Новые колёса

“У КОГО ОН “ЛАВАНДОС” БРАЛ”.
Контрабандист Хван искал свои подходы к начальнику таможни

Фокус в духе Дэвида Копперфильда... Ну, это когда разные всякие курточки и футболочки превращаются в стельки для обуви... по крайней мере, в таможенной декларации... Сей фокус, имевший место в Калининградском морском порту, привлёк к себе повышенное внимание “зрителей”. Вот уже третью неделю скандал, разгоревшийся вокруг увольнения группы следователей Западного УВДТ - тех самых, которые возбудили по факту данного “фокуса” уголовное дело и пытались его расследовать, - набирает всё новые и новые обороты.

“Дядя Вася, где ваш паспорт?”

Так, с интервалом в несколько дней, был показан сюжет в телепрограмме “Линия защиты” (ТВ-Центр) и вышла статья “Тайна Черкизовского рынка” в “Новой газете”.

Напомним обстоятельства дела.

Сергей Канев, криминальный репортёр “Новой газеты”, пишет:

“Всё началось 11 декабря 2007 года. В тот день в Калининградском морском порту на борту немецкого контейнеровоза HENNI оперативники обнаружили контрабандный товар из Китая на сумму около 9 млн. рублей. Получателем груза являлась фирма “Карс”. Далее китайский ширпотреб под видом обычных стелек для обуви должен был отправиться на Черкизовский рынок Москвы.

В процессе расследования выяснилось, что в Москве, Питере и Калининграде действует хорошо организованная группа. Контрабандисты действовали с размахом. Оборот составлял около 1 миллиарда рублей в месяц. В большинстве случаев при регистрации фирм использовались паспорта бомжей или давно умерших людей. Например, владельцем “Карса” являлся Василий Акулиничев по прозвищу Вася-моряк. Хозяина фирмы с многомиллионным оборотом я обнаружил в канализационном люке недалеко от центра города.

- Дядя Вася, где ваш паспорт?

- А хер его знает. Какому-то китайцу продал, - дохнул перегаром бывший моряк.

“Я отблагодарю...”

Паспорт Тимофея Хвана

По мнению следователей, бизнесом заправлял сын московского авторитета Тимофей Хван. В отношении него как раз и возбудили уголовное дело. О могуществе Хвана-младшего в Калининграде слагали легенды. Сам он никогда не показывался на публике и со своими партнёрами общался исключительно по телефону. В нашем распоряжении оказались аудиозаписи (более 6 часов) телефонных разговоров Хвана с сотрудниками милиции, прокуратуры и таможни. Например, “прослушка” зафиксировала беседу Хвана с его питерским знакомым. Хван пытался найти подходы к новому начальнику калининградской таможни Александру Чабаеву:

Хван: “Найди людей, кто с ним раньше серьёзно в Питере работал... у кого он “лавандос” брал... можно ли выйти на него”.

Абонент: “Хорошо...”

Хван: “А то он тут лютует. Сейчас услуга конкретно начинает работать, а он чего-то такой зверствующий пришёл... Чистит всё, под своих пацанов питерских уже посты освобождает, будет туда своих тащить... Я отблагодарю...”

Далее, как вы помните, происходило следующее. Подполковник юстиции, руководитель следственной группы Сергей Фёдоров поручил расследование уголовного дела в отношении Т. Хвана следователю Ирине Кравченко. За год до этого Ирина окончила юридический институт с красным дипломом, за полгода работы в ЗУВДТ - получила несколько благодарностей от руководства, а главное (вполне резонно полагал Фёдоров) - не успела обрасти связями в бизнес-кругах, которые (связи!) так часто мешают раскрывать экономически преступления.

“Это Тимофей вас беспокоит”

И снова цитата из “Новой”: “Работать приходилось в экстремальных условиях. У хорошо организованной группы повсюду имелись свои осведомители из числа сотрудников спецслужб. Во всяком случае, Хван заранее знал, когда к нему нагрянут следователи. Об этом свидетельствует аудиозапись его телефонного разговора с высокопоставленным сотрудником калининградской милиции.

В. Акулиничев по прозвищу Вася-моряк

Хван: “Иван Иваныч (имя-отчество - абстрактны, - прим. авт.), я вас беспокоил... искал... Ко мне завтра сюда БЭП ЛУВД с проверкой едет. Не надо, чтобы они приезжали сюда...”

Иван Иванович: “Не допустим, чтобы они приехали”.

Хван: “Ну, всё”.

Иван Иванович: “Всё, давай”.

Кстати, этот сотрудник до сих пор на своей высокой должности.

Вторая любопытная аудиозапись прозвучала в телеэфире - в упомянутой выше передаче “Линия защиты”. Хван обращается к сотруднику следственного управления СК при областной прокуратуре.

Хван: “Александр Юрьевич, добрый вечер, это Тимофей вас беспокоит”.

А.Ю. (отрывисто): “Да, да”.

Хван: “Александр Юрьевич, у меня там кое-какой вопросик есть, я хотел бы к вам за помощью обратиться...”

А.Ю.: “Ну?”

Хван: “Господа там есть, вот, по вашей этой структуре, ну, ваши подчинённые...”

А.Ю.: “Они не мои подчинённые, потому что я уже с транспорта ушёл. Назначен на другую должность”.

Хван: “А-а, вы в Калининградской области в прокуратуре уже? А! Всё понял, спасибо, Александр Юрьевич...”

“Как мне связаться с Любой?”

Далее Сергей Канев пишет: “Параллельно с Кравченко по уголовному делу работала служба собственной безопасности Калининградской таможни. Она случайно зафиксировала неформальные контакты Тимофея Хвана с Любовью Низола, зам. начальника следственного управления Западного УВД на транспорте”.

Хван общался с Гридневым, который был в то время заместителем начальника таможенного поста “Морской порт Калининград”, прося свести его, Хвана, с Низола. И Гриднев всячески старался выполнить эту просьбу.

- Саш, привет. Помнишь такого? - звонил он мужу Любови Дмитриевны. - <...> Слушай, а как мне, это самое, связаться с Любой?

Муж Низола сообщил Гридневу номер мобильного телефона своей жены.

- Так, сейчас я с ней созвонюсь. Хотел с ней увидеться. Есть у меня к ней разговор такой, не телефонный.

- Ну, созванивайся. Какие проблемы?

- <...> А то скажешь: “К жене пристаёшь моей”.

- Да, ладно, отстань. Что ты!

Хван “контролировал процесс” жёстко: “А вот по поводу нашего разговора там, на человека, который ещё занимается вот этой проблемой нашей. Вы уже вышли там? Нет?”

- Да, завтра в восемь часов встречаюсь я с ней.

- А, всё. Хорошо. Ну, потом что надо встретимся, да?

- Да.

- Всё, спасибо”.

Гриднев выходит на контакт с Низола:

- Не разбудил, Люб?

- Нет <...> Я это самое, я уже зашла в управление. А ты подъехал? Нет?

- Мне подняться? Или тебе спуститься лучше?

- У тебя сколько есть времени подождать меня?

- А много?

Потому что я на совещание <...> Ну, полчаса.

- Слушай, у меня две минуты есть, и я побежал.

- Две минуты?

- Да.

- Ну, сейчас я спущусь тогда.

О встрече с женщиной

И ещё один звонок Хвана Гридневу:

- <...> Там это, по поводу у нас два вопроса. Первый, то, что мы до Нового года не успели сделать. И второе - то, что <...> подруга ваша которая, помните, есть?

- Ну?

- Ну, вы понимаете, да, наверное, о чём я говорю?

- Ну, ну, понял, понял.

- А можно будет уточнить там что-нибудь у нас, как будем делать всё?

- Ну, давай увидимся, переговорим, как.

- <...> А вы сегодня не будете с ней общаться, как, чего?

- Надо съездить, пообщаемся... давай.

- Ага.

- Можно съездить, вместе поехать, познакомлю, поговоришь.

- Ну, давайте так <...> Можно я с ней поговорю?

- Конечно, можно, она такая, совершенно адекватный человек...”

И вот и ещё один звонок Хвана (на следующий день): Всё тому же Гридневу, который узнаёт “Тимофея” по голосу и, судя по всему, неплохо ориентируется в проблемах, актуальных для его молодого друга.

Хван: “Завтра по нашей встрече с женщиной, на сколько мне ориентироваться?”

- Ориентироваться надо на обед.

- Час где-то, да?

- На час. Ну, мы завтра встретимся, а то я сейчас разговариваю...

- Да, да, да, хорошо.

- <...> Ну, всё, я завтра уже в двенадцать часов буду уже на старте.

Арестованные контейнеры

Следующий разговор Хвана с Гридневым состоялся 14 января 2008 года.

Хван: “Вот эти арестованные контейнера они, в общем, в Калининграде находятся или нет? Я <...> потому что здесь уже и разговор идёт, что здесь на рынке их уже продали, товар...”

- Ты что, как их могут продать?! Это глупость вообще дикая. Сейчас я проверю, я перезвоню сейчас тебе...

15 января разговоры продолжаются:

Хван: “Ну, как там, на месте же всё, правильно?”

Гриднев: “Ну, сейчас. Подожди, я вот конкретно сейчас... поднимут начальника склада и узнают, где конкретно стоит, где и что. Что ты переживаешь? Сейчас перезвоню”.

Хван: “<...> вы с ней же уже как бы что-то пообщались? <...> Решение возможно, да?..”

Гриднев звонит 16 января 2008 года Любови Дмитриевне Низола:

- <...>Люба, к тебе можно подъехать, нет?

- <...> Сегодня нет, сегодня коллегия, вообще никак. Завтра.

- Слушай, может быть, ты закончишь когда, заберёшь меня?

- Хорошо, давай так.

- Телефоны есть у тебя, да?

- Нет, давай.

Гриднев диктует Низола свой телефон.

17 января - несколько обиженным тоном Гриднев выговаривает Низола:

- Любовь Дмитриевна, ну не звоните вы старым друзьям!

- А что так? Я это самое... подзабыла немножко.

- Да, я понимаю, коллегия вчера.

- Да ужас, черте когда пришли, ага!

- Слушай, ну сейчас можно подскочить к тебе?

- А?

- Я к тебе подскочу тогда?

- Да, где-то через часик, давай в три <...>

“Он заплатил моим следователям”

22 января 2008 года.

Гриднев договаривается с Любовью Дмитриевной поужинать в 19.00. Правда, место не уточняет. И тут же перезванивает на тел. +79632933460. Очевидно, Хвану (судя по голосу в трубке):

- Второй этаж, “Редюит”.

- Всё, сейчас я подтянусь.

...Вот такая телефонная прелюдия зафиксирована ОСБ таможни. А предшествовала она упомянутой выше “неформальной” встрече Хвана и Л.Д. Низола в пивном ресторане “Редюит” на Литовском вале.

“Он (Хван) рассказал, что заплатил моим следователям за отказ от возбуждения уголовного дела, - так Л.Д. Низола объяснила корреспондентам ТВ-Центра и “Новой газеты” суть своей беседы с Тимофеем Хваном. - А они ещё требуют. Изымается товар и под любым предлогом вынимаются деньги. Это была моя единственная встреча с Хваном”.

...Вскоре после которой (“по совпадению”, - пишет корреспондент “Новой газеты”) “вокруг следователя Ирины Кравченко стали происходить подозрительные события (о них Ирина подробно рассказывала в интервью нашей газете, - прим. авт.) <...> Пока Кравченко воевала со своим руководством, Тимофей Хван переправил в Россию (по некоторым сведениям, в Темрюк Краснодарского края, - прим. авт.)оставшийся товар и скрылся.

Ирина Кравченко написала несколько жалоб и инициировала прокурор­скую проверку из Москвы. Но уголовное дело о контрабанде сначала передали на хранение в ФСБ, а затем в Калининградскую прокуратуру. Что интересно, оно попало в руки следователя прокуратуры, голос которого имеется на “прослушке” <...> Ирину Кравченко уволили из органов МВД. Кроме того, ликвидировали и всю следственную часть <...> под сокращение попали именно те следователи, которые занимались “делом Хвана”.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля