Новые колёса

«Я вашего отца не убивал»- заявил прокурор Зинык, в доме которого было обнаружено изувеченное тело 65-летнего сторожа


Существует поверье, что души невинно убиенных не сразу отправляются на небо. Неприкаянные, они маются на грешной земле, там, где свершилось злодеяние - пока не будут отмщены. Если дело обстоит так - то в элитном доме на улице Димитрова, 49 (в Калининграде), где живет прокурор области Владимир Зинык, еще долго будет неспокойно. Здесь, 2 февраля 2005 года был обнаружен истекающий кровью сторож - 65-летний Александр Силин. У несчастного был проломлен череп, выбиты все зубы и сломаны шесть ребер. Спустя сутки Александр Николаевич, не приходя в сознание, скончался в реанимационном отделении Калининградской больницы скорой медицинской помощи (БСМП). Виноватых в его смерти прокурор Зинык не нашел до сего дня. И, похоже - искать не собирается.
- Папа был такой бодрый, жизнерадостный, - вспоминает дочь погибшего, Светлана. - Никогда не жаловался на здоровье, хотя 29 лет промотался по гарнизонам. Служил в частях ПВО в Калининградской области, на Крайнем Севере, в Германии, затем под Брестом... На пенсию вышел майором - и осел в Белоруссии. А в декабре 2004 года переехал ко мне. Ему бы отдыхать на склоне лет, а он устроился охранником - в товарищество собственников жилья (ТСЖ) "Георгия Димитрова, 49". Председатель там некто А.В. Мануйлов. Успел мой отец поработать всего две недели - и погиб...
- Как все произошло?
- Вечером 1 февраля отец, как обычно, взял продукты и ушел на смену. У них там график - сутки работаешь, с 18.00 до 18.00, трое отдыхаешь. А на следующий день, в 13.00 мне позвонила бухгалтер ТСЖ Лариса Ивановна: "Ваш отец без сознания - его забрала "скорая помощь". Мы с мамой кинулись в БСМП. К папе нас не пустили. Мол, ему сделана операция, он в коме... лежит в реанимационном отделении.
Мы поехали на улицу Димитрова, 49. Возле дома нашли Мануйлова и еще какого-то мужчину. Пытались узнать что-то конкретное... но ничего вразумительного не услышали.
Снова поехали в больницу - и снова нас не пустили к папе. Третьего февраля, в 15.00, его состояние, как нам сказали, еще было стабильным. А в 23.30 к нам домой уже пожаловал агент похоронного бюро... Такие вот у нас в городе порядки - о смерти близкого человека узнаешь не от медиков, а от случайных людей, наживающихся на чужой смерти.
- Что показало расследование?
- Начала все расследовать я сама (сотрудники Центрального РОВД Калининграда меня навестили только после похорон, 10 февраля - спустя неделю после смерти папы!). В отцовских документах я нашла визитку какой-то Ирины Шевченко - риэлтера фирмы "Венера". Позвонила. Та почему-то жутко перепугалась - откуда я про нее узнала. А затем нехотя рассказала, что присутствовала при этой трагедии...
- Что же случилось?
- По словам Шевченко, она должна была показать квартиру покупателям - и попросила сторожа ее сопроводить, чтобы все там подготовить... для показа. Квартира двухуровневая, но стационарной лестницы между уровнями не было - только обычная, строительная. Вот, дескать, Александр Николаевич по ней спускался... и вдруг неожиданно разжал руки и рухнул. Эта Ирина сразу начала допытываться у меня, не страдал ли мой отец сердечными болезнями. Я ответила, что здоровье у него было - не каждый сорокалетний мог таким похвастаться. В общем, у меня создалось впечатление, что эта дама что-то скрывает... или вообще врет. Во-первых, как показала медэкспертиза, ни инфаркта, ни инсульта у папы не было. С чего бы это ему руки разжимать и падать? Во-вторых - характер травм... Позже, 14 марта мы встретились с этой Ириной и попросили показать всё на месте.
- Она согласилась?
- Отказывалась до последнего. Пока я не позвонила в ТСЖ и не сказала: если нам всё не покажут, я положу перед входом в дом цветы и всем буду говорить, что здесь убили моего отца... Впрочем, выезд на место ясности не внес. Если верить Шевченко - отец упал, когда до пола оставалось сантиметров сорок. Как при падении с ТАКОЙ высоты можно проломить себе голову, сломать ребра и выбить зубы?
Вот и судмедэксперт Дмитриев делает вывод в своем заключении:
"...указанные повреждения могли быть причинены при падении с высоты, значительно превышающей высоту собственного роста на твердую плоскость" (акт №355 от 24 марта 2005 года).
Мама у меня - старый человек, но по этой злополучной лестнице преспокойно спустилась! Безо всяких происшествий. Надо было видеть в это время лицо Шевченко - она просто боялась смотреть нам в глаза!
- Странная история... А что сказали по данному поводу следователи?
- От их работы наша семья в шоке. Сначала дело попало в прокуратуру Центрального района Калининграда, к следователю Павелко. Я его навестила... и выяснилось, что все бумаги уже сданы в архив! Настояла, чтобы меня ознакомили с документами... Оказалось, Павелко даже не удосужился допросить свидетельницу - эту самую Ирину Шевченко. Я буквально заставила его выполнить необходимое следственное действие!
После того, как Павелко допросил риэлтершу, всплыла еще масса вопросов. Но глубже копать господин следователь (совсем молоденький парнишка) не стал. С глубокомысленным видом заявил мне, что ему все совершенно ясно: "Траектория падения тела такова, что все показывает на несчастный случай".
Какая еще "траектория падения"?! Да на момент нашего с ним разговора в деле даже не было акта обследования места происшествия!
Само постановление Павелко об отказе в возбуждении уголовного дела - сплошная путаница. Датировано 25 февраля 2005 года, а ниже - "копия постановления направлена прокурору Центрального района... Алешину В.П. 19 февраля..."
Как это может быть?
Или вот еще: "По заключению эксперта, данная травма образовалась в результате падения пострадавшего с лестницы". Хотя в заключении медэксперта, как я уже говорила, говорится о возможном падении с большой высоты. А про лестницу - ни слова.
Затем дело попало в прокуратуру Ленинградского района, к следователю Соломатовой. Та тоже... нарасследовала. Указала в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела: "Со слов врачей, травму получил при падении на асфальт с лестницы с высоты примерно 3 метров".
Это уже полная ахинея... Почему следователь ссылается на слова врачей? Они что, своими глазами видели, как все случилось? Ведь при происшествии они не присутствовали. Где же показания непосредственных свидетелей? И какой еще асфальт, если он упал в квартире? Или... все случилось не в квартире? И что это за высота - 3 метра? Да там вся высота потолка - три метра... Значит, он упал не с лестницы? Короче, одни вопросы. Но ответов на них в отказе Соломатовой нет.
После моих жалоб делом занялся заместитель прокурора Центрального района И.В. Чулков. И вскорости сделал вывод: я жалуюсь зря - следствие проведено "полно и объективно".
- Вы сдались?
- Нет, я пошла записываться на прием к прокурору области Зиныку. В конце концов, мой отец был смертельно изувечен в доме, где живет он сам! Увы, у Зиныка для меня времени не нашлось... удалось попасть только к начальнику следственного управления С.Бондаренко. Тот вроде согласился с моими доводами - и отправил дело на дорасследование. Все в ту же прокуратуру Центрального района.

Попало оно к следователю Минченко. Который сделал удивительный вывод: "Высота спуска между уровнями квартиры составляет два метра". Полный бред. Ведь даже в "хрущевках" высота потолка - 2,5 метра. Не иначе - Минченко так торопился, что даже не заглянул в квартиру №3. В возбуждении уголовного дела снова было отказано.
Я опять направилась в областную прокуратуру. В этот раз настояла таки, чтобы меня принял именно Зинык. Тот с умным видом меня выслушал - и пообещал разобраться в двухнедельный срок. Прошло две недели - ни ответа, ни привета. Я снова попыталась к нему попасть - но на этот раз Зинык меня не принял!
Я дождалась Зиныка в фойе областной прокуратуры - и когда он проходил мимо меня, упрекнула, что тот не выполнил свое обещание. Зинык в ответ: "Вы что, считаете, что я убил вашего отца? Я его не убивал". И удалился с гордым видом. Что ему смерть какого-то сторожа... погибшего в соседней с ним квартире. (Окровавленного военного пенсионера обнаружили в квартире №3, а прокурор Зинык живет в квартире №4, - прим. авт.)
- А что же товарищество "Димитрова, 49", где работал ваш отец... Как они себя повели?
- Оплатили венок за 480 рублей, дали 3.220 рублей на похороны... и зарплату отца за две недели - 1.715 рублей. На этом господин работодатель Мануйлов, надо полагать, посчитал свою миссию выполненной. В трудовой книжке отца, которую я нашла в его документах, записей о работе в ТСЖ "Димитрова, 49" не оказалось.
О. Березовский
www.olegberezov.ru
P.S. Наша газета уже сообщала читателям о варварской вырубке деревьев 18 марта 2005 года на улице Банковской - на участке, отведенном под строительство очередного элитного дома. Несколько десятков лесорубов с бензо- и электропилами в считанные минуты уничтожили более 100 деревьев. Подъезды ближайших домов на время "операции" были предусмотрительно заперты - дабы граждане не могли помешать. А кто все-таки пытался - тех лупили.
"Отличилась" на поприще уничтожения зеленых насаждений контора ООО "Стройпрогресс-инвест", которой руководит... упомянутый выше господин Мануйлов! Да-да, Мануйлов - генеральный директор "Стройпрогресс-инвеста".
Надо ли удивляться, что позже прокурор области Зинык не усмотрел в действиях руководителей "Стройпрогресс-инвеста" состава преступления и отказал в возбуждении против них уголовного дела. Уж не потому ли, что Мануйлов - председатель товарищества собственников жилья в доме, где живет Зинык?
Более того, владельцем-учредителем ООО "Стройпрогресс-инвест" является небезызвестный господин Макаров... Тот самый Макаров, который и построил дом на улице Димитрова, 49 - где купил квартиру прокурор области. Не по этой ли причине осталась безнаказанной смерть Александра Силина?


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля