа передала, что Паша с ней связался и сказал: “Всё хорошо, сейчас мне сделают укол, и я буду спать”.

Позже я узнала, что в 22.30 ему стало плохо, и в 1.30 его положили на операционный стол. А в три часа ночи Наташа сообщила, что Павел умер...

То есть после аварии Щербачёва так и не увидела своего сына живым.

Не до денег

- Когда прошло 40 дней, - смахивает слёзы Любовь Ивановна, - Наташа познакомила меня с Геннадием Стельмачонком (отцом погибшей девочки, которая сидела за рулём “Ниссана”) и предложила вместе обратиться к адвокату. У Стельмачонка была видеозапись с места ДТП, но мне её не показали.

В центре - Павел Кратюк

Адвокат (Сушков Игорь Васильевич) объяснил, что может представлять интересы сразу всех потерпевших. И я им полностью доверилась.

В августе, по просьбе Сушкова, я написала одно исковое заявление. В январе 2012 года он попросил подписать другое. Что там - я особо не вникала, потому что мне было не до денег, не до чего.

В конце марта Стельмачонок позвал меня подписывать какие-то документы в следственный отдел. После чего в коридоре следователь нам сказала: “Ну вот и всё. Дадут ему года два условно. И им хорошо, и вам хорошо...”

Как я поняла, они там о чём-то договорились и получили деньги. Сейчас все потерпевшие ездят на шикарных машинах и имеют новые квартиры. А меня обманули... Я не хочу в это лезть. Но зачем со мной так поступать?

По словам Щербачёвой, за прошедшие пять лет ей перевели только 25 тысяч рублей от страховой компании “Оранта” (по ОСАГО). И потом ещё Сушков помог ей написать заявление в суд - на получение обязательной страховой выплаты. Так, в мае 2014 года она получила ещё 155 тысяч рублей.

- От виновника аварии какие-то копейки то приходят, то не приходят, - говорит Любовь Ивановна. - Я даже не хочу ходить и унижаться, получая там по 200 рублей...

На все обращения Щербачёвой судебные приставы лишь разводили руками - мол, никаких счетов и собственности у Фёдорова нет, а сам он отбывает наказание в Гвардейской колонии ИК-7.

- За время исполнения приговора суда вам перечислено около 27 тысяч рублей, - указала прокуратура в ответе на письмо Щербачёвой (в сентябре 2014 года). - Ваши доводы в части законности получения денежных средств другими потерпевшими по уголовному делу не подлежат рассмотрению, так как не затрагивают ваши права.

Забрали навсегда

Павел Кратюк: “Всё хорошо, сейчас мне сделают укол, и я буду спать”

- Все эти годы я ходила по разным инстанциям и просила милостыню за убийство моего сына, - плачет Любовь Ивановна. - Но ни один адвокат не хочет за это браться. Что мне делать? Я - пенсионерка, муж - чернобылец, мама - больная (ей 85 лет). Мой сын помогал нам во всём. Без него нам очень тяжело. А ещё хуже - жить с этой несправедливостью, с тем, что моего сына забрали у меня навсегда, и никто не ответил за это...

Могу долго рассказывать, через какие унижения я прошла за эти годы. Но ни у кого не ёкнуло сердце. Никакого сострадания, никакой поддержки. Очень больно от того, что живёшь в родном городе, и невозможно найти помощи простому человеку - матери-пенсионерке, потерявшей единственного сына.

Очень хочется знать, почему со мной и с памятью моего сына поступили таким образом. Я молчала все эти годы - надеялась на порядочность людей. Но потом поняла, что это бессмысленно. Все пять лет надо мной просто издевались. Мало того, что я не могу ничего добиться, я уже боюсь жить в городе, в котором провела 60 лет. Боюсь врачей, боюсь полиции...

Щербачёва живёт с мыслями, что в ДТП замешана третья машина, что в больнице у её сына изъяли почку, что деньги за неё получила Наташа, что в тюрьме сейчас сидит не Фёдоров, а какой-то другой человек... И ещё Бог знает что.

Работает в тюрьме

Мы связались с отцом другого потерпевшего - Геннадием Стельмачонком. И вот что он рассказал:

- Суд вынес Фёдорову приговор 29 июня 2012 года, а до этого он был под подпиской о невыезде. То есть сидеть ему ещё почти год.

Начиная примерно с осени 2014 года, Фёдоров уже раз 15 подавал заявления и в Гвардейский, и в областной суд - с просьбой освободить его по УДО (условно-досрочно), либо перевести в колонию-поселение. Только в этом году он обращался уже пять раз. Последний из них - 1 августа. Мы, как потерпевшие, присутствовали при рассмотрении его заявлений. И ему вновь отказали.

Что он такого сделал, чтобы выйти досрочно? Нам говорят: “Он хорошо себя ведёт...” Ну так он и должен вести себя хорошо! Он же не на курорте, а в тюрьме. Четырёх человек убил. У меня сын 15 ме сяцев был на больничном, перенёс семь операций...

Мы всегда были против досрочного освобождения. И только Щербачёва сказала: “Если он компенсирует моральный вред, я согласна, чтобы он вышел на свободу”.

Поначалу с Любовью Ивановной у нас всё было нормально. Мы вместе ездили на суды. А потом она стала говорить: вам, мол, заплатили... Она думает, что у её сына изъяли почку, ещё что-то... Ну, женщина не совсем адекватна.

- По её словам, после аварии все потерпевшие купили себе шикарные машины и получили новые квартиры...

- Я с 1993 года как жил, так и живу в своей старой квартире. В 2010 году я купил “Форд-Фокус”, на котором езжу и сейчас. За всё это время из пяти миллионов Фёдоров выплатил потерпевшим всего 94 тысячи рублей (на всех). В тюрьме он работает дневальным. Часть его зарплаты колония перечисляет судебным приставам, а они уже - нам на сберкнижки. Получается, по 50-200 рублей в месяц...

Потерял почку

P.S. Павел Кратюк был воспитанником ДЮСШ “Балтика” и всю свою жизнь посвятил калининградскому футболу. В 2006 году, выступая за “Балтику-2”, он получил на поле травму и фактически лишился одной почки (“КРОВАВЫЙ ФУТБОЛ. По вине руководства игрок “Балтики-2” Павел Кратюк стал инвалидом. Ему будут удалять почку”, - “НК” №53 от 30.08.2007).

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля