Новые колёса

“В МЕНЯ СТРЕЛЯЛИ В УПОР”.
Ушёл из жизни экс-начальник Калининградского УВД генерал Анатолий Щербаков

23 февраля 2012 года не стало человека, который защищал Отечество всю свою жизнь. После продолжительной болезни, на 89-м году жизни умер участник Великой Отечественной войны, генерал-майор милиции в отставке, бывший начальник Калининградского УВД Анатолий Иванович Щербаков.

На фоне нынешних руководителей милиции-полиции Щербаков словно “белая ворона”. Генерал-фронтовик не нажил себе ни элитной недвижимости, ни дорогих машин, ни солидных банковских счетов... Всё материальное, что после него осталось, это трёхкомнатная квартира в Калининграде со старенькой советской мебелью. Зато по качеству кадров и результатам борьбы с преступностью калининград­ская милиция под его руководством занимала одно из ведущих мест в стране. И вспоминают Щербакова исключительно как человека честного и очень порядочного.

“В НКВД с тобой разберутся...”

- Анатолий Иванович ушёл на фронт в звании лейтенанта, сразу после окончания Муромского военного училища, - рассказывает о своём бывшем начальнике полковник милиции в отставке Юрий Александрович Тимохин (при Щербакове он работал заместителем начальника ОБХСС). - Он дважды был тяжело ранен. Как он сам потом говорил: “В меня стреляли в упор”.

Анатолий Иванович Щербаков

Это было так - во время боя прервалась связь, и Щербаков пошёл прямиком по проводу, отыскивая обрыв. Тогда он и получил сквозное ранение в грудь. И второе ранение тоже было в лёгкие. Из-за этого в последние годы ему тяжело было дышать...

После демобилизации в 1946 году Щербаков приехал в Горький. Военком посмотрел на него и сказал: “Ты молодой, здоровый. Иди в управление НКВД. Там с тобой разберутся”. В итоге Щербакова назначили участковым инспектором. А вскоре в Москве открылась первая в Советском Союзе высшая школа милиции. Щербаков её окончил, получил юридическое образование и стал дипломированным специалистом. Как он сам потом вспоминал, в его группе учились одни фронтовики.

В Горьковской области Щербаков прошёл путь от помощника опер­уполномоченного до руководителя уголовного розыска ГУВД. И с этой должности, в 1970 году, он прибыл в Калининград.

- Первое, что запомнилось - у него был такой волжский говор с акцентом на “о”, - улыбается Тимохин. - Но к этому все быстро привыкли и перестали обращать внимание.

Не любитель сидеть в кабинете

- Начальником управления в то время был Николай Смирнов - человек очень эрудированный и грамотный, - продолжает Тимохин. - Они с Щербаковым оказались в одной упряжке, и Анатолий Иванович довольно быстро здесь освоился. По натуре он был непоседа и не любитель кабинета. Будучи уже начальником, он часто делал так - садится вечером в служебную машину, водитель спрашивает: “Куда едем?” Щербаков задумчиво говорит: “Поехали пока прямо”.

Доезжают от управления до площади Победы и вдруг генерал решает: “А давай-ка съездим в Гвардейск”. Вскоре с КПП уже звонят и предупреждают: “Начальник управления проехал в сторону Гвардейска”. А он приезжает и начинает проверять - кто в отделе, сколько преступлений зарегистрировано, сколько из них не раскрыто, кто этим занимается, где находятся сотрудники... И всё, тема для разговора на следующий день уже есть.

Все ожидали, что Щербакова поставят на должность начальника УВД после ухода Смирнова. Но появился назначенец из Москвы - Валерий Соболев. Щербакова это нисколько не обидело. Он продолжал работать заместителем. И уже после того, как Соболев получил генерал-майора, Щербаков занял место начальника УВД и проработал в этой должности 13 лет (с 1975 по 1988 год).

Подчинённые падали в обморок

- Анатолий Иванович приучил всех, чтобы на совещание приходили с блокнотом и ручкой, - рассказывает Тимохин.

Анатолий Иванович Щербаков. Последняя фотография. 11 ноября 2011 года

“Ты чего, на посиделки сюда пришёл?” - говорил он тем, кто пришёл без блокнота. - “Так иди, за дверью посиди”.

Многие считали Щербакова суровым. И это правда. Но в то же время были, например, и такие случаи - на совещании он неожиданно говорит начальнику какого-нибудь отдела: “Я вчера пересёкся с твоим Ивановым...”

Начальник отдела уже начинает дрожать - думает, сейчас ему всыплет.

А Щербаков продолжает: “Ты знаешь, надо его поддержать. Человек старается. И такие мысли у него правильные...” Затем он отрывал листок с перекидного календаря и на обратной стороне писал: “В ФПО (финансово-плановый отдел). Выдать Иванову столько-то рублей”. Протягивал этот листок и говорил: “На вот, передай. Пусть пойдёт в “фино” и получит”.

- Щербаков был поистине государственный человек, - продолжает подполковник милиции в отставке Иван Иванович Шарбан (при Щербакове он работал рядовым оперуполномоченным). - Он держал всех вот так (Иван Иванович изображает хват одной рукой за горло). Свою работу он знал от и до. Никогда ни на кого не кричал. Говорил спокойно. Но подчинённые дрожали. Бывали случаи, даже падали в обморок. (Шарбан смеётся) В других управлениях, чуть что ни так, сразу выгоняли. А Щербаков - нет. “Если я ругаю - значит, ещё надеюсь”, - говорил он.

- У Анатолия Ивановича был очень большой авторитет везде, - говорит полковник милиции в отставке Фёдор Петрович Сухих. - Уважали его не только как фронтовика, но и как руководителя. Он умел разговаривать с людьми. С подчинёнными был суров, но в то же время следил за их жизнью - есть ли квартира, всё ли в порядке в семье... Жизнь Щербакова - это целая эпоха: коллективизация, война, послевоенные годы, перестройка. Но он так и остался до конца коммунистом.

- Он состоял в КПСС?

- А как же! - хором усмехаются сослуживцы. - Иначе бы его начальником УВД не назначили.

- Но он был коммунист по убеждению, - отмечает Сухих. - Это не то, что сейчас “Единая Россия”... Он был честнейший и порядочный человек.

Прощальный залп, цветы, могила...

В последние годы жизни рядом с Щербаковым остался узкий круг самых преданных сослуживцев. Однако проститься с ним пришли многие. Это и всё новое руководство областного УМВД во главе с Евгением Мартыновым, и предыдущий начальник УВД Сергей Кириченко, и даже заместитель полпреда президента в СЗФО Юрий Шалимов.

В последний путь генерала провожали со всеми воинскими почестями - море цветов, оркестр, залп ружей... Церемония началась в с/к “Динамо” на ул. Баранова (неподалёку от Центрального рынка), затем переместилась в храм и завершилась на Цветковском кладбище, где завещал себя упокоить сам Анатолий Иванович. Из родных у генерала осталась только сестра в Нижнем Новгороде, да 90-летняя супруга - Татьяна Алексеевна. Детей у них не было.

Назло врагам

За три с половиной месяца до смерти Анатолия Щербакова мне довелось встретиться с ним в больнице УВД. Генерал был один, в небольшой, но опрятной палате, и когда я вошёл, он сидел за столом, без особого аппетита принимая ужин.

Накануне страна отмечала День милиции, однако ни цветов, ни открыток в палате не наблюдалось. Не оказалось и вазы, чтобы поставить принесённые мною гвоздики. Поначалу Анатолий Иванович не хотел их принимать. Но в итоге букет всё же нашёл своё место на подоконнике. В комнате сразу стало уютнее.

Я предложил Анатолию Ивановичу дать небольшое интервью, однако он отказался категорически.

- Кому это нужно? - медленно произнося каждое слово, сказал генерал. - Разве что кому-то из моих врагов напомнить - дескать, вот он, этот товарищ. Который приносил вам вред, который на вас давил, который вас ловил... Вот он, жив ещё, подлец!

- А у вас враги ещё остались?

- Конечно! Я же начальником управления больше десяти лет был... А у начальника милиции друзей ноль. Зато врагов много...

- Вас навещают здесь?

- Навещают. Мои бывшие подчинённые. Это значит, я работал. И делал из людей хороших работников. Они это помнят и приходят. Это люди, которые наводили порядок...

- Ну, дай вам Бог пожить ещё, назло врагам.

- Нет уже, дело к концу... Болит всё. Особенно ранения...

Анатолий Иванович уже плохо слышал и с трудом говорил. Но он не поскупился на слова, чтобы передать своё искреннее уважение журналистам нашей газеты, и даже дал телефон человека, у которого, по его словам, имеется “интересный материал”.

Напоследок генерал с горьким сожалением сказал: “Хочу, чтобы сотрудники милиции стали уважаемыми...”

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля