Новые колёса

ВЗЯТКУ ВЕРНУТ ВЗЯТКОДАТЕЛЯМ.
Телефонные разговоры между Саввой Леоновым и теми, кто заносил ему 250 тысяч долларов

13 июня 2006 года суд с участием присяжных заседателей Калининградского областного суда вынес приговор Савве Леонову - бывшему заместителю бывшего губернатора Егорова.

Среди двух преступлений, инкриминированных Леонову (получение взятки и отмывание денежных средств, приобретенных незаконным путем), одно отнесено к категории особо тяжких, т.к. как направлено против государственной власти. Присяжные девятью голосами против трех признали Савву Леонова виновным. И - двенадцатью голосами высказались за то, что он (ранее не судимый, генерал-майор в отставке, имеющий государственные награды, тяжело больной пожилой человек) заслуживает снисхождения. В итоге Савве Леонову отмерили семь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и штраф в размере 100.000 рублей.

С. Леонов, 2003 год. Еще на свободе...

А “вещественные доказательства” (ДЕНЬГИ) суд постановил ВОЗВРАТИТЬ взяткодателям, которые впоследствии были признаны потерпевшими ($50.000 - В.А. Невинскому, $31.250 - С.О. Чернышеву, $68.750 - Е.А. Коровину, 1.996.197,5 рублей - С.В. Рожнову). Бабки, на которые могут претендовать наследники В.Е. Сидорова (о его гибели - чуть позже), пока будут храниться в депозитарии прокуратуры Калининградской области. (Это еще 907.362,5 рублей).

...Да-с. И уголовное дело само по себе было скандальным - не так часто в РФ на скамье подсудимых оказываются такие важные птицы, как целый зам губернатора. А приговор так и вобще в каком-то смысле беспрецедентен: чтобы такой мощный “вещдок” (как четверть “лимона” баксов наличными) вернули тем самым людям, которые вначале рассматривались правоохранительными органами как ВЗЯТКОДАТЕЛИ (а значит, должны были нести уголовную ответственность!) - и лишь в ходе следствия были переквалифицированы в потерпевших и свидетелей. Просто так?!

Версию происходившего в свое время мы излагали достаточно полно. Напомним: после проведения в Калининградской области ряда аукционов по продаже автомобильных квот обозначилась серьезная проблема. Предприниматели-монополисты, сговорившись, взвинчивали цену за каждый лот, другие участники аукциона выкупить “астрономические” лоты не могли и сходили с дистанции не солоно хлебавши. А монополисты потом приобретали лот подешевле, распределяли между собой (остальные лоты “сгорали”) и взвинчивали стоимость каждой квоты до $1.500 (вместо изначально заявленных $100-$110).

Граждане, которым приходилось переплачивать в 10-15 раз за льготную растаможку, жаловались - и на имя губернатора Егорова, и в налоговую инспекцию (скажем, туда в свое время поступила информация, что предприниматель Рожнова путем манипуляций с квотами получила прибыль на миллион, а отчиталась... за 712 рублей).

Егоров написал Леонову резолюцию: “Прошу разобраться, иначе я приму жесткие меры”. И дал указание: подготовить соглашение с автоперегонщиками о том, что они объединяются в ассоциацию и подписывают с администрацией области “джентльменское соглашение”: вдвое снизить стоимость квот.

Коровин, Невинский, Рожнова. Они заносили торт с деньгами в палату №6.

Ну а потом... случилось то, что случилось.

- В том деле много спорных моментов, - считает адвокат Саввы Леонова Е. Герасимов. - И если бы на месте моего подзащитного находился простой человек, обвинительного приговора могло и не быть.

Хотим сразу же оговориться: у нас, журналистов газеты “Новые колеса”, в отличие от адвоката, нет цели защищать г-на Леонова. Если чиновник коррумпирован - “небо в клеточку” должно светить ему в оба глаза. Но! Во-первых, чиновник очень редко бывает коррумпирован в одиночку. Особенно если он возглавляет целую комиссию, состоящую из тертых ребят. Прекрасно знающих, ЧТО такое АУКЦИОН в наше смутное время. Почему же на скамье подсудимых Леонов восседал - как в анекдоте - один, без ансамбля? Все остальные, причастные “к теме” - ангелы, что ли, в сияющих ризах?

А ведь восемь “ангелов” комиссии: Леонов, Жданов (начальник главного управления экономического развития и торговли администрации области - так тогда “звучала” его должность), Павлишин (на тот момент - первый заместитель Жданова), Синицын (начальник управления по контролю за производством и оборотом алкогольной продукции и лицензионной деятельности Главного управления экономического развития и торговли администрации области), Денисова (заместитель председателя комитета по правовым вопросам администрации области), Порембский (начальник бюджетного управления администрации области), Телевяк (заместитель председателя строительного комитета администрации области) и Золотухин (депутат Калининградской областной Думы III созыва) - все они голосовали ЗА те правила проведения аукциона, под которые, по версии обвинения, Леонов-то и вымогал деньги.

...Во-вторых, взятка - это в некотором роде интимная близость. Что предполагает ОБОЮДНУЮ заинтересованность сторон. И полную конфиденциальность процесса. “Групповуха” - это еще в постели туда-сюда, а взятки, как правило, заносятся без свидетелей. “Коллектив взяткодателей” - нонсенс. Впрочем, об этом - подробнее.

- О том, как ЭТО всё происходило, участники событий высказываются по-разному. Так, Е. Рожнова утверждает, что “Савва Леонов установил свои порядки <...> Я сама ходила с Саввой Константиновичем разговаривать. Он прямо взвился: “Вы мне будете указывать?! Что я захочу, то и скушаете! Я вообще не буду с вами разговаривать, я коммерсантов ненавижу!” <...> Валерий Невинский, бывший военный, служил в штабе флота, имел там какие-то контакты с Саввой Леоновым. Вот его-то Леонов и выбрал в качестве “переговорщика”. Когда Савва ему звонил, Невинский буквально расцветал, включал на мобильнике громкую связь, чтобы каждый мог послушать голос Леонова... Невинский утверждал: в январе 2004 года перед аукционом Савва потребовал занести ему $690.000 - а потом, в течение года, он обещал обеспечить победу на всех торгах. Но на это никто не пошел. Сумма астрономическая... В апреле Савва якобы начал напрягать Невинского. Тот клянется, что занес ему $100.000 и передал в его, Леонова, кабинете на Донского, 1.

У защиты - иная версия. Леонов когда-то работал с матерью Рожновой. Когда началась подготовка к аукциону, мать Рожновой позвонила Леонову. Мол, у дочери есть интересное предложение. Та пришла к нему в кабинет (у нее откуда-то был постоянный пропуск в администрацию области) и начала разговор: “У нас есть для вас интересное предложение... Мы готовы...”

Леонов ее выгнал. А потом на собрании предпринимателей-автоперегонщиков предложил им объединиться в ассоциацию. И тут возник Невинский, который всячески бравировал своими (якобы) отношениями с Леоновым: “Я с Саввой на одной волне!”

Невинский утверждает, что приходил к Савве в служебный кабинет и передал ему $100.000. Однако ни секретарь, ни консультант Саввы его, Невинского, не видели, хотя в приемной сидят постоянно. Пропуск на входе в администрацию Невинскому не выписывался - этот факт установлен и фигурирует в материалах дела.

Далее - по утверждению следствия, Леонов эти деньги якобы лично (!) обратил в рубли в одном из пунктов обмена валюты. В суде нами было заявлено ходатайство: запросить все банки и обменники, осуществлял ли такую операцию гр. Леонов С.К. Ответ: нет, $100.000 Леонов С.К. не обменивал.

Опять неувязочка.

С. Леонов с супругой, Светлогорск, 2004 год

Далее. Савве Леонову инкриминируют ВЫМОГАТЕЛЬСТВО. Доказательством служат распечатки телефонных разговоров. При этом из 17 распечаток в материалах дела присутствуют всего 11. Разговоры пишутся на диски. В материалах - аудиокассеты. Вопрос первичности имеющихся аудиокассет (т.е. подвергались ли они какой-либо переработке, перемонтировке) не исследовался. Судья Чернобылец не позволил задать эксперту этот вопрос и удалил из зала присяжных. В ходатайстве назначить дополнительную экспертизу с целью определить первичность записи нам было отказано.

Адвокату Герасимову не возразишь - и сами распечатки вызывают большие вопросы. Понятно, что привести их полностью невозможно - это целый талмуд. Но даже отдельные фрагменты убеждают в том, что имело место не столько ВЫМОГАТЕЛЬСТВО со стороны Леонова, сколько бурная деятельность “организованной группы лиц”, кровно заинтересованных в том, чтобы его, Леонова, “подмазать”.

Так, Невинский (напомним, взявший на себя миссию “переговорщика”. Больше никто из предпринимателей напрямую с Леоновым не общался. Обо всех притязаниях заместителя губернатора бизнесменов информировал Невинский) в одном из телефонных разговоров выдает такую фразу: “Я на коленях перед ним (Леоновым, - прим. авт.) ползал, я с ним пять раз встречался!” А потом - о взятке: “Значит, тогда вместе все собираемся, вместе все там считаем, пересчитываем, я ложу деньги в банк, э-э... созваниваюсь с, э-э, Леоновым. <...> Ну, то есть я ему скажу: “Вот гарантия, у меня есть, и решаю, как. А как уже сделать, я тоже уже знаю. Хоть все можем в гости зайти под видом каким-то, хоть тайно так сделать, чтобы он даже там не ожидал, что он получает, потому что тоже какую-то охрану, чтобы меня за ласты не загнули, то есть”.

Дальше упоминается про “шестьдесят (тысяч долларов) для комиссии”.

Невинский (это уже другой разговор, с Чернышевым): “Значит, как ты... знаешь, э-э, двадцать пять процентов, э-э - ты. Двадцать пять процентов - я, двадцать пять процентов, э-э... Рожнова, двадцать пять процентов - Коровин. А потом, когда уже будем расписывать схему расклада, тогда уже будем у людей, тех, кого берем в работу, тех будем и изымать денежку. Правильно, да?”

Вот запись разговора Леонова с Невинским.

Леонов: “У тебя что, какие-то проблемы?”

Невинский: “Чуть-чуть проблемы есть, да”.

Леонов: “Ну смотри, а то (усмехается) я создам другие проблемы”.

Невинский: “Подождите, не торопитесь”.

Леонов: “Ну, я и не тороплюсь, поэтому и жду тебя...” (Защита утверждает: речь идет о соглашении, которое с администрацией области должны были подписать автоперегонщики. Но медлили, - прим. авт.)

...Предприниматели меж тем ожесточенно торгуются между собой.

Невинский: “Пришли, бл..дь, и мне начали диктовать политику! Коровин один говорит: “Дайте мне тридцать процентов”. А я в какой жопе должен быть? Или я должен сказать: “Да, Коровин, ты умница, Рожнов - ты умница, я уступаю свои квоты... Да я тебе дам эти пятьдесят квот. Лично, я тебе лично дам, бл..дь!” Ну, в принципе, я, мы же должны теперь как бы уже узкий круг приблизиться и им диктовать политику, Рожновым, Коровиным этим, бл..дь!”

Чуть позже: “Идею, тайную идею будем вешать на фамилию Сидорова. Чтобы не допустить Коровина и Рожнову”. “Да им сколько не дай, бл..дь, им мало. Они там, бл..дь, х...й поймешь как, бл..дь!”

И еще один разговор с Леоновым.

Невинский: “Здравия желаем!”

Леонов: “Здравствуй, что молчишь?”

Невинский: “Да, что молчу? Пока нечего говорить, там такая резня идет, что уже всё, угрожают убить”.

Леонов: “Что-о?”

Невинский: “Все, угрожают повесить и убить”.

Леонов: “Ты же сделал всё”.

Невинский: “Да как бы сделал. А тут вмешался один мудила... Ну да, мы выиграли. И по ходу создалось две противогруппировки у нас <...> Вчера до двух ночи и сегодня еще будем делить”.

Леонов: “Ну, давайте, делите. Но имей в виду, если что-то не поделите, то я поделю так, что потом хер кому что будет”.

Невинский: “Ладно, ладно <...> Вы дома?”

Леонов: “Нет, я в госпитале <...> И вот когда ты придешь, поговоришь до конца”.

Невинский: “<...> Когда вы приблизительно будете готовы?”

Леонов: “Я готов, хоть завтра приходи <...> Давай!”

И опять идут торги. Дележка квот, сбор денег на “занос”, параллельно - “заносы” каких-то денег бандитам, склоки, свары... короче, бизнес. При этом, заметьте, телефонные разговоры, в ходе которых Леонов настойчиво требовал ускориться с подписанием соглашения, к уголовному делу не приобщаются. Незачем? (А ведь именно Леонов в ходе проведения апрельского аукциона установил размер залога в 10.000.000 рублей, чтобы победителям невыгодно было отказываться от выкупленных лотов. Невинский 10.000.000 рублей потерял - уже якобы после “заноса” половины суммы. Нелогично?)

- Очевидно, - говорит адвокат Герасимов, - Невинскому его коллеги-предприниматели не доверяли. Ему не очень-то поверили, даже когда он говорил про “занесенные” $100.000. Потому-то 9 августа 2004 года в госпиталь Саулькина, где лежал Леонов, и поехала целая толпа: Валерий Невинский, Елена Рожнова, Евгений Коровин, Вадим Сидоров и Сергей Чернышев.

(Вадим Сидоров погиб в 2005 году. Катался на водном мотоцикле и не заметил натянутого между опорами моста троса. Коровин в этом же году попал в очень серьезное ДТП. По кусочкам собирали. Будто бы он в чем-то там “скрысятничал” - об этом речь шла еще на похоронах Сидорова... Так потом вне процесса из уст обвинителя прозвучала такая мысль - мол, и гибель Сидорова, и ДТП с Коровиным - все это происки защиты. Типа, свидетелей убирают, - прим. авт.)

...9 августа 2004 года около 17 часов встретились они все в офисе Коровина. Там в коридоре коробка из-под торта валялась. Вот они, экспромтом, и решили деньги в нее упаковать. Отодрали ценник, дружно складировали денежки, 150 тысяч долларов, и поехали...

Чернышев и Сидоров в палату №6 не пошли, тусовались поблизости. Торт понесли Невинский, Рожнова и Коровин. По их версии, Леонов встретился им в коридоре: он возвращался из процедурной. Вместе зашли, поздоровались, Рожнова поставила тортик на пол. Бантик не развязывали. Коробку Леонов в руки сначала не брал. Якобы Рожнова сразу сказала, что в коробке 150 тысяч долларов. Савва сказал, что уже подготовил письмо на имя Грефа - с предложением отменить продажу квот на автомобили, показал его Невинскому. Мол, если бы деньги не принесли - письмо отправилось бы в правительство России.

Коровин спросил, когда ему подпишут свидетельства на квоты, как победителю аукциона. Леонов заявил, что теперь в любое время. И тут же, по словам того же Коровина, потребовал снизить цены за растаможку и подписать соответствующее соглашение. Потом поговорили чуть-чуть о здоровье, попрощались, ушли. (Кстати, до этого Невинский приезжал проведывать Леонова с женой. Привезли фруктов.)

В коридоре уже сидел водитель Леонова и сотрудница администрации области (она привезла документы на подпись). По версии Леонова, он велел водителю: “Саша, забери торт в машину. Сейчас Анжела выйдет”. А женщине он будто бы сказал: “Поедешь с Сашей, торт заберешь себе”. Леонов - диабетик. Сладкого он не ест.

Стоило водителю выйти во двор и приблизиться к служебной машине, его задержали. При этом - любопытный момент! - следователь развязал бантик на коробке... Пачки банкнот стояли плотненько, ребром. Было ясно, что это доллары, но неизвестно, какого достоинства. Они все зеленые. Но на видеосъемке запечатлено: следователь, не беря банкноты в руки, уверенно говорит: “15 пачек по сто стодолларовых купюр в каждой”.

Правоохранительные органы знали, СКОЛЬКО денег и какими бумажками!

Очевидно, Невинского использовали втемную. Кто-то из группы “стуканул”. В результате всех поволокли в УБОП, на Невского, 42. Но из взяткодателей арестован был один Невинский. Остальные сразу пошли по делу как свидетели. А потом их и вовсе признали потерпевшими.

Да, трясли их долго. И даже потом в суде все давали разные показания, путаясь даже в самых простых деталях. Куда тортик поставили? Кто говорит: на стол. Кто - на пол. А главное, когда у них спрашивали, а за что, собственно, они дали взятку, ответы были фантастические: “А ни за что”.

- Как ни за что? Гаишник вас остановит на дороге, вы ему дадите сто рублей. Понятно, за что? Коробку конфет воспитательнице детского садика - понятно. А тут $250.000! ЗА ЧТО?!

Рожнова: “Я так поняла, чтобы провести аукцион на выгодных для Невинского условиях”.

Коровин: “За то, чтобы выставить много квот”.

Невинский: “Леонов меня зомбировал”.

Адвокат Герасимов утверждает: никто так и не смог привести правдоподобных мотивов - чем, собственно, пугал их Савва, если он действительно ВЫМОГАЛ деньги? Ведь чем отличается плата вымогателю от взятки? В первом случае человека ставят в ситуацию, выход из которой - только платный. И если он не заплатит, он чего-то обязательно лишится. А вот дающий взятку, напротив, рассчитывает ПРИОБРЕСТИ. По всему получается, что нашпигованный “зеленью” тортик - взятка. Прямо-таки хрестоматийная. Как в “Ревизоре” у Гоголя.

Здесь разошлись пути-дорожки Саввы Леонова (слева) и бизнесмена Валерия Невинского (справа)

...А теперь - самое интересное. Невинский сначала отказался давать показания. И был квалифицирован как обвиняемый. И просидел в СИЗО 42 дня. А потом поменял адвоката - взял бывшего работника прокуратуры (человек ушел из органов вынужденно. В кабаке сцепился с охранником, начал махать пистолетом, ему по шее навесили, отобрали и ствол, и удостоверение, доставили в областную прокуратуру... Пришлось писать заявление на увольнение, - прим. авт.). Возможно, тот и убедил его заключить с правосудием сделку. И пообещал, что Невинский - сказав, что от него требуется - не только перейдет в разряд даже не свидетелей, а потерпевших и будет выпущен из СИЗО, но и денежки свои в перспективе обратно получит...

Следователи прокуратуры прекрасно понимали, что только из тортика (на котором не обнаружилось “пальчиков” Саввы Леонова) и прослушки обвинительное заключение не вылепить. Нужен “гвоздь”. Таким “гвоздем” и стал Невинский.

...Леонов для суда стал фигурой знаковой. Этакое олицетворение борьбы с коррупцией. Дело стояло на контроле в администрации президента. От судьи Чернобыльца требовался обвинительный приговор. И, желательно, очень быстрый процесс. В политическом характере которого никто не сомневался. Было ясно, что Леонов интересен не сам по себе. Его “посадкой” попытались скомпрометировать Егорова. И хотя выборы губернаторов уже были отменены, но тогда никто еще не знал, кого Путин выдвинет на очередной срок. И Егоров вполне мог оказаться в числе кандидатов.

Кстати, вопрос о том, почему взяткодатели сразу не обратились в правоохранительные органы, а дружно собрали $250.000 (казалось бы, вполне резонный в данной ситуации), остался открытым. Ни следователь, ни судья не посчитали нужным искать на него ответ. Эскалации конфликта никто не хотел? Да уж, тема взяток - очень скользкая. “Передави” - и получишь такие откровения, что никакой скамьи подсудимых не хватит. А так... “Козел отпущения” был назначен один. И получил - по полной программе.

(Мы уже писали о том, что тяжело больного Леонова содержали под стражей, не переводя его в гражданскую больницу, хотя врачи медсанчасти СИЗО лечить ТАКИЕ заболевания не умели. И не имели надлежащей аппаратуры.

Адвокат Леонова написал Уполномоченной по правам человека Вершининой о том, что его подзащитный фактически подвергается пыткам. И это вовсе не “трескучие фразы”. Не так давно житель Калининградской области Майзит выиграл в Европейском суде иск против Российской Федерации. Условия содержания в калининградском СИЗО тамошними судьями были приравнены к пыткам, в пользу Майзита с РФ - взыскано 3.000 евро... Но на обращение адвоката Леонова Вершинина ответила формальной отпиской. А обращение адвоката в суд рассматривалось 4 месяца! После чего бездействие начальника управления исполнения наказаний полковника Маленчука было-таки признано незаконным, и Леонова перевели в нормальную больницу.)

...Вот, собственно, и всё. Дело - раскрыто. “Лишние” фамилии в нем не появились. Деньги, из банальной взятки превратившиеся в “объект вымогательства”, в пользу государства не конфискованы.

(Сразу говорю для прокуроров, судей и правильного эксперта-филолога Саркисовой: “Новые колеса” не утверждают, мол, “потерпевшим” только потому вернули $250.000, что “потерпевшие” обязались “откатить” половину взятки прокурорам и судьям. Конечно же, прокуроры и судьи удовлетворились чувством честно исполненного долга и благодарностями начальства.)

Короче, сплошные “бонусы” у всех. Кроме нас, жителей Калининградской области. Нам “бонусов” не перепало. Потому что очень важный “антикоррупционный” процесс не стал образцово-показательно-отрезвляющим для чиновников, любящих “зелень”. Единственное, чему он может научить и потенциального (или явного) взяточника, и бизнесменов, предпочитающих “решать вопросы” в обход законодательства, - это быть осторожней. По телефону лишнего не болтать. И больше двух не собираться.

...Ну а Леонов из мест заключения, очевидно, уже не выйдет. Вот, в принципе, и всё, что можно сказать о “самом скандальном деле начала столетия”. Гора родила мышь. А у автоперегонщиков давно уже другие проблемы. Которые - спорим - решаются старым, испытанным способом.

О. Иванова


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля