Новые колёса

ЗАРЕЗАЛ ЖЕНУ И ЕЁ ЛЮБОВНИКА.
Авиатор Олег Пятернёв спустился с небес на землю и защитил честь своей семьи

 

Лильку порезали!

Время близилось к вечеру и на улицах посёлка Пушкино Нестеровского района становилось всё оживлённей. Народ потянулся в магазин - отметить окончание первого дня новой рабочей недели. Правда, отдельные граждане начали праздновать ещё с утра, а другие направились не к официальной торговой точке, а к соседу, и не за водкой, а за самогоном. Но общей картины это не меняло. В общем, типичные будни духовно возрождающейся российской провинции в самом начале Великого поста по православному календарю.

- Лильку порезали! - неожиданно нарушил сельскую идиллию истошный женский вопль. - Вызывайте “скорую”!

Жители близлежащих хибар прилипли к окнам, а прохожие обернулись на крик. Голосила Олеся Миколайнис, выскочившая из дома Александра Иванова. Прочь от неё, прямиком через калитку, не спеша, удалялся Олег Пятернёв.

- Опять свою сожительницу Лильку “учил”, - не испытывая особого беспокойства, решили односельчане. - Не впервой, поди. Чего панику-то разводить?

Тем не менее, у дома Иванова стали собираться зеваки. Через несколько минут стало ясно: побоями на сей раз не обошлось - произошло убийство. Даже два. Неподалёку от зарезанной Лильки лежал труп хозяина дома. Приехавшим по вызову врачам “неотложки” оставалось только констатировать их смерть.

Бей бабу молотом, будет баба золотом

Следом за врачами в посёлке появилась следственная группа - ребята из органов быстро восстановили картину преступления. Сомнений не было - обычная “бытовуха”. Типичное, к сожалению, для наших дней дело - убийство из ревности. Разумеется, по пьяни.

Олег Пятернёв и Лиля Сидорова прожили в гражданском браке почти три года. За это время успели завести дочь - Эльвиру. Все втроём ютились в доме Лилиной матери. Там же обитали взрослый брат Лили - Александр, и сестра с мужем и детьми. Пятернёв и Сидорова нигде не работали - мать делилась с “молодыми” скудной пенсией.

Летом Олег пропадал в Калининграде и в Пушкине почти не показывался, зимой находился в посёлке постоянно. Отношения в гражданской семье были обычными - попивали, ругались, случалось, что Олег поколачивал свою благоверную. Так всё и длилось - не хуже, чем у других, пока в один прекрасный день Олег не “взбрыкнул” окончательно. После очередной ссоры он неожиданно заявил, что жить с Лилькой больше не намерен. И уехал в Калининград.

Лиля грустила недолго и сошлась с соседом - Александром Ивановым. Но тут вновь вернулся Олег, и всё началось сызнова.

Новый этап тихой, семейной жизни продолжался до очередной ссоры сожителей. Пятернёв опять набычился, взял дочь Эльвиру да и умотал в Калининград. Погостить, мол, к своей матери. Лиля случай не упустила и снова к Иванову подалась - чёрт этого Олега знает, когда он вернуться надумает. Вдруг на месяц или того более укатил? Но Пятернёв заявился буквально через несколько дней. Тут-то всё и произошло.

Проснулся - рядом два трупа лежат...

В дом матери Лили Олег приехал уже на взводе - по дороге из Калининграда успел выпить.

- Лильки дома нет? - спросил он хмуро. - Понятно.

Оставив дочь у тёщи, Пятернёв прихватил с кухни нож и отправился прямиком к дому Иванова. По дороге встретил Витальку Миколайниса и Аньку Брюханову. Виталий в этот день с утра у Иванова выпивал. Вместе с Лилей и ещё одним приятелем - Лёхой Медведцким. Лёху к тому моменту уже сморило, и он прямо на хозяйской кровати уснул, а Александр ещё в норме был, и отправил Виталия за очередной бутылкой. Тот, как самогонкой разжился - назад заспешил. Тут ему Анна на глаза попалась.

- Чего без дела слоняешься? - поприветствовал Миколайнис односельчанку. - Пошли, выпьем!

Отчего не пойти? Вместе к Иванову и поспешили. Тут-то парочка и встретила Олега. То, что Пятернёв тоже к Александру намылился, у них никаких подозрений не вызвало. Что такого? Тоже, видно, выпить захотел.

Олег их обогнал и первым в дом вошёл - а Анна и Виталий у крыльца замешкались. Из дома напротив всю троицу жена Миколайниса - Олеся - заприметила. Выскочила на улицу - присоединиться к компании.

Пока муж с женой на улице разговоры вели, Анна в дом вошла. А там - мама родная - Лилька на кровати сидит, вся в крови, а Олег Александра со всей дури по физиономии лупцует - тот аж затылком о дверной косяк при каждом ударе бьётся. Тут же, рядом с Лилей, на кровати мирно Медведцкий спит. Анна замерла, не в силах слова вымолвить. Ни фига себе, сходила самогоночки попить!

Олег Иванова оставил, на Брюханову взглянул - глаза бешеные, а в руке - нож. Развернулся Пятернёв и пошёл прочь из дома. Лиля в тот момент захрипела и на кровать повалилась, а Александр ещё к двери сумел подойти:

- Вызовите “скорую”, - пробормотал. И на пол повалился. Олеся его через распахнутую дверь увидела, забежала в дом, и заголосила.

Сбежались соседи - шум, гам. Тут Алексей Медведцкий проснулся. Посмотрел на залитые кровью полы, вздохнул и побрёл домой - гулянка закончилась, и оставаться в гостях больше не было смысла.

Психованный миротворец

Паталогоанатом заключил, что Александр Иванов и Лиля Сидорова скончались от ножевых ранений в грудь. Оперативно-следственной группе возиться не пришлось - свидетелей было достаточно. Но поначалу Олег стал утверждать, что якобы сам Иванов пырнул Лилю, после чего и на него бросился - пришлось, мол, обороняться. Когда эта версия рассыпалась, Пятернёв попытался уверить следствие, что действовал в состоянии аффекта.

- Как в дом вошёл, помню, - упирался Олег, - а что там произошло, напрочь забыл!

Но и тут следователи вывели Олега на чистую воду. Тогда Пятернёв выложил последний козырь - принялся “косить” под невменяемого. Причём, делал это достаточно грамотно: проявлял повышенную возбудимость, на вопросы отвечал нарочито сбивчиво. Ни с того, ни с сего начинал орать, что его отец и сестра - “психи”, а сам он имел травму головы, полученную ещё во время службы в армии.

- Лилька жива! - тылдычил, вращая глазами, Пятернёв. - Она сама всё подстроила! У меня видения!

Пришлось назначать психиатрическую экспертизу. Заодно запросили на Олега характеристики. Как выяснилось, рос Пятернёв обычным парнем. Учился средне: в 3-м и 7-м классах оставался на второй год. После школы поступил в авиационное военное училище, но сразу после его окончания угодил в тюрьму. Осудили свежеиспечённого офицера по статье ч. 1 117 УК РФ (причинение физических или психических страданий путём систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями). Понятно - укреплял воинскую дисциплину, а дедовщину в армии никто не отменял.

Освободившись, Пятернёв некоторое время болтался без дела - нигде не работал. Потом взялся за ум и пошёл служить в армию контрактником. С 1996 по 1998 год находился в составе российских миротворческих войск в Молдове. Выполнив свой интернациональный долг, вернулся в Калининградскую область.

В общем, согласно всем характеристикам, Пятернёв оказался вполне даже приличным человеком. Оступился, правда, разок, но отсидел и исправился. Иногда, конечно, у него случались срывы - Олег бледнел и “швырял в кого угодно всем, что под руку подвернётся”. Но вспыльчивость - не психическое заболевание. Пятернёва признали здоровым.

Суд назначил Олегу наказание в виде тринадцати лет лишения свободы. Но он мужчина не старый, имеет ещё возможность после отсидки новую жизнь начать. Только вот контрактником в какой-нибудь российский миротворче­ский контингент завербоваться уже не сможет. Не из-за морально-психологических качеств - просто по возрасту не подойдёт.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля