Новые колёса

ВОРЫ ИСПОРТИЛИ ЖИЗНЬ АДВОКАТУ.
Она их защищала, а они её обокрали

Зинаида Николаевна Показанникова - молодая, симпатичная женщина с добрыми глазами. Живёт в приграничном городке Мамоново, одна растит пятилетнего сына... Глядя на неё, трудно поверить, что этот человек работает адвокатом. Причём, защищает исключительно преступников - воров и убийц.

- Когда я вижу человека в клетке, мне так его жалко! - говорит Зинаида. - С другой стороны, мне жалко и погибших, и потерпевших. Но адвокаты - это единственные люди, которые пытаются смотреть на обвиняемых, как на нормальных людей. Честное слово, даже когда общаешься с убийцей, то в первую очередь видишь человека. И пытаешься понять: что побудило его совершить преступление? Ведь не просто так человек украл или убил... Ведь что-то заставило его так поступить. Может быть, трудная жизненная ситуация. Может быть, наркотики. Может, над ним издевались в детстве...

Всё было замечательно, пока 27 августа этого года Зинаида сама не оказалась в роли потерпевшей.

Беспредел в милиции

- До двадцати одного года я жила в Сибири, в городе Нижневартовске, - рассказывает по порядку наша героиня. - Это нефтяной город, по размерам чуть меньше Калинин­града. Всё население - молодое, потому что люди там работают до пенсии, а потом уезжают на “большую землю”.

Адвокат Зинаида Показанникова: - Если бы мой брат не поймал вора, то это был бы очередной “глухарь”

С детства я мечтала стать милиционером. Насмотрелась фильмов и представляла себя эдаким образцовым следователем. После школы поступила в Санкт-Петербургский университет МВД (на заочную форму). Темой моего диплома были организованные преступные группировки.

В девяностые годы в Сибири было много группировок. Мои подруги уже с 16-ти лет встречались с бандитами - это считалось круто. Только потом их парней убивали. Не всё же так просто...

Были случаи, когда молодые люди врывались в спортзал и расстреливали своих конкурентов. В общем, было страшно.

В 2000 году моя мама купила дом в Мамоново (когда-то в детстве она там жила), и вся семья переехала сюда. А я осталась в Нижневартовске, потому что ещё год мне надо было доучиться. Но жить одной стало тяжело морально, и после университета я решила тоже переехать в Мамоново. Можете себе представить: из цивилизации попасть в маленький городок!

Приехав сюда, я со своим дипломом пошла устраиваться в милицию. У меня ведь и папа здесь когда-то начинал - в областном ГАИ, вместе с Юрием Казаковым. Но впоследствии отец всё бросил и уехал в Сибирь.

И вот прихожу я к начальнику местной милиции Виктору Лисеенко. Он посмотрел на меня и говорит: “Девочка моя, тебе нельзя здесь работать. Ты не представляешь, что здесь творится...”

В тот момент я не поняла, о чём он. А со временем стала понимать: это граница, это деньги... Бывшие милиционеры у нас сейчас имеют магазины, особняки и всё прочее. То есть в милиции творился беспредел.

Волка ноги кормят

- В конце концов я решила, что работа в органах - не моя судьба, - вздыхает Зинаида. - А вскоре я снова осталась одна. К маме приехала троюродная сестра с Камчатки, с которой они не виделись 20 лет, и стала говорить: мол, как вы тут живёте? Такая нищета! То ли дело на Камчатке - природа, океан, киты, красная икра...

Воодушевившись этими рассказами, мама со своей родной сестрой сорвалась туда. Но когда они прилетели в Петропавловск-Камчатский, то просто впали в оцепенение! Представьте: там постоянно землетрясения, поэтому деньги в жильё люди не вкладывают. Многие дома даже без окон. Обстановка кругом а-ля “восьмидесятые”. А военный городок, куда они приехали, - там вообще труба! Но назад дороги не было...

Некоторое время я мыкалась без работы, затем на добровольных началах стала помогать адвокату Аркадию Могучеву - талантливый человек, он дал мне азы. И через него я познакомилась с его коллегой Людмилой Тарановой. Позже её пригласили на работу в Багратионовский суд, и место адвоката стало вакантным. Так я и попала в адвокатуру.

Первые годы было тяжело. Но со временем я стала увереннее и жёстче, а родив ребёнка, изменилась совсем. Живу по принципу “волка ноги кормят”. В адвокатуре мы зарплаты не имеем, приходится биться за своего клиента.

- Вы берётесь за любые дела?

- Когда мы работаем по назначению, то выбирать не приходится.

- То есть это могут быть и убийства, и изнасилования...

- Конечно. У меня было одно дело по изнасилованию. До сих пор вспоминаю: в том процессе я ощущала себя “адвокатом дьявола”. Там было изнасилование психически больной девочки. Реально защищать клиента было тяжело. После этого я решила, что женщинам-адвокатам в таких делах лучше не участвовать.

“Грабители, мама!”

- 27 августа я находилась в областном суде, а мой ребёнок (пятилетний Серёжа Лисицкий) остался дома, - вспоминает Зинаида. - В Мамоново все знают, что я живу одна с сыном, что богатств у меня нет - у меня простая машина, в бриллиантах я не хожу...

Не знаю почему, но в тот день из областного суда я позвонила брату и попросила проверить, как там ребёнок. Мой брат (26-летний Кирилл Показанников) работает дальнобойщиком. Постоянно мотается в Голландию и в Бельгию, но в тот день как раз вернулся с рейса.

Сначала он сказал, что не сможет заехать. Но потом вместе со своим другом-одноклассником Александром Мурашкиным всё-таки заглянул к Серёже и в кои-то века решил взять его с собой - пусть, мол, с нами за компанию покатается.

Потом я вернулась в Мамоново и первым делом решила заехать в детский садик за справкой. Проезжая мимо своего дома, я заметила, что рядом стоит “Пежо-406”. Какая-то зашпаклёванная, но ещё не покрашенная, а номера - то ли затёртые, то ли помятые... Но у меня даже мыслей дурных не возникло и я спокойно поехала дальше.

Проходит минут десять, как вдруг мне звонит брат и кричит: “Быстро возвращайся! Дом обокрали!”

Я думала, он шутит! Подъезжаю к своему дому - “Пежо” уже нет. Зато стоит машина начальника нашей полиции, машина моего брата и ещё какая-то. Выбегает мне навстречу сын (для пяти лет он у меня совсем маленький) - весь напуганный, кричит: “Грабители, мама! Воры, грабители!” Я схватила его на руки и только тогда он начал плакать...

Выхватил нож

- Дело было так, - объясняет Зинаида. - Брат с другом и моим сыном ездили по своим делам, потом вернулись к дому. Александр остался в машине, а Кирилл пошёл отводить ребёнка и услышал в доме какой-то шум. При этом ворота за­крыты, и моей машины на месте нет!

Подходят ближе и видят: один пацан сиганул через забор, а второй выпрыгнул в окно и побежал вокруг дома... Кирилл без раздумий бросился за ним и повалил его на землю. А тот, хоть и худой, но оказался такой сильный! При том, что мой брат под два метра ростом и совсем нехуденький. К тому же этот вор словно был чем-то измазан - весь такой скользкий, невозможно удержать.

Кирилл начать орать: “Саня, на помощь!”

А преступник тем временем выхватил складной нож! Слава Богу, брат успел его выбить...

В итоге вдвоём с Александром они этого вора скрутили.

И вот они его держат, а телефона, чтобы вызвать полицию, с собой нет. Тут на помощь пришёл мой мальчик. Он сбегал в машину, принёс телефон, и ребята вызвали полицию.

Когда приехали оперативники, Кирилл, Александр и начальник полиции кинулись ловить остальных воров. И в течение часа они поймали всех, кроме одного, который был постольку-поскольку (может, на “шухере” стоял).

Одного вора (Дмитрий Семёнов) нагнали в поле где-то за Мамоново. Второго (Владимир Баринов) взяли на машине - сработал план “Перехват”. Все трое оказались из Калининграда. Хотя тот, которого поймали первым (31‑летний Алексей Буданов), вообще без прописки. Он приехал в Калининградскую область, по-моему, из Украины и уже был здесь судим.

Ни работы, ни жилья

- Захожу я во двор, а там сидит этот Буданов, весь побитый, - продолжает Зинаида. - Сначала я на него накинулась: мол, что же вы делаете?! Ведь в доме в этот день был ребёнок! Вы бы что, его убили?!

- Я клянусь, я дом простучал, - начал оправдываться Буданов.

- Я же вас защищаю! - не унималась я. - Я ни разу с вас, с воров, не взяла ни копейки!

За защиту обвиняемых мне платит государство. А преступникам я всегда говорю: заплатите лучше потерпевшим. Не хочу, чтобы люди за спиной говорили: “Ага, с них денег взяла, а нам ничего не возместили”.

Да, бытует мнение, что если адвокат платный - значит, защищает он хорошо, а если бесплатный - плохо.

Не могу ручаться за всех, но для меня разницы нет. Хоть за деньги, хоть без денег, я защищаю одинаково. Но у меня такой принцип: за деньги я никогда не буду защищать преступника, если он не возместит ущерб потерпевшим.

Конечно, в нашем районе клиенты не особо платёжеспособные (посёлки Медовое, Корнево). Там у людей толком ни работы, ни жилья. Мне их всех жалко. Но у прокуратуры другая позиция: пусть, мол, идут и работают. Но я не представляю, как из того же Корнево ездить на работу в Калининград и обратно, получая зарплату 15 тысяч рублей.

Драка, кровь, мат...

- Ты пойми, что из-за вас мне каждый второй потерпевший в городе плюёт в спину, - говорю я Буданову. - А вы со мной так поступили - на радость другим.

Пятилетний сын адвоката Зинаиды Показанниковой - Серёжа: Бандиты, разбегайтесь, мы пришли!

- Если бы я знал, что это дом адвоката, то никогда бы не полез! - поклялся Буданов.

- Что вы взяли из дома? Друг с чем-то ушёл?

- За друга не отвечаю. А то, что я взял, вот оно всё здесь.

...Там было серебро, бижутерия, всё вперемешку, - говорит Зинаида. - Эксперт оценил ущерб в 35 тысяч рублей. Но в принципе всё, что они взяли, мы нашли у этого Буданова.

Обратите внимание: с самого начала он говорил так, будто действовал один.

- Я никого выдавать не буду, - заявил Буданов. - Пойду по делу один. Если ты не будешь настаивать, мы тебя отблагодарим. К тебе приедут с цветами, мы тебе всё возместим...

- Что ты мне возместишь? - говорю я ему. - Ты мне покой мой верни!

Понимаете, я была уверена, что мой дом - моя крепость. А теперь уже не могу оставить ребёнка дома одного. Теперь, приезжая вечером домой, мы с сыном обходим дом вокруг, проверяя, выбиты стёкла или нет.

Серёжа не остаётся дома один ни на минуту, потому что боится. Он никогда не видел скандалов, не слышал ругани. А тут - драка, кровь, мат... Даже вчера - заходим с сыном в дом, и он кричит: “Бандиты, разбегайтесь, мы пришли!”

Эти воры мне всю жизнь испортили!

Угнали “Пежо” у клиента

- Зная своих простых воров - алкоголиков, бомжей, наркоманов - могу сказать, что здесь работала нормальная организованная группа, - уверена Зинаида. - У них все роли были распределены, у них свой автосервис, у них хороший адвокат, они знают, что говорить. В их жизни это явно не первая и не десятая кража. У этих воров свои понятия. Как я понимаю, все районы Калининградской области у них поделены.

“Пежо”, на котором они приехали, был не их, а клиента автосервиса, в котором они работают. Человек отдал машину в покраску, но поскольку воров задержали, они не смогли вовремя её вернуть на место. И произошёл такой казус: увидев, что автомобиль исчез, хозяин автосервиса сообщил об этом клиенту, и тот заявил в полицию об угоне. А когда выяснилось, что “Пежо” угнали работники этого же сервиса, хозяин упросил клиента забрать заявление из полиции.

То есть все эти воры - люди с руками, не бездельники. Буданов - так вообще и резчик по дереву, и занимается аэрографией. Талантливейший человек!

Спрашивается, чего ты попёрся грабить дом. За эти 35 тысяч, на которые он украл драгоценностей, ему теперь грозит до шести лет лишение свободы. Зачем мараться, если можно заработать эти деньги на покраске машин? Но, видимо, стиль жизни у них такой...

Есть у меня один подзащитный, который мне признался: “Я не могу зайти в магазин и не украсть хотя бы яблоко”.

...Поначалу в полиции мне говорили, что расследование идёт нормально. Отпечаток ноги на втором этаже моего дома совпал с отпечатком второго пойманного вора. К тому же оказалось, что такой же след был найден при квартирной краже в Калининграде. Но вскоре все эти улики почему-то рассыпались.

Рисковал жизнью

Брат Зинаиды - Кирилл Показанников: - Лучше бы мы с этим вором разобрались по-мужски!

- Сейчас Буданов проходит по делу один, а остальные перешли в разряд свидетелей! - изумляется Зинаида. - Дескать, они с Будановым приехали в Мамоново за соляркой, он попросил подвезти их к моему дому и перелез через забор...

Зачем он полез - они якобы не знают. Но потом они полезли вслед за ним - посмотреть, почему он так долго не возвращается... Представляете?

А если бы мой брат ни поймал вора, то это был бы очередной “глухарь”. Их у нас полно по области.

Про то, что Буданов пытался вытащить нож, вообще забыли. А ведь это статья “Разбойное нападение”! Сейчас же - ч. 3 ст. 158 через ч. 3 ст. 30 УК РФ. То есть покушение на кражу.

Получается, если бы мой брат ни поймал Буданова, то у того был бы оконченный состав преступления. А поскольку его поймали, преступление неоконченное, и наказание меньше.

Уголовное дело будет рассматриваться в особом порядке. Буданов просто признает свою вину и получит минимальное наказание.

Нет, я крови не жажду - пусть гуляет. Но хотя бы извинился...

Если честно, когда я узнала, что Буданов проходит по делу один, мне стало даже неинтересно знакомиться с материалами дела. Следователь не захотел работать даже ради своих адвокатов!

Если бы расследование велось нормально, то доказали, что действовала организованная группа по предварительному сговору. И плюс ещё - угон автомобиля.

Обидно жутко. Если уж ты пошёл работать в полицию, то должен нести свой долг перед людьми. Так же, как и врач. Конечно, у нас есть идеальные следователи, но их единицы.

Защищает Буданова адвокат Иван Таланов. То есть мы с ним коллеги. Но он мне даже не позвонил! Странно... Ведь вы, господин Таланов, тоже можете оказаться в шкуре потерпевшего. И у вас, наверное, тоже есть дети.

Мой брат говорит: “Если бы я знал, что дело так повернётся, то лучше бы мы с этим вором разобрались по-мужски...”

Кирилл рисковал жизнью и подарил следствию готовое дело. Так хотя бы похвальный лист ему дали!

Сажают невиновных

- Господь не просто так посылает нам испытания, - делает вывод Зинаида. - Наверное, мне надо было оказаться в роли потерпевшей, чтобы прочувствовать людей и понять, почему люди так плохо относятся к полиции. Полиция толком ничего не делает.

- Полицейские в доле или им просто лень?

- Думаю, просто лень-матушка. Всякую ерунду, типа кражи газового баллона или курицы, вешают на бомжей и алкоголиков. А как ограбление какой-нибудь серьёзной квартиры - будут искать долго и безрезультатно.

А потом приходят ко мне такие обвиняемые, я им пытаюсь объяснить, что не надо брать на себя чужую вину. Но они не понимают. Знаете, сколько таких людей садится за решётку...

Недавно был у меня подзащитный - его обвиняли в двух кражах. И когда стали озвучивать его “явку с повинной”, он расплакался. В этот момент я поняла, что эту кражу он не совершал.

И когда все вышли, я спросила: “Скажите честно, вы эти кражи совершали?” Он ответил, что пилу у своего собутыльника он действительно украл и продал за 500 рублей. А вот кражу сумки он не совершал.

- Что же вы делаете! - говорю я ему. - Вам что, в полиции иглы под ногти вставляли? Почему вы берёте на себя чужую вину?! Ведь вы же сами, своими руками, позволяете полиции творить произвол. А тот, кто своровал, гуляет на свободе!

Но в итоге этот вор ушёл из суда счастливый, что ему дали условный срок.

Воры вашу газету читают, поэтому хочу к ним обратиться и воззвать к их совести, - сказала напоследок Зинаида. - Уважаемые воры, когда вы лезете в чужой дом, то знайте, что там могут быть дети.

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля