Новые колёса

«Я родиной не торгую!» Чекист Лекомцев просит исключить его из «Единой России»

Секретный объект
Бывших чекистов не бывает. Это аксиома. Как и то, что чекисты крайне неохотно "выносят сор из избы", делая достоянием гласности то, что касается их службы. Но! Наступает момент, когда чаша терпения переполняется. Последняя соломинка ломает спину верблюду. И тогда... внуки и наследники "Железного Феликса" сообщают та-акие факты, что хоть всех святых выноси.
...Сергей Алексеевич Лекомцев в 2001 году уволился из управления ФСБ по Калининградской области. По состоянию здоровья: он - один из чернобыльцев-"ликвидаторов". (К счастью, лучевую болезнь не заполучил, но "сопутствующих" заболеваний - предостаточно.) Незадолго до увольнения Сергей Алексеевич познакомился с генеральным директором ОАО "Прибалтийский судостроительный завод "Янтарь" Николаем Воловым. И тот предложил ему возглавить управление по безопасности и режиму завода.
- Фактически, - говорит Лекомцев, - я должен был стать заместителем генерального директора по безопасности. Но в таком случае мое назначение нужно было бы утверждать на Совете директоров, а времени не было: завод действовал в условиях мирового соглашения с кредиторами, частное охранное предприятие (ЧОП), работавшее на его территории, было организовано незаконно... А потом и вовсе руководство ЧОПа разбежалось. Нужно было срочно обеспечить сохранность предприятия, навести порядок.
...Я согласился. К концу года было создано нормальное подразделение по защите гостайны, должность моя - согласована в УФСБ. Все абсолютно легитимно.
А ситуация на заводе сложилась очень непростая.
В свое время ОАО ПСЗ "Янтарь" был взят кредит во "Внешторгбанке" - 15 миллионов долларов на постройку судов. Деньги вовремя отдать не получилось, суда не построены. В 2000 году, как я уже сказал, с кредиторами было достигнуто мировое соглашение, составлен график погашения долгов на три года вперед.
Но... график не выполнялся. Платить было нечем (зарплату - и ту не всегда выдавали вовремя!). И в 2003 году банк стал ходатайствовать о том, чтобы подвергнуть завод процедуре банкротства.
Куда уплыли доллары
- С 15 декабря 2003 года процесс банкротства был запущен. По решению арбитражного суда на завод прибыл внешний наблюдатель г-н Колокутин. Но... начались какие-то странности. Поскольку завод - объект стратегический, и его основной вид деятельности - строительство и ремонт военных кораблей, Колокутин должен был предоставить справку о допуске его к государственным секретам. Он предоставил, но... справка оказалась фиктивной. На ней не только отсутствовала печать, но - главное! - выяснилось, что на предприятии, где эта справка была получена, Колокутин не работал уже пятнадцать лет. А срок действия допуска - год.
Я тут же написал в УФСБ по Калининградской области В.В. Батуркину, начальнику отдела по обеспечению безопасности объектов промышленности и транспорта: есть признаки служебного подлога.
Однако бумага точно в воду канула.
...С 30 апреля 2004 года на заводе появился внешний управляющий Исайченко. Но я уже понимал, к чему идет дело.
Свыше 30% акций ОАО ПСЗ "Янтарь" принадлежало на тот момент Концерну среднего малотоннажного судостроения (КСМС) и Московскому инвестиционному банку (МИБ).
Эти акционеры активно вели работу по перекупке заводского долга у "Внешторгбанка".
Гендиректор "Янтаря" Николай Волов принял их сторону, и вместе они предлагали губернатору Егорову такой вариант - располовинить государственный пакет (51%) акций завода. А именно: 25% - в пользу главных кредиторов (т.е. в их пользу), а 25% + 1 акция - в доверительное управление администрации Калининградской области. После чего, очевидно, в Москве подключилось бы мощное лобби - завод-то включен в список стратегических объектов особой важности, а это значит - особые условия при приватизации. Но на уровне администрации президента решение об ИСКЛЮЧЕНИИ завода из этих списков - "протолкнуть" можно. Там и не такое проталкивали...
Чтобы продемонстрировать свои благие намерения, господа из КСМС и МИБ даже обратились в прокуратуру с заявлением: $5.000.000 из кредита "Внешторгбанка" в бытность гендиректором ПСЗ "Янтарь" предшественника Волова, г-на А.Г. Жиренко, ушло за границу. И назад уже не вернулось.
Расследовать обстоятельства этого "ухода" было уже поздно - но видимость-то надо создать!
Не трожь "Автотор"!
- Прокурор распорядился проверить заявление. Пришли на завод трое невзрачных убэповцев, посмотрели, поспрашивали - и убыли. Всё! Помню, следователь написал Волову целый ряд вопросов, тот отвечал письменно - а никому его ответы не понадобились. О них просто забыли - и Волов с досадой все эти исписанные листы засунул в бумагорезку.
...До начала процедуры банкротства шла борьба завода с "Автотором". Дело в том, что "Янтарь" выступал соучредителем "КИА-Балтики" (войдя в автосборочное предприятие двумя своими цехами и инфраструктурой), но ничего с этого не имел. А хозяин "Автотора" Щербаков (также учредитель "КИА-Балтики") мало того, что не платил аренду - но и планировал захватить еще несколько заводских территорий. В качестве уставного капитала ($3.300.000) у "Автотора" фигурируют здания, помещения... Все, что Щербаков арендует у ПСЗ "Янтарь" - и за что не платит. Если бы "снять" с Щербакова эти $.3.300.000 да вернуть ушедшие за рубеж $5.000.000 - долг "Внешторгбанку" был бы уже почти закрыт!
"Янтарь" вышел из учредителей "КИА-Балтики" и хотел получить свои деньги. Это не значит, что "Автотору" пришлось бы закрыться - ради Бога, пусть работает. Но пусть платит за аренду!
...Судебная тяжба по этому поводу идет до сих пор. По идее, все это было в ведении начальника отдела УФСБ Батуркина. Но абсолютно его не волновало. Его не волновало даже то обстоятельство, что Щербаков отказался делать своим сотрудникам пропуска на территорию завода! Когда ПСЗ "Янтарь" вышел из учредителей "КИА", мы им сказали: для работников чужих предприятий мы выдаем пропуска на платной основе. 700 рублей в месяц - для "Автотора" это разве деньги?!
Кстати, завод в это время проходил лицензирование по защите государственной тайны (без этого стратегический объект функционировать не может). Приехали проверяющие из Гостехкомиссии при Президенте РФ, сели около проходных... а из калитки "Автотора" лезли все, кому не лень! За 15-20 минут - человек двадцать неизвестных прошло на завод! А были и несанкционированные иностранцы!..
Только после акта Гостехкомиссии удалось сделать с "Автотором" нормальный пропускной режим. Но ценой каких усилий!..
А когда сюда приехал представитель Центрального аппарата ФСБ России, некто В.Е. Дмитренок - тот мне в приватной беседе прямо сказал: "Ты, Сергей Алексеевич, наивный человек! Ты хочешь, чтобы ваше УФСБ работало против "Автотора"? Да они получили две машины "КИА". Сотников (начальник УФСБ, - прим. ред.) ездит на "КИА"! Ничего не будет, даже не думай".
Угроза захвата
- Когда уже была запущена процедура банкротства, я получил информацию: некоторые специалисты ПСЗ "Янтарь" считают, что официальная справка об экономическо-финансовых возможностях предприятия по возврату долга... мягко говоря, истине не соответствует - эти возможности сильно завышены. Такие суммы в эти сроки завод не смог бы отдать никогда.
Зачем?.. Очевидно, КСМС и МИБ уже почти достигли договоренности с губернатором Егоровым... А став главными кредиторами и владельцами контрольного пакета акций, они могли бы ввести своего конкурсного управляющего - и продать завод себе же. За бесценок. В счет погашения "переуступленных" долгов. Уникальное предприятие!.. Единственное на территории страны, где есть незамерзающая акватория и корабли можно строить в любое время года, может быть перепродано и превращено в банальную нефтеперевалку! (На территории завода давно и прочно обосновались фирмы "Балтнефтепродукты", "Балтиктоп" - их хозяева не прочь прибрать к рукам весь завод.)
И об этом я тоже информировал Батуркина. Говорил и А.А. Ковалеву - непосредственному куратору "Янтаря" по линии УФСБ.
Но Егорова на посту губернатора в одночасье не стало. Приехал Боос. В сентябре на уровне правительства Калининградской области было сказано: месяц срока - и должно быть нормальное (!) мировое соглашение с кредиторами.
Боос пообещал держать вопрос у себя на контроле. Но - прошло уже два месяца... По непонятным причинам срок банкротства завода продлен. И будто бы какие-то бумаги Боос Волову уже подписал... А КСМС и МИБ активно ищут подходы для исключения "Янтаря" из президентского списка стратегических объектов - что позволит им фактически захватить завод.
Есть и еще тревожные симптомы: так, фирма "Марвелл" (ее возглавляет бывший горбенковский вице-губернатор Г.Ф. Топазлы) вдруг перестала платить за аренду. И договора об аренде производственных мощностей - нет. А фуры с цветным металлом поступают на завод ежедневно и в больших количествах, а алюминий плавится... Фирма Топазлы трудится в поте лица.
Я спрашивал у Волова, он ответил: "Там все нормально".
Значит ли это, что часть площадей была на каких-то условиях "Марвеллу" передана? Отчуждена в период банкротства?!
И опять я сигнализировал в УФСБ. И опять на мои сигналы никто не реагировал.
Жертва антитеррора
- А дальше... меня стали "есть". Так совпало, что в это время я, как бывший чернобылец, через суд заставил УФСБ выплатить причитающуюся мне компенсацию за нанесенный вред здоровью - 26.980 рублей.
А потом - сразу после событий в Беслане - было совещание по мероприятиям в рамках операции "Антитеррор". Нас собирал глава Балтийского РОВД Валерий Пак, давал инструкции... Было решено: 6 ноября 2004 года ни одной машины не должно находиться на заводе. На всякий случай. Все-таки праздник. Кому очень надо - на завод пусть заходит пешком, а машину оставляет за территорией.
Волов был в командировке, а и.о. гендиректора Б.С. Круть идею одобрил... И вдруг утром 6 ноября - скандал. На завод не пропустили машину первого заместителя Волова по экономике и финансам В.В. Кармановского! (Он, кстати, сам из системы ФСБ.) Накануне Кармановский говорил, что приедет на такси...
Ладно. После обеда вернулся Волов, запрет на пропуск машин снял. А после праздников приходит наш куратор Ковалев и говорит мне: "Вас вызывает Батуркин. Речь пойдет о ваших взаимоотношениях с Кармановским. И о дальнейшем пребывании тебя в занимаемой должности".
Ого!..
Иду. В управлении ФСБ меня уже ждут. Слушать не хотят. "Ты должен принести извинения Кармановскому. Если ты этого не сделаешь - мы тебя поддерживать не будем!" И уточнили: "Будешь искать работу с "волчьим билетом".
...Извиняться я не стал. А потом я еще сцепился с УФСБ и по вопросу загранпаспортов сотрудников завода, допущенных к государственным тайнам. Мне велели хранить их загранпаспорта в особом помещении, чтобы люди не могли выехать за границу бесконтрольно. Но это же абсурд! В нашей-то области, откуда по загранпаспорту выезжают и в Россию!..
А тех, кто спорит, Система не любит. И вот в январе 2005 года началась реорганизация завода. Мою должность начальника управления по безопасности и режиму не упразднили, но ликвидировали само управление. Правда, в структуре была должность зам гендиректора по безопасности и режиму... Я продолжал работать, получал благодарности... вот только замом генерального меня назначать не торопились.
А 10 марта приехали к Волову четыре сотрудника УФСБ и привезли письменную рекомендацию назначить на эту должность ДРУГОГО человека. Вроде бы Волов им тактично отказал.
Деньги на пьянку
- ...22 марта я написал в службу собственной безопасности ФСБ письмо о некоторых нарушениях, допускаемых моими коллегами: в частности, что сотрудники УФСБ, буквально одолели руководство завода просьбами подарить им компьютеры... А в "День чекиста" Кармановский - в условиях банкротства! - отстегнул подразделению Батуркина деньги на пьянку: коллективный выход в ресторан. С семьями.
Когда я работал в УФСБ, мы на эти цели скидывались из собственных карманов!..
Написал я и о том, что Кармановский, уезжая к семье на побывку (он из Зеленодола), выписывает себе на заводе командировку. На таком предприятии - это значит: уик-энд за счет обороны.
Написал я и о $5.000.000... и о кураторе, который на мои обращения не реагирует... Отправил шифровкой. На всякий случай. Не анонимно. Сообщил все: и имя свое, и должность.
Реакция последовала буквально сразу: в управлении ФСБ стали выяснять, имею ли я право пользоваться услугами шифрооргана!
О содержании бумаги не было сказано НИ СЛОВА.
И закрутилось. Я обращался к Волову с официальным запросом: почему меня не назначают? Писал начальнику УФСБ вице-адмиралу В.Б. Сотникову.
17 мая подал заявление в первичную организацию "Единой России" с просьбой исключить меня из членов партии, которая НИЧЕГО не предпринимает, чтобы бороться с коррупцией. И попросил, чтобы книгу, которую мне вместе с партбилетом вручил Пехтин (член президиума Генерального совета "Единой России"), ему, Пехтину, послали по почте.
В этот же день с 15.00 я планировал объявить голодовку - но у меня случился гипертонический криз. От голодовки пришлось отказаться. Несколько дней я провел на больничном - и именно в это время коллективу был представлен ДРУГОЙ заместитель генерального директора по режиму и безопасности. А мне 31 мая вручили уведомление, что я-де уволен по сокращению штатов. Которого (сокращения!) реально НЕ БЫЛО.
Не говоря уже о том, что как чернобылец, я имею первоочередное право сохранения за собой рабочего места.
ФСБ в суде
- Я обратился в суд. Мои оппоненты представили сфабрикованные документы - якобы я был предупрежден должным образом о готовящемся сокращении. Мое ходатайство - истребовать оригиналы документов - судья Л.Г. Остапенко отклонила. А УФСБ направило судье Остапенко потрясающую бумагу: просьбу при принятии решения учесть, что УФСБ "отказало и откажет в согласовании Лекомцева С.А. на должность зам. ген. директора по безопасности и режиму".
Если это не давление на суд, то что это?!
Суд Балтийского района вынес вердикт: дату моего увольнения перенести на 11 июля, выплатить мне компенсацию за вынужденные прогулы и 1.000 рублей - за моральный вред.
Я подал кассационную жалобу. В областном суде решение Остапенко отменили. 6 октября - новый суд. Заседание закрытое. Представители УФСБ утверждают: моя кандидатура не подлежит согласованию, т.к. я не знаю иностранного языка, не имею дополнительного юридического и экономического образования! Но я и не должен этого всего знать и иметь! Если я начну тесно общаться с иностранцами, меня гнать надо, а не согласовывать!
Судья С.А. Михальчик ничего несообразного не видит.
...Оригиналы документов представлены не были. Потерялись в отделе кадров. А мне случайно удалось познакомиться с секретаршей, которая призналась: "Знаю, как мы перед первым заседанием суда эти документы готовили!" Я попросил ее пойти в суд свидетелем. Она сначала отказалась, потом взяла время на раздумье... А через два часа позвонила мне на мобильник (номера которого я не давал!) и сказала: "Оставьте меня в покое!"
Но в суд я ее все-таки вытащил. Она пришла с мамой. А во время допроса ударилась в натуральную истерику: "У меня родственники на заводе работают!" Рыдала, билась чуть ли не в конвульсиях. Допрос пришлось прекратить.
И вновь ничего странного во всем этом судья не усмотрела. И увольнение мое опять было признано законным!
К такой-то матери...
- Теперь я обратился в Верховный суд. И написал еще одно письмо в "Единую Россию" - с требованием исключить меня из партии публично. Мне отвечают: "Ты взносов не платишь. Вот за неуплату членских взносов мы тебя и исключим". По-тихому.
А завод - тоже по-тихому - вот-вот перейдет в собственность тех акционеров, которые едва ли будут сохранять его профиль. Сколько у нас таких объектов - некогда процветающих, а потом растащенных буквально на молекулы?!
...Вот такая грустная история - о том, как непросто (и крайне невыгодно) быть честным человеком. И о том, что пытаться в одиночку сохранить государственные секреты, когда ими торгуют налево и направо на самом высоком государственном уровне, - так же реально, как из окошка на центральной проходной завода "Янтарь" увидеть Нахичевань... а не Транспортный тупик. И о том, что в нашей стране практически невозможно добиться справедливости - даже если ты всю жизнь прослужил в КГБ-ФСБ, а теперь твои права попраны так, что грубее некуда.
Но особенно жаль завод "Янтарь". Многие калининградцы помнят, КАКИМ он был. Какие там платили зарплаты, как быстро давали работникам новенькие благоустроенные квартиры... какие были у завода пионерские лагеря, общежития, базы отдыха... и как все это куда-то делось.
Остался только костяк рабочего класса - люди, по утрам перед работой покупающие не "чекушку", а свежую газету... А вечером, разъезжаясь по домам, готовые даже в изрядном подпитии до хрипоты спорить о том, как нужно правильно "к такой-то матери" привинчивать "сякую-то" гайку. Они до сих пор горды причастностью к великому Делу: не жестянки, чай, клепают - а строят корабли!
А в это время за их спинами уже вызревают какие-то мутные планы... А "рыцарей плаща и кинжала" - в смысле, сотрудников УФСБ - интересует лишь финансовая помощь, которую может оказать им... неважно кто. Главное - чтобы БЫЛО. А потом - хоть потоп. Или, как говаривал один мой приятель... после нас - хоть две лужи".
Ю. Сергеева
P.S. Чекист Лекомцев обратился к начальнику УФСБ:
"Господин вице-адмирал Сотников, я требую вынести мой портрет из Музея боевой славы управления ФСБ... запрещаю его использовать для воспитания сотрудников... Ваше "воспитание" сотрудников мне было продемонстрировано в суде... фальсификация доказательств, в которой они принимали соучастие, сведение счетов и преследование меня за активную гражданскую позицию - очевидно. Я обращался к Вам о превышении должностных полномочий сотрудников УФСБ - мои обращения остались без конкретных ответов. Я не буду уподобляться генералу Сороке, бывшему начальнику УФСБ, который из-за моральных преследований покончил жизнь самоубийством прямо в управлении... Я буду до конца отстаивать свои права человека".


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


6 + 8 =