Новые колёса

ЗАМОЧИЛ В СОРТИРЕ.
Ради губернатора Цуканова чиновник Соколов выживает из Роминтенской пущи последнего хозяина

Всё началось с туалета. С обыкновенного уличного деревянного клозета со стульчаком и выгребной ямой. Его обнаружила в Чистопруднен­ском лесу чиновница из лесного агентства правительства Калининградской области О.В. Шкняева. И понеслось...

Немцы жарили свежих карпов

В 2000 году житель Гусева, бизнесмен Сергей Владимирович Ижутин приобрёл на свои кровные туристическую базу гусевского завода “Микродвигатель”. Турбаза на берегу замечательного озера Мариново (Северное), Чисто­прудненское лесничество, Нестеровский район. В народе это место известно как Краснолесье.

Александр Соколов

На самом деле историческое название лесного массива, окружающего озеро - Роминтенская пуща. Излюбленное место охоты прусских королей.

Озеро Мариново расположено прямо в центре пущи. Как и Виштынец, этот водоём - ледникового происхождения. По площади озеро небольшое, около 1.000 кв. метров. Но глубина местами доходит до 17 метров.

Особыми удобствами турбаза Мариново не блистала. Четыре финских щитовых домика, несколько навесов на улице, деревянный пирс, мангалы... Впрочем, в советское время неизбалованным заграничными изысками калининградцам здесь нравилось.

- Моя семья жила в Гусеве. Мама работала на “Микродвигателе”, мы с родителями постоянно там отдыхали, - вспоминает Сергей Ижутин. - Можно сказать, я вырос на этом озере. Потом завод обанкротился, база пришла в упадок. Жалко было смотреть, как замечательный уголок природы разрушается. Ведь это исторически сложившееся место отдыха. Элитное! Ещё немцы там отдыхали. До войны сюда приезжали лечиться люди с заболеваниями органов дыхания, с кожными патологиями...

На берегу озера стоял немецкий двухэтажный ресторан на сваях. От него сейчас ничего не осталось - наши его сожгли.

Ещё была стеклянная беседка. Вокруг озера проходила пешеходная дорожка с мостиками. На полпути от турбазы - чайный домик. Чтобы зайти, отдохнуть, выпить чаю или кофе. Рядом с домиком - пирс и лодочки. Обратно на базу можно по озеру приплыть.

Немцы в этом водоёме карпов разводили. Здесь вода очень чистая, мягкая, с красноватым оттенком. Потому, наверное, этот район и называют Краснолесье. Ещё в озере есть родники. Зимой их очень хорошо видно - там вода не замерзает.

Губернатор Цуканов и его верный оруженосец Егорычев

“Кузьмич и К”

Став хозяином турбазы на озере, Ижутин занялся ремонтом. Привёл дома в порядок, расчистил территорию, провёл электричество. Установил насос, подающий чистую воду из колодца прямо в домики.

Назвал комплекс “Кузьмич и К” - по имени хозяина кордона из кинофильма “Особенности национальной охоты”.

На берегу озера от немцев сохранился подвал - бывший винный погреб. В нём новый хозяин устроил баню. После жаркой парилки отдыхающие могли плюхнуться прямо в озеро.

В трёх километрах от турбазы находится деревня Пугачёво. Её жители работали на базе: сторож, старший базы, кастелянша (меняла бельё), её муж - электрик.

- Место - шикарное! - рассказывает Сергей Ижутин. - На крещение мы с друзьями постоянно туда ездили. Ха-ха... Весело было! Иногда люди арендовали домики для встречи Нового года. В основном же отдыхающие приезжали летом. Рыбу ловили, купались, в лес за грибами ходили. В озере водится щука, плотва, окунь...

Мы старались как-то развлечь народ, устраивали праздники - День рыбака, например. Дети были в восторге, когда Нептун в короне и с трезубцем появлялся из озера.

Также проводили спортивные состязания - на территории была волейбольная площадка.

Царёву по карману

- Сначала всё шло прекрасно. Но со временем стали ужесточаться природоохранные законы. Пришлось сделать проект освоения лесов на этой территории (1,24 га) за 300 тысяч рублей.

Сергей Ижутин

Сначала я платил за аренду земли 12 тысяч рублей в год, а теперь - 130 тысяч.

Отдых там всего два-три месяца. Прибыль, которую я получал за лето, тратил на обслуживание зимой.

Калининградцев, побывавших на заграничных курортах, спартанские условия моего “Кузьмича” уже не устраивали. Тут ещё этот экономический кризис...

“Тянуть” турбазу стало тяжело. Я решил, что лучше продать её людям, у которых есть деньги. Они туда вложат хорошие средства, и это замечательное местечко заживёт новой жизнью.

...В марте 2012 года турбазу на озере Мариново купил Александр Николаевич Царёв, заместитель директора “Балтптицепрома”. Бизнесмены оформили сделку по закону, как положено. Оставалось лишь передать новому владельцу права на аренду земли...

Будем вас проверять!

- И вот тут у меня начались проблемы, - Ижутин сразу помрачнел. - Поэтому я и пришёл в редакцию вашей газеты.

- Что же произошло?

- Договор на аренду земли под турбазу был заключён до 2017 года. В июне 2012-го я подал заявление в агентство по охране, воспроизводству и использованию объектов животного мира и лесов Калининградской области (Советский проспект, 13/15) - с требованием подписать соглашение на переуступку прав новому хозяину недвижимости (Лесное агентство - структура правительства Калининградской области, - прим. авт.).

К заявлению приложил документы, которые были перечислены в приказе правительства №110 от 10 июня 2010 года. Согласно п. 6 этого приказа, агентство должно рассмотреть заявление в течение 20 дней и выдать решение.

Прошло 20 дней - ответа нет. Я звоню в агентство, спрашиваю, в чём дело. Юрист отвечает: “Ещё не принято решение”.

Через месяц я сам отправился в Калининград на Советский проспект, 13. Мне объявили, что я не все документы предоставил - лесную декларацию не подал (о том, что я планирую сделать в этом году согласно проекта).

На самом деле срок подачи этой декларации никак не регламентирован. В перечне документов, необходимых для переуступки прав, никакой декларации нет. К тому же я уже продал турбазу другому хозяину. Какие у меня могут быть планы и намерения?

Но я спорить не стал, декларацию предоставил. Снова написал заявление - с просьбой повторно рассмотреть вопрос. В ответ - опять тишина. Потом пришло письмо: дескать, назначаем вам проверку.

- Раньше вас агентство проверяло?

- Никогда! За все 12 лет, что я являлся хозяином турбазы, ни одной проверки. Лишь пожарная инспекция приезжала каждый год.

Когда-то “У Кузьмича” было многолюдно и весело...

Опасный туалет

- Что же обнаружили проверяющие?

- Ха-ха... Старый деревянный туалет! 23 августа 2012 года на озеро приехала комиссия под руководством главного государственного инспектора отдела государственного лесного контроля (надзора) и правового обеспечения агентства О.В. Шкняевой. Вот тут и всплыл этот злосчастный сортир.

Шкняева написала: “...на территории лесного участка выявлено строение (туалет), которое не отражено в пункте 3.7 проекта освоения лесов”. Типа, объект находится на территории турбазы, а документов на него не оформлено. Нарушение!

Я пытался убедить проверяющих, что этот суперклозет построен бог знает когда. Если надо, я его снесу.

Сергей Ижутин - в проруби

Но моих аргументов никто не слушал. Руководитель агентства Александр Соколов снова отказался переуступать право аренды новому хозяину. Более того, в отношении меня возбудили административное производство.

Я понял, что всё не просто так. Против меня ведутся какие-то подковёрные игры. Чего хотят чиновники? Взяток я не даю - в принципе! Значит, хотят отобрать турбазу?

26 сентября 2012 года я подал заявление в прокуратуру Калинин­градской области.

Не смеши людей!

- Из прокуратуры прислали ответ: дескать, агентство действительно нарушает сроки рассмотрения обращений и дачи ответов. Но, в то же время, отказ является законным и обоснованным. Представляете?

- Что дальше?

- Я отправил письмо в Санкт-Петербург, в ту компанию, которая делала проект освоения территории и имеет лицензию на этот род деятельности, - вспоминает Сергей Владимирович. - Задал вопрос: почему вы не внесли в проект туалет? Он же там был!

Они мне написали официальный ответ. Мол, дело в том, что проект создавался на перспективу (10 лет), и ваш старый деревянный скворечник (1,5 на 1,5 метра) мы не стали туда вносить, поскольку туалеты предусмотрены в домах.

Я снова приехал в Калининград в агентство к Соколову и говорю: “Вот ответ. Какие ко мне претензии?”

Чиновник замялся: “Ну, ты понимаешь, у тебя всё равно его в проекте нет”.

Я вскипел: “Не смеши людей с этим туалетом. Если надо, я его просто снесу. Подпиши соглашение”.

В результате он дело в отношении меня закрыл “в связи с малозначительностью совершённого административного правонарушения”.

- Соглашение подписал?

- Представьте, нет. Заставил принести новое заявление.

Одноклассник Егорычев

- Приношу опять заявление: раз проблем нет, прошу дать согласие на переуступку прав новому владельцу недвижимости. В ответ приходит письмо о проверке - теперь уже по линии природоохранной прокуратуры.

На базу приехали представители службы экологического контроля при правительстве Калининград­ской области (Московский проспект, 95). Ходили, бродили, искали - ничего не нашли. Но стали намекать: мол, на нас давят, чтобы мы что-то написали. В результате отложили рассмотрение до 31 января 2013 года.

Я позвонил в природоохранную прокуратуру и стал возмущаться: что за дела, сколько можно проверять? Мне ответили, что Соколов может проверять, сколько хочет.

Я обратился к Александру Егорычеву, руководителю аппарата правительства Калининградской области, поскольку хорошо его знал. Мы с ним учились в одном классе в гусевской школе. Мой ровесник! Ему 44 года, как и мне. До назначения Соколова он руководил лесным агентством.

Обычный мент, сын судьи...

- Егорычев согласился помочь?

- Сейчас расскажу. Встретились мы в Гусеве. Я ему обрисовал ситуацию. И спросил напрямик, может ли он поговорить с Соколовым, чтобы тот подписал соглашение и не морочил мне голову.

Егорычев задумался: “Ты знаешь... Он такой амбициозный парень, этот Соколов. У него мама в Питере в арбитражном суде работает, он все дела на раз выигрывает и никого не слушает. Ты даже не рыпайся! Пойми меня правильно. Знаешь, как его быстро утвердили в должности руководителя агентства? Он работал в Калининграде в милиции, был обычным старлеем, и вдруг его сразу ставят директором агентства. Как думаешь, почему?.. Мне сложно что-то ему приказывать...”

В общем, мой однокашник Саша начал мне какие-то сказки рассказывать.

“Но хотя бы проясни ситуацию, почему такая история происходит?” - настаивал я.

И вдруг он говорит: “А ты знаешь, что есть такая общественная организация “Зелёная Балтия”?

“Ну, есть. А я тут при чём?”

“Тот человек, который купил у тебя турбазу, является представителем этой “Зелёной Балтии”. Эта организация залезла туда, куда не следовало нос совать. Теперь им всегда будет гореть красный свет”.

- Что такого криминального они сотворили, он пояснил?

- Насколько я понял, “Зелёная Балтия” (их офис находится в Калининграде на ул. Родителева, 3) кому-то перешла дорогу, закрыв нелегальные карьеры.

2007 год. Сергей Ижутин ещё верил, что власть на стороне честных бизнесменов

Вы для нас никто!

- После его слов я просто офигел. Говорю: “Если у вас в региональном правительстве какие-то игры с “Зелёной Балтией”, то при чём тут я? Исключите меня из этой вашей песни. Пусть человек возьмёт землю, а потом вы дальше с ним и разбирайтесь. У вас масса рычагов!”

“Ну, ладно. Я возьму на заметку твой вопрос, поговорю...” - как-то неопределённо промямлил в ответ Егорычев. На этом разговор закончился.

Через час он мне звонит и спрашивает: “А ты что, Серёга, меня на диктофон записывал?”

Я удивился: “Да я пришёл просто поговорить! Пришёл попросить о помощи!”

“Да мне по фигу, - начал он вдруг пальцы загибать. - Да вы для нас никто, вы даже не муравьи. И эта “Балтия” для нас - никто... Да они понимают, против кого подняли свой палец?”

Больше я с ним не разговаривал на эту тему. У меня возникло ощущение, что они хотят эту землю просто отжать. Отдать своим людям. Причём, платить за недвижимость не желают. Ведь могли купить, когда я турбазу продавал. Но не купили.

Дело в том, что сейчас в районе озера Виштынец можно возводить инфраструктуру. На поль­ской стороне Роминтенская пуща - ланд­шафтный парк, в Литве - часть Виштынецкого национального парка. У них всё очень комфортно и удобно. А у нас не было ничего, так как существовало ограничение по закону. Теперь правительство Калининградской области пролоббировало новый закон о развитии инфраструктуры. 19 января 2012 года создан природный парк “Виштынецкий” - в том числе, для использования в рекреационных, оздоровительных целях.

Я пошёл к Соколову и спросил напрямик: “Кто тебе приказал меня футболить? Я знаю, что кто-то тебя за ниточки дёргает”.

Он стоит молча, глазами хлопает. Сказать нечего!

Оденут наручники

- Тем временем новый владелец турбазы стал на меня давить, обвинять в том, что он не может землю оформить. Я подал заявление в арбитражный суд. Но не терял надежды, что Соколов всё-таки подпишет соглашение. Можно сказать, жил возле этого агентства. Доходило до абсурда! Соколов назначал встречи, но не приходил на них. Я ему звоню, а он говорит: “Ты знаешь, меня по твоему заявлению вызвали в прокуратуру. Может, на меня сейчас наручники оденут и ласты скрутят...”

Однажды в декабре 2012 года он назначил мне встречу на два часа дня. Я приехал, захожу в агентство. Смотрю - никого нет, одна секретарша сидит. Я удивился: где народ? Разгар рабочего дня! Секретарша отвечает: “Соколов всё агент­ство распустил - домой. И сам ушёл”.

...Потом он мне объявил, что ему прокуратура запретила подписывать. Через некоторое время я звоню ему, Соколов отвечает: “Всё уже хорошо, прокурор дал добро. 13 декабря в 10 часов приезжай - подпишу”.

Заявление в ФСБ, письмо Путину

- Мы приехали в агентство вдвоём с Царёвым, новым владельцем. Ждём в коридоре. Тут Соколов вы­скакивает из кабинета и направляется к выходу. Я его поймал уже на улице, остановил, подозвал к нему Царёва. Тот спрашивает чиновника: “Почему вы не подписываете согласие на переуступку прав?”

“Ижутин подал иск в арбитражный суд, - нашёл новую причину Соколов. - Пусть отзовёт исковые требования, тогда подпишу”.

Я вступил в разговор: “Ты сначала подпиши, мне недолго иск отозвать”.

“Нет! Сначала иск отзови!” - рявкнул Соколов.

“А ты потом будешь опять меня динамить?” - вспылил я. Соколов не ответил. Прыгнул в машину и уехал.

После этой очной ставки я написал заявление в ФСБ - о сговоре Царёва с Соколовым. У меня возникло такое подозрение!

Вскоре новый хозяин турбазы от меня отстал.

Но Соколов снова отложил подписание - на 20 дней продлил срок рассмотрения документов. Думаю, специально волокитит дело, тянет время. По закону, он может лишь один раз продлить срок рассмотрения. А он полгода уже меня мурыжит. Возможно, снова придумает какую-нибудь проверку.

Ведь при желании можно хоть к чему придраться! И снова будет повод для отказа. Теперь я отправил письмо президенту Путину.

В прокуратуру снова напишу заявление - пусть разберутся, почему государственный чиновник препятствует предпринимательской деятельности. Разве для этого он на государственную должность поставлен? Сидит в своём кресле и просто выкручивает мне руки.

О. Рамирес

P.S. В 2011 году в знаменитой Роминтенской пуще уже вырубили десятки гектаров вековых деревьев - под разработку песчаного карьера для строительства Балтийской АЭС.

В самом центре лесного массива, у того самого озера Мариново, также имеются разведанные месторождения песка. Может быть, этот лакомый кусок и присмотрел кто-то из власть имущих.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля