Новые колёса

ВЫЙТИ ЖИВЫМ ИЗ ПОЛИЦИИ удалось случайному прохожему, которого жестоко избивали четыре мента-оперативника

Кража ноутбука

Устал наш народ от “чернухи” - хочется чего-нибудь позитивного. Например, чтобы реформированные полицейские проявили невиданные доселе качества: благородство, вежливость, уважение к закону. И вот такой момент настал! Сотрудники 3-го отдела УМВД по Калининграду (ул. Нахимова, 21) поведали удивительную историю, раскрывающую наших стражей порядка с самой лучшей стороны.

Итак, начнём по порядку.

28 января 2013 года оперуполномоченные старшие лейтенанты полиции Евгений Скляренко, Максим Лудин, Заур Гейдаров и стажёр младший лейтенант полиции Максим Облаченко находились на своём рабочем месте - в кабинете №30 на Нахимова, 21. Смеркалось, но трудовой день стражей порядка был в самом разгаре. Примерно в 17 часов вечера в кабинет прибыл 32-летний гражданин Дмитрий Меньшагин, которого вежливо пригласили в отдел для беседы - в качестве свидетеля по делу о краже ноутбука.

Дальше, по словам полицейских, произошло следующее. Когда опера гостеприимно предложили Дмитрию присесть на стул и рассказать, всё, что ему известно, тот начал вести себя неадекватно. Первым делом Меньшагин стал “выражаться нецензурной бранью в адрес сотрудников полиции”. Неопытный стажёр Облаченко покраснел и попытался зажать уши - таких грубых слов он отродясь не слышал.

Но опытный Гейдаров сумел взять себя в руки.

- Будьте так любезны, - обратился Заур к свидетелю, - не употребляйте здесь подобных бранных слов. Сквернословие недопустимо. Это невежливо.

Но деликатное замечание лишь раззадорило Меньшагина, и он принялся материться с утроенной силой и этажностью. Стражи порядка были просто в шоке.

Загиб руки

В общем, Меньшагин продолжал бесчинствовать и унижать полицейских. Будь на их месте дореформенные менты, они быстро поставили бы хама на место - дали дубинкой по почкам, и делу конец. Но благородные полисмены героически терпели - только просили Дмитрия успокоиться, попить чаю с пряниками и ответить на несколько простых вопросов.

И тут Меньшагин вовсе озверел. Свидетель встал, подошёл к старшему лейтенанту Скляренко и “нанёс ему удар кулаком в лицо”.

- Да что же это творится?! - ахнул стажёр Облаченко. - Хулиган совершенно распоясался!

После жестоких побоев Дмитрия Меньшагина всё-таки выпустили живым из полиции - за ним пришла жена с адвокатом. Фото сделано адвокатом Дмитрия Меньшагина

- Форменное безобразие! - согласились старшие лейтенанты Лудин и Гейдаров.

Тем временем Меньшагин повалил Скляренко на диван и “стал наносить удары головой, кулаками и ногой”.

Опер стойко переносил побои, “пытаясь их блокировать”. Остальные полицейские с возмущением наблюдали за этой картиной, но вступиться за коллегу не решались - боялись, что нанесут Меньшагину “лёгкие телесные повреждения”.

Тогда Дмитрий нащупал на ремне опера кобуру и “попытался завладеть табельным пистолетом”.

- Ну, это уже ни в какие ворота не лезет! - возмутился старший лейтенант Лудин.

Лудин осторожно взял Меньшагина за локоток и “применил к нему приём “загиб руки за спину”. Затем на разбушевавшегося свидетеля “надели наручники и поставили к металлическому шкафу”.

Надо помочь органам

Время близилось к полуночи. Разобравшись, что Меньшагину нечего сказать по поводу украденного ноутбука, полицейские с миром отпустили дебошира, слегка пожурив его на прощание. Дескать, не безобразничай больше.

Максим Облаченко

Дмитрий вышел из отдела полиции и сразу попал в больницу. Диагноз: “закрытая черепно-мозговая травма с сотрясением головного мозга, кровоподтёки головы, туловища, запястий, травматический разрыв барабанной перепонки левого уха”.

Откуда у Дмитрия появились эти побои - для полицейских до сих пор остаётся загадкой. По их словам, они действовали исключительно вежливо и корректно.

Однако едва живой Меньшагин рассказал совсем другую историю.

По словам Дмитрия, вечером 28 января 2013 года он возвращался домой на своей автомашине. Когда он припарковался на улице Захарова, рядом остановился полицейский “УАЗ” дорожно-постовой службы. Из него вышел молодой человек в гражданской одежде, предъявил Дмитрию служебное удостоверение офицера полиции и предложил проехать с ним.

Меньшагин согласился. В Калининград он перебрался недавно, раньше жил в Ташкенте и о нравах российских полицаев осведомлён не был.

- Вероятно, - решил Дмитрий, - надо оказать помощь органам.

Короче, Меньшагин добровольно, без адвоката, на своём автомобиле поехал за “УАЗом” ДПС в 3-й отдел УМВД на улицу Нахимова. Вскоре Дмитрий оказался в уже знакомом нам кабинете №30.

Бананы с чаем

Дмитрий вошёл в кабинет и присел на диван. Напротив, за столом, сидел старший лейтенант Евгений Скляренко и ел банан.

Евгений Скляренко

(Далее, учитывая новый закон о запрете на нецензурные выражения в СМИ, постараемся передать речь полицейского настолько точно, насколько это позволено. Лишь заменим матерщину литературными синонимами.)

- Какого мужского полового органа (в нецензурном смысле этого слова) ты расселся на диване? - поинтересовался Скляренко. - Ты что, сюда чай пить пришёл? Сядь на стул!

Меньшагин пересел. В кабинет вошли ещё трое полицейских (старшие лейтенанты Максим Лудин, Заур Гейдаров и стажёр младший лейтенант полиции Максим Облаченко).

Дмитрию начали задавать вопросы. В частности, подвозил ли он когда-нибудь незнакомых людей на улицу Менделеева. Дмитрий ответил отрицательно.

- Что ты бубнишь, как из женского полового органа (в смысле, из влагалища - в вульгарном значении этого слова)? - начали наседать на свидетеля опера. - Ты не понял, где находишься?

И тут один из оперов дал Дмитрию подзатыльник.

- Не трогай меня! - возмутился Меньшагин.

- Ты, чмо, - заржал полицай, - будешь меня учить, как с тобой обращаться?!

В общем, атмосфера постепенно накалялась.

“Ты - чмо!”

В этот момент у Меньшагина совершенно некстати зазвонил мобильник. Дмитрий вынул трубку из кармана, но один из полицейских взял парня за руку.

Максим Лудин

- Отдай мобилу! - потребовал опер.

- Не отдам! - заупрямился Дмитрий. - Не имеете право отбирать.

Полицейские попытались вырвать трубку. Меньшагин не отдавал. Опера навалились на парня, и тот оказался на полу. Кто-то надавил ему коленом на шею. Телефон вырвали, Дмитрия заковали в наручники (на руки и на ноги) и принялись избивать.

Понятное дело, что лежащего человека удобнее всего бить ногами.

Тем временем забила тревогу девушка Дмитрия Анна, узнавшая, что её молодого человека забрала полиция. Анна быстро нашла адвоката и уже ночью, около 23 часов, они вместе пришли в 3-й отдел УМВД на Нахимова.

Только после этого Меньшагина отпустили. Ему было так плохо, что он сразу угодил в больницу.

Светит 5 лет

После выздоровления Меньшагин пожаловался на полицейских начальнику УМВД РФ по Калинин­градской области генералу Евгению Мартынову и прокурору Алексею Самсонову.

Заур Гейдаров

15 апреля 2013 года следователь СО по Центральному району Калининграда Е.С. Косолапова провела проверку и постановила: отказать в возбуждении уголовного дела против оперов 3-го отдела УМВД. По мнению Косолаповой, полицей­ские действовали строго по инструкции. Меньшагин сам виноват. А как иначе? На этом настаивали Скляренко, Лудин, Гейдаров и Облаченко (их версия “опроса свидетеля” приведена в начале статьи).

Одновременно с этим заместитель руководителя следственного отдела по Центральному району Калининграда СУ следственного комитета РФ майор юстиции Е.А. Синюшкин оформил другое постановление: “О возбуждении уголовного дела по факту применения Меньшагиным насилия в отношении представителя власти Скляренко”.

По словам Синюшкина, “имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти)”. Бывшему свидетелю Меньшагину светит до пяти лет лишения свободы.

Дмитрий Меньшагин

Сдаётся мне, что вряд ли кто из граждан поверит в полицейскую версию. Другое дело - судьи. Они у нас не только неподкупны и беспристрастны, но и крайне доверчивы, когда речь идёт о представителях власти.

Ну, а что касается ноутбука, то Меньшагин, как оказалось, вообще никакого отношения к нему не имеет. Но это теперь уже не важно... Главное, не встретить (даже случайно) на своём жизненном пути четырёх славных сотрудников правоохранительных органов - старших лейтенантов полиции Евгения Скляренко, Максима Лудина, Заура Гейдарова и стажёра младшего лейтенанта полиции Максима Облаченко. Тем более, что они, наверное, уже пошли на повышение...

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля