Новые колёса

В ДВУХ ШАГАХ ОТ КИЛЛЕРОВ-2.
Милиция трясла бригаду Сайко

Мы продолжаем разговор о том, как расследовалось убийство экс-футболиста “Балтики” Павла Когана. В прошлом номере “НК” был опубликован материал “В двух шагах от киллеров. Сыщики вышли на след заказчиков и убийц футболиста Павла Когана”.

Ростовские

Напомним, что сотрудники правоохранительных органов “отрабатывали” тело­хранителя Когана - Юрия Малова. Но эта ниточка никуда не привела. А сейчас надо сказать, что в ходе расследования сыщики провели настоящую “ревизию” всех тех “преступных сообществ”, которые были так или иначе “засвечены” в оперативных сводках и материалах. Одна из версий: убийство Когана произошло на почве “пересечения” его коммерческих интересов с интересами “ОПГ братьев Сайко” (под таким кодовым названием проходили в милицей­ских бумагах предприниматели Сайко). Это направление разрабатывалось особенно тщательно.

ОПГ “Ростовские” удостоилась здоровенного, тщательно прописанного меморандума. По информации, которую “перегоняли” друг другу сотрудники различных силовых структур, данная ОПГ возникла в 1992-1993 годах и преследовала скорее экономические, нежели криминальные интересы. Членов ОПГ отличали общность интересов, устойчивость связей (в самых разных, в том числе и влиятельных кругах), принадлежность к одному и тому же социальному слою и... довольно высокий уровень интеллекта.

Ядро ОПГ на первых порах (по данным милиции) составили бывшие кадровые офицеры пограничных войск КГБ СССР. Этим, скорее всего, и объясняется “высокий уровень конспирации”, в сочетании с “технической оснащённостью”: у каждого члена ОПГ имелся мобильный телефон, зарегистрированный на человека, не имеющего абсолютно никакого отношения к криминальному миру (номер ЭТОГО телефона был известен только внутри группы). Личный автотранспорт был также зарегистрирован на других лиц, а ЭТИ - ездили по доверенности (ну, или там... по другим “разрешительным документам”).

Служил в КГБ

Человек, которого назвали лидером ОПГ - Дмитрий Ананьин (1960 года рождения), происходил из семьи высокопоставленного чекиста (его отец всю жизнь служил в КГБ). Выпускник высшего пограничного училища КГБ СССР, прекрасный организатор, политик, просчитывающий “стратегические перспективы своей деятельности”, мозговой центр большинства операций, Ананьин привлёк к “сотрудничеству” экс-офицеров ГРУ, ФСБ, МВД...

Сам он неоднократно проверялся относительно причастности к похищению человека и вымогательству денег (1996 год), организации преступной группировки (1998-1999), мошенничеству, незаконному обороту оружия (2002 год). Но до суда дела не доходили.

Вообще данная ОПГ не увлекалась “дешёвой уголовщиной”. Здесь создавали серьёзный “теневой капитал”. Скупали акции с последующим банкротством предприятий, вкладывали средства во вновь учреждаемые фирмы - с одновременным обеспечением “крыши” (как это было на Черняховском элеваторе). Внедряли “своих людей” в структуры исполнительной власти, налаживали связи в правоохранительных органах... Известно, что двери в некоторые кабинеты на Дм. Донского, 1 “ростовские” открывали чуть ли не ногой, а с руководством прокуратуры общались по-семейному...

Сергей Арчугов (1959 года рождения), “правая рука” Ананьина, по некоторым данным, был одним из организаторов учреждения банка “Аврора”, а в 2000 году - президентом “Вест компани ЛТД”. Кстати, Арчугов также когда-то служил в погранвойсках.

“Фермеры” и Гурон

Зураб Андгуладзе (1961 года рождения) в то же время (как утверждают “источники”) активно оперировал сотнями тысяч долларов, удачно вложился в приобретение “коллективом” магазина “Богатырь” на ул. Буткова (директором которого на тот момент была его, Андгуладзе, супруга). По крайней мере, так интерпретировали его коммерческую деятельность сотрудники милиции, собиравшие о нём “оперативную информацию”.

...На каком-то этапе “этажом ниже” возникли братья Сайко. Виталий Сайко (1968 года рождения), по мнению сотрудников правоохранительных органов, был поначалу “фигурой прикрытия” для деятельности “более важных лиц”. У Александра Сайко (1971 года рождения) имелся статус “верного человека”. А очень скоро он превратился в “авторитета” в преступных кругах - по крайней мере, в этом убеждены калининградские сыщики. Когда же группа Ананьина распалась (в силу многих причин), Сайко создал своё сообщество.

Милиционеры не уставали докладывать наверх, что “ОПГ Сайко занимается заказными убийствами, а также вымогательством денежных средств в крупных размерах у лиц, осуществляющих коммерческую деятельность”; имеет “связи с ОПГ Калининграда и других городов России”.

В картотеке УВД Александр Сайко проходит под кличкой “Гурон” (так, если помните, назывались индейцы в романах Фенимора Купера - кровожадные и беспощадные, в отличие от благородных сиу и могикан). В 1996 году А.Г. Сайко-Гурон был поставлен на учёт в управлении по борьбе с организованной преступностью (УБОП). “Трясли” его неоднократно. Так, он фигурировал в оперативном деле под кодовым названием “Фермеры”. Сайко подозревали в попытке завладеть предприятием ЧП “Чеверда”. Но уголовное преследование было прекращено, т.к. подозреваемые “отказались от преступной деятельности”.

Купался в деньгах

Значилась его фамилия и в ДПОП №50/01 - о принуждении генерального директора ООО “Вестбург-авто” (т.е. “Вольво-центр”) подписать документы о передаче имущества предприятия в его, Сайко, пользу (само имущество было давно “под контролем”).

Сайко проверяли на предмет причастности к умышленному уничтожению и повреждению чужого имущества; подозревали в вымогательстве и похищении бизнесмена, в убийстве, мошенничестве, разбое, контрабанде табачных изделий... Но судим он не был.

Виталия Сайко тоже подозревали в самых разнообразных грехах: причастности к вымогательству, умышленной порче чужого имущества. Ну, и, разумеется, в покушении на убийство некоего Александра Майера, который сначала входил в ближайшее окружение Александра Сайко, а потом... “разонравился” компаньону. Да так необратимо “упал в глазах”, что, по версии следствия, Александр Сайко его “заказал”. Благо, в то время он буквально купался в деньгах, приобрёл складское помещение на улице Камской... То есть вполне мог отстегнуть энную сумму на то, чтобы обеспечить “передачу мыслей на расстояние” кратчайшим путём - с помощью пули. С “господином Макаровым” (или Калашниковым) в качестве “переговорщика”.

Братья и “братки”

Компания вокруг Сайко сложилась ещё та. Не считая Виталия и Виктора - братьев, “братки” тоже были весьма колоритны. В. Черковец, например, - бывший работник милиции. Был участковым, уволился в звании капитана, работал начальником службы безопасности Сибирского торгового банка. Проверялся убоповцами по подозрению в причастности к убийству.

В. Орлов - тоже бывший мент (зам. начальника, а потом и начальник Багратионовского РОВД, уволенный в 1997 году за “слабое руководство вверенным подразделением и злоупотребление служебным положением”. Проверялся на предмет причастности к убийству.

А. Гусев - военнослужащий ВМФ России (работал в штабе флота). Фигурировал в сомнительных ситуациях “коммерческой направленности”.

А. Киселев, М. Медведев, С. Власенко... К. Дергачёв - его проверяли на предмет совершения убийства и кражи. А. Белов - этого “трясли”, подозревая в мошенничестве, в убийстве... Официально - он занимался “всего лишь” перепродажей машин, за которыми ездил в Германию. Реально - когда в октябре 1999 года на улице Ялтинской в областном центре стреляли в некоего В. Терехова (из “казахстанской” ОПГ), в квартире у Белова был произведён обыск и изъято три охотничьих ружья без документов - разрешения на право ношения. Подозрения в том, что он, так или иначе, причастен к покушению на Терехова, имели под собой, с точки зрения сыщиков, довольно веские основания.

По кличке “Католик”

Сергей Зубарев (кличка “Зуб”), по мнению сотрудников правоохранительных органов, был причастен к убийству и вымогательству, незаконному обороту оружия, контрабанде табака (табачная продукция поставлялась из Москвы).

Некто Е. Белькович проходил по оперативному делу “Волки” (вымогательство, незаконное завладение чужим автомобилем).

Отец и сын Соколовы, приехавшие в нашу область из южных краёв, “засветились” по оперативному делу “Орлы” (незаконное использование чужого имущества).

Андрей Горбунов, прежде судимый, по кличке “Католик”, проходил по делу о вымогательстве денег у коммерсантов из Польши. (Католик был конченым наркоманом. Из нашей области он вроде бы уехал.)

Олег Миронский был телохранителем Горбунова. Борис Емельянов (тоже наркоман) - “засветился” в наркобизнесе. Вячеслав Паршин проходил по делу под кодовым названием “Кардинал” (об упоминавшихся выше жёстких “наездах” на польских негоциантов), а “подсел” он по статье ещё круче: в связи с покушением на Майера (о котором мы упоминали в начале этого материала).

В. Сичкарь, А. Нерсесян (посредник, отвечающий за оформление документов и контакты с “нужными” людьми), Д. Васильев - все они задерживались по подозрению в вымогательстве.

Растрата и убийство

С. Кореньков - подозреваемый в рэкете.

М. Селиверстов - “белый воротничок”, настоящий яппи, занимавший руководящую должность в коммерческом банке “Аврора”. Его допрашивали на предмет причастности к растрате...

Асламбек Исаев проверялся по поводу незаконного предпринимательства.

Сергей Буланов (бывший работник милиции - зам. начальника ОБЭП УВД, одно время возглавлял кредитно-финансовый отдел в “Инвестбанке”) имел с Сайко самые тёплые взаимоотношения...

Некто Мастеренко - повсеместно представлялся сотрудником “6‑го отдела УВД” (так в уголовной среде называлось управление по борьбе с организованной преступностью).

Михаил Гладцков подозревался в хищении государственного имущества в особо крупных размерах, вымогательстве, сбыте ворованных “тачек”, изготовлении и сбыте фальшивых денег... в убийстве.

На Владимире Самсонове “висели” похищение, кража, растрата... Олег Вербило отличился в плане изощрённых мошеннических “схем” в сфере приватизации... Андрущак - двоюродный брат Сайко - фигурировал в оперативных материалах как лицо, “причинившее имущественный ущерб путём обмана или злоупотребления доверием”.

Операция “Семья”

В общем, большая, запутанная, требующая самого пристального внимания “Семья”. (Так, кстати, именовалось дело, по которому проходили однажды все Сайко. Что-то там было связано с вымогательством валюты.)

Понятно, что братья Сайко (и иже с ними) давно торчали точно кость в горле у милицейских начальников.

А главное, при разветвлённости интересов Сайко и КО эти самые интересы могли прийти в противоречие с желаниями и устремлениями Павла Когана (который, по той же милицейской классификации, являлся “авторитетом” и “лидером ОПГ”). Или же, напротив, по мнению сыщиков, группировка Сайко могла исполнить чей-то “заказ” по принципу “ничего личного”. Так или иначе, “сайковцев” взяли в оборот не по-детски. В отношении каждого (!) из тех, кто был известен милиции, осуществлялись оперативно-розыскные мероприятия. За ними следили, их “слушали”, их вызывали на допросы, но... “привязать” кого-либо из “сайковцев” к убийству Когана так и не удалось.

(Продолжение следует)


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля