Новые колёса

ВОРОВСТВО В МИЛИЦИИ.
Руководство ЗУВДТ за “раскрытие” преступлений платит деньги покойникам

Министру внутренних дел

Российской Федерации

Р. Г. Нургалиеву

Открытое письмо

Уважаемый Рашид Гумарович!

В редакцию нашей газеты попал конверт с очень любопытными документами. Никаких специальных грифов на бумагах нет. Однако, проверив по своим каналам полученную информацию, мы убедились: документы - подлинные. Касаются они очень щекотливой темы: агентурной работы, которую осуществляет Западное УВД на транспорте в Калининградской области.

Да, всё, что связано с агентурой, совершенно секретно, регламентировано соответствующим приказом МВД (который представляет собой 50-страничную брошюру). Но... речь в данных бумагах идёт не о персоналиях осведомителей. Речь - о том, что деньги, предназначенные для работы с агентурой, до осведомителей НЕ ДОХОДЯТ. А Вам, как профессионалу, хорошо известно: если за информацию не платить - никакой информации о деятельности криминальных группировок и отдельных уголовных субъектов не будет. Осведомитель, работающий “за идею”, - лицо, в природе не существующее. Чтобы оперативник владел ситуацией, чтобы он знал всю подноготную сомнительных личностей на своей “земле” - он должен платить. И, разумеется, не из своего кармана.

Золотая “девятка”

Раньше, когда на так называемую “девятку” (статья 9 закона, предусматривающая финансирование расходов, связанных с агентурной работой) выделялось по 10-15 тысяч рублей в месяц, оперативники и их непосредственное начальство возмущались: МАЛО!

Сейчас на “девятку” можно получать и 35.000, и 100.000 рублей ежемесячно. Но раскрываемость преступлений от этого не повышается. Что совершенно неудивительно. До агентов доходят лишь крохи. Остальное - хапают те, от кого, собственно, и зависит распределение “девяточных” денег.

“Технологии” существуют разные. Но самая верная - “подкладывать” под очередной “хапок” уже раскрытое кем-нибудь преступление.

Допустим, на планерке в центральном аппарате ЗУВДТ сообщается, что в Черняховске “повязали” торговца наркотиками или предотвратили теракт. Тогда некий опер, пользующийся доверием шефа, по его указанию задним числом пишет рапорт на его же имя:

“Прошу выдать мне 2000 рублей на оплату услуг осведомителя, который сообщил ценную информацию, позволяющую раскрыть такое-то преступление”.

Начальник подписывает рапорт - полученные деньги делятся. И всё вроде шито-крыто. Преступление ведь действительно раскрыто. Но! Для того, чтобы в случае проверки отчетность ни у кого не вызывала сомнений, одного рапорта мало. Нужна ещё расписка:

“Я, агент такой-то, получил у такого-то оперативника столько-то тогда-то за такую-то информацию”.

Плюс - акт о произведенных расходах.

Иногда к акту прилагается даже кассовый чек. Если списывается бензин. Дескать, на встречу с агентом пришлось ехать в Черняховск. На личном автомобиле по служебной надобности. И вот он чек с АЗС на кругленькую сумму.

Документация поступает в ФЭО (финансово-экономический отдел) ЗУВДТ, затем в архив, где должна храниться энное количество лет. И никто ею особо не интересуется: ведь если смотреть сквозь пальцы - отчетность вполне нормальная. Проблемы начинаются, если кто-то вдруг начинает серьезно “копать”. Вот тогда-то всплывает ТАКОЕ...

Полковнику на бензин

В сентябре прошлого года опер-уполномоченный по ОВД ГСБ (группы собственной безопасности) Западного УВД на транспорте МВД РФ капитан милиции К. Пуш обратил внимание на некие несообразности в оформлении документации по “девятке”. Обнаружил он, в частности, что начальник уголовного розыска Западного УВД на транспорте МВД РФ полковник милиции В.И. Бабенко, выезжая в свой очередной отпуск за 2006 год за пределы Калининградской области (судя по рапорту - в Екатеринбург, реально - в Германию), отправился за границу на служебном автомобиле.

(В службу безопасности Западного УВДТ давно поступала информация о том, что у Виктора Ивановича Бабенко свой “интерес” в Германии, и что он имеет некое отношение к фирме ООО “Тера Транс”, занимающейся грузоперевозками. Калининград, проспект Мира, 19/21, к. 360.) Так вот, по версии Пуша, г‑н полковник, следуя в сторону государственной границы, заправился на АЗС в Багратионовске, а потом решил... вернуть себе деньги за бензин. По “девятке”. Для чего вызвал своего подчиненного - опер­уполномоченного Е.А. Куделича и попросил состряпать соответствующий рапорт.

Евгений Анатольевич Куделич, естественно, выполнил просьбу начальника. В рапорте значилось, что на личном автомобиле “Ауди-100” (госномер В 275 ВМ/39) он, Куделич, в указанное время раскрывал преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков и... потратился на бензин. Но... Пуш выяснил, что в это самое время “Ауди‑100” (В 275 ВМ/39) уже была продана коллеге Куделича - А.А. Яковлеву! Который, будучи опрошенным, заявил, что после того, как на его, Яковлева, имя была выписана доверенность, он “Ауди-100” НИКОМУ НЕ ПЕРЕДАВАЛ. (“После того, как на мое имя была выписана доверенность, автомашину в распоряжение кого-либо из сотрудников ОУР Западного УВД на транспорте МВД РФ не передавал”, - сказал и расписался под объяснением Алексей Анатольевич Яковлев, оперуполномоченный ОУР.)

...Капитан Пуш вызывает на беседу Куделича. Тот объясняет:

“<...> 01 сентября 2006 года мною от Бабенко В. были получены денежные средства в сумме 398 рублей для проведения мероприятий по выявлению лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств. На данные средства я произвел заправку принадлежащей мне машины “Ауди-100” <...> Мною были составлены документы по списанию денежных средств и переданы Бабенко В.”

Далее:

“21 сентября 2006 года мною от Бабенко В. были получены денежные средства в сумме 803 рублей <...> я произвел заправку принадлежащей мне автомашины “Ауди-100”...”

Зная, что доверенность на “Ауди‑100” на имя Яковлева была оформлена у нотариуса ещё 29 августа 2006 года (!), Пуш интересуется: “Где в настоящий момент находится автотранспортное средство?”

Куделич отвечает: “Передано по доверенности другому лицу, когда именно, я не помню”.

Пуш: “Проводили ли вы какие-либо оперативно-розыскные мероприятия с оперуполномоченным ОУР Куликовой?..”

Куделич: “На данный вопрос затрудняюсь ответить, в связи с тем, что у меня плохая память”.

Вопрос, между тем, не случаен. Запомните эту фамилию: Куликова!

2000 рублей для агента К.

Капитан Пуш продолжает трясти Куделича. Тот объясняет:

“22 августа 2006 года мною был написан рапорт на имя врид начальника КМ Кобзева А.Ф. с разрешением на выдачу денежного вознаграждения гр. К. (фамилии агентов мы, по вполне понятным причинам, не называем, - прим. авт.), за оказанную помощь в раскрытии преступления, какого именно преступления, я не помню. По-моему, помощь К. выражалась в том, что он был понятым. (Платить за то, что человек выступает в качестве понятого, запрещено законом, - прим. ред.) Деньги в сумме 2000 рублей я получил у Бабенко В. и потом данная сумма была выплачена мною данному гражданину. На справке и расписке я забыл поставить свои подписи.

<...> 25 августа 2006 года мною от Бабенко В. были получены денежные средства в сумме 627 рублей для проверки информации, поступившей от негласного источника <...>” (и далее снова упоминаются 398 рублей от 01.09.2006 г. и 803 рубля от 21.09.2006 г.).

Полковник милиции Бабенко подтверждает слова своего подчиненного. Дескать, да, ездили в Черняховск на оперативные мероприятия. Правда, не по выявлению наркодилеров, а в связи с чем-то там из области торговли металлоломом. А до этого - была ещё поездка, связанная с выявлением лиц, торгующих тротилом.

Пуш запрашивает коллег. Которые отвечают, что сотрудники ОУР Западного УВД на транспорте МВД РФ к указанным мероприятиям НЕ ПРИВЛЕКАЛИСЬ. Как, собственно, не проводилось и самих мероприятий. (“Нарушений выявлено не было, металл не изымался”... Начальник ОУР ЛОВД на ст. Черняховск ст. лейтенант милиции Чурилов”.)

Согласитесь, вряд ли старший лейтенант не заметил бы приезда такой крупной фигуры, как и.о. начальника криминальной милиции ЗУВДТ В. Бабенко! (Проморгать настоящего полковника, прибывшего оказать тебе “практическую помощь” - это надо совсем иметь отчаяние в голосе! - прим. ред.)

Звонки в Германию

Далее капитан Пуш обращает внимание на то обстоятельство, что другой подчиненный Бабенко, опер­уполномоченный Александр Кузин, списывает по “девятке” слишком много денег, якобы потраченных на телефонные разговоры, связанные с раскрытием преступлений. (Акт №4/391с от 21.08.06 - 500 рублей, акт №4/314с от 17.07.06 - 500 рублей, №4/334с от 28.07.06 - 500 рублей, №4/355с от 03.08.06 - 1000 рублей и т.д., всего - около 5 тысяч рублей за три месяца.)

Да, конечно, общаться по телефону оперативникам приходится часто. Но... не с Германией же?! Ну позвонил бандиту, “приподнял” осведомителя, навёл пару справок... А к чему вести беседы по 40-50 минут с другим государством?! (Распечатка звонков, сделанных с телефона 8-911-474-7215, показала, что география абонентов обширна.)

Но главное: Пуш установил, что телефон этот принадлежит ООО “Тера-Транс” (упоминавшейся выше фирме, занимающейся грузоперевозками), а фактически им пользуется г-н Бабенко!

Кроме того, Пуш, усомнившись, что все рапорта, акты и справки (23 штуки - за период с 05.07.2006 г. по 16.09.2006 года!), написаны именно Бондаренко, направил бумаги на почерковедческое исследование. Которое установило:

“Подписи от имени Бондаренко Андрея Евгеньевича в рапорте (перечисляются 19 документов, - прим. ред.) <...> выполнены не Бондаренко А.Е., а другим лицом с подражанием подписи Бондаренко А.Е.”

(Самим Бондаренко выполнены только четыре “автографа”.)

Кто же это таинственное лицо, подделывающее подписи опера Бондаренко?..

Мёртвые души

Смотрим дальше. Пуш обнаруживает следующие противоречия: деньги списаны на агентов А.Б. Сергееву (2000 рублей), А.Н. Свиридову (2300 рублей) и Н.С. Петрова.

Пуш “пробивает” их данные по адресному бюро и информационному центру УВД - и выясняется, что А.Б. Сергеева и А.Н. Свиридова в списках жителей Калининградской области не значатся, а Н.С. Петров... давно умер. И, стало быть, деньги в указанный период получать не мог. Разве только явился за ними с того света...

Есть и ещё одна пикантная подробность: расписки, якобы данные (на предмет получения денег) гражданками Сергеевой и Свиридовой, выполнены ОДНИМ ПОЧЕРКОМ. Как и расписка покойника Петрова.

Капитан Пуш предположил, что лицо, так лихо подмахивающее чужими именами финансовые документы - это упоминавшаяся выше г-жа Куликова (по штату - опер­уполномоченная уголовного розыска, а фактически секретарь полковника Бабенко). Когда Пуш задал ей на сей счёт вопрос, она расплакалась.

Давить на даму Пуш не стал. Полагая, что, когда делу будет дан законный ход, её вызовут и допросят по полной программе. А в том, что ход будет, Пуш не сомневался: в одном из регионов России на сотрудника милиции было заведено уголовное дело по одному только факту списания денег на труп! “Специалиста по финансовым контактам с потусторонним миром” посадили. А здесь... покойник - получатель бюджетных средств был всего лишь одним из элементов гигантского “пазла” под названием “Национальные особенности раскрытия преступлений на транспорте”.

Пуш продолжал разбираться с получателями “агентных” вознаграждений.

Среди других финансовых бумаг были обнаружены рапорт и расписка агента Ж.А.Р.: мол, он, агент Ж.А.Р. получил 2000 рублей непосредственно от полковника Бабенко. Однако при встрече с Пушем агент Ж.А.Р. - под протокол - заявил, что денег от Бабенко не получал.

Пуш направил расписку агента Ж.А.Р. на экспертизу - и получил вполне прогнозируемый результат: “Рукописный текст расписки <...> выполнен не Ж.А.Р., а другим лицом”.

Две расписки, якобы в один день выданные агентом М. - аналогично! Написаны разными людьми, и ни один из них не является агентом М.

Заместитель начальника уголовного розыска С.М. Булгаков, который якобы передавал деньги покойнику Петрову (760 рублей - для проведения ОРМ по розыску рецидивиста Сытого в поселке Чернышевское) заявляет, что Петров Николай Семенович ему не знаком и деньги за оказанную при раскрытии преступления помощь он ему не выплачивал (вопреки имеющимся рапортам и распискам). Нет росписей Булгакова и в документах.

А были еще 2400 руб. на имя агента Т., 2399 рублей для агента З., 500 рублей - бензин, 450 рублей - бензин, 500 рублей - телефон... Все рапорта составлены несколькими оперативниками. Но чаще - от имени оперативников кем-то (возможно, Куликовой?), кто имел на сей счет полномочия.

На радость бандитам

В общем, за три месяца набежало около 70.000 рублей, расписанных по липовым статьям: на якобы потраченный бензин, на многочасовые разговоры по телефону, на оплату услуг агентов, будто бы активно внедрявшихся в различные ОПГ... (особенно активно, надо думать, внедрялся покойник Петров).

А если посчитать, сколько денег таким образом осело в чьём-то конкретном кармане за год?.. За несколько лет? Цена вопроса - миллионы рублей. Миллионы, которые вполне могли быть потрачены на оплату услуг реальных осведомителей! Что, вполне возможно, привело бы к реальному снижению преступности в сферах, подведомственных Западному УВДТ.

...Полковник Бабенко, зная о расследовании, проводимом службой собственной безопасности, предлагал Пушу “порешать вопрос”. Тот отказался.

Начальник Западного УВДТ полковник А.Г. Туривненко обо всём происходящем был своевременно проинформирован Пушем, но... не отреагировал. Занят был: получал генеральское звание. Или имеются другие причины?..

В прокуратуре, куда Пуш сунулся с документами, только замахали руками: “Ты что?! Засунь куда-нибудь все эти расписки, а то у нас дела развалятся”. Имелось в виду: если вдруг всплывет, что понятые за свои “услуги” получали деньги - или, к примеру, выяснится, что в качестве понятых использовались агенты (а это запрещено - и законом, и здравым смыслом).

Из контрольно-ревизионного управления МВД России приехала комиссия... на встречу-приём которой, как водится, тратились “девяточные” деньги. Комиссия натурально пришла к выводу: “девятка” списана законно. Документы на назначение Бабенко начальником криминальной милиции Западного УВДТ (сейчас он и.о.) ушли в Москву. Его не назначили. Но и с должности “и.о.” не убрали. Дескать, кадровый голод. Некого вместо него поставить!..

А вот Пуша, проявившего “чрезмерное” рвение, уволили. Ёжику ясно: чтоб ничего больше не раскапывал. И чтоб другим неповадно соваться в “тайную бухгалтерию” важных милицейских персон.

Оборотни в погонах

...Вот и ответ на сакраментальный вопрос: почему так затруднена борьба с преступностью в России? Да потому, что борьба эта чаще всего разворачивается в “виртуальном пространстве”: мифические агенты тиражируют липовые отчеты, покойники “телепатируют” с того света и получают за это вполне “живые” деньги... одно и то же раскрытое преступление проходит по отчетности дважды (если не трижды), значительно улучшая “общую картину” победы над преступностью буквально на всех фронтах... А население по-прежнему беззащитно.

Просим Вас, господин министр, рассматривать данное письмо, как заявление о преступлении в органах внутренних дел. И надеемся, что после Вашего вмешательства будет проведено объективное расследование - невзирая на корпоративное братство и пресловутую “честь мундира”. Честь мундира и круговая порука - далеко не одно и то же. А мы давно дошли до критической черты, когда граждане, на чьих глазах разворачивается ВСЁ ЭТО, готовы видеть в сотрудниках правоохранительных органов кого угодно, но только не тех, кто защищает интересы населения. Правовой нигилизм, дискредитация всех без исключения подразделений МВД - вот последствия, к которым приводит всех нас желание отдельных милицейских начальников “подзаработать”.

...Документы, попавшие в наше распоряжение, мы Вам высылаем. Изучите их, пожалуйста, внимательно и непредвзято. Если, конечно, Ваши слова о жизненной необходимости бороться с коррупцией и “оборотнями в погонах” - не пустая декларация, а руководство к действию.

P.S. 20 марта 2003 года полковник Бабенко на служебной машине (госномер T 028 ММ) выехал в Литву - и в тот же день вернулся в Калининград, но уже на другой машине - “БМВ”. Этот “бумер” Бабенко поставил на учет в ГИБДД УВД Калинин­градской области - на свое имя, и получил госномер Н 954 РУ.

23 марта 2003 года полковник Бабенко на “БМВ” (госномер Н 954 РУ) через погранпереход “Чернышев­ское” отправился в Москву. Вопрос: действительно ли эта машина предназначалась члену комиссии, которая проверяла деятельность ЗУВДТ?

Редакция “НК”


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля