Новые колёса

«ТЫ – ПОКОЙНИК! ТЫ ЩАС УМРЁШЬ!» За 2.
000 долларов милиция обещает прекратить уголовное дело, возбужденное против предпринимателя Колобова

...Наверное, только в России принято говорить: “От тюрьмы да от сумы не зарекайся”. И добавлять философски: “Был бы человек - статья найдется!” В смысле: найдут. При желании. Которое (желание!) у правоохранительных органов вполне может возникнуть... Если будут на то определенные резоны.

Впрочем, о резонах чуть ниже, а пока - рассказывает калининградец Сергей Колобов:

- Тридцатого августа прошлого года около десяти вечера я выходил гулять с женой и собакой. Мы часто выходим именно в это время: неподалеку в магазине работает теща, и мы ее встречаем. Дом наш - на пересечении Советского проспекта и улицы Яналова.

Соседи из квартиры напротив устроили у себя настоящий притон. Наркоманы к ним таскаются, шприцы валяются на лестничной клетке... Я сколько раз этих “торчков” ловил, заставлял блевотину убирать!

В общем, отношения с этими соседями у нас напряженные. Угрозы постоянные в мой адрес и т.д., и т.п. А тут - идем. Я впереди, жена с собакой на полступеньки сзади. На лестнице - мой тесть. Он у нас, знаете, выпить совсем не любит. Частенько валяется, все уже привыкли: поспит и домой приползет.

Короче, идем. Спускаемся. Вдруг сзади какой-то шум. Оборачиваюсь и вижу картинку: незнакомый мужик бьет мою жену в затылок. В последний момент я успеваю жену отдернуть, мужик падает на меня. Драка, крики, истерика, собака лает...

Я мужика скрутил и говорю: “Ты можешь уйти. Или я вызову милицию”. А он пьяный до изумления: “Ты - покойник! Ты щас умрешь!” И дальше непечатно.

Ладно. По мобильнику вызываю милицию. Мужик: “Ну теперь ты точно сдохнешь!” И лезет рукой во внутренний карман. Откуда я знаю, что у него там?! Нож, кастет, пистолет? По нынешним временам все возможно... Короче, я ждать не стал, врезал ему ногой под колено. Он тут же скис. Грозить перестал, кинулся вниз по лестнице, споткнулся, упал, вскочил, опять побежал... Когда он уже выбегал из подъезда, подъехала милицейская машина. Мужика повязали, руки - в браслеты. Как полагается.

Мы поднялись в квартиру. Успокоили жену. Потом поехали в отделение. Я заявления поначалу писать не собирался: мне в то время делали очень серьезное финансовое предложение, я не хотел связываться со всей этой тягомотиной: допросы, повестки, суды и т.п. Но в милиции мужик (им оказался некий Сергей Цуриков, имеющий шесть судимостей) вдруг повел себя совершенно по-другому: дескать, он увидел, как я бил лежащего на лестнице пожилого человека (в смысле, моего тестя). Вступился. Тогда я на него напал, избил и отобрал кучу денег.

И тут я сдуру бросил фразу: “Да не было мне резона вытаскивать у тебя деньги! Я - человек материально обеспеченный”.

ВСЁ.

И начались разборки. Причем неожиданные. Буквально в этот же день мне позвонила братва. Этот Цуриков какое-то имел к ним отношение, вот они и решили за него вступиться. Съездил на “стрелку”, объяснил. Братки все поняли правильно (ну какой дурак будет НАПАДАТЬ в собственном подъезде, идя с женой и собакой?!), даже передали за этого “черта” извинение для моей жены.

В ментовке сказали, что дело в отношении Цурикова скорее всего возбуждено не будет. Ладно. А через какое-то время появляются некие старший лейтенант Тимофеев и майор Гладышев (участковые) и говорят, что их знакомый - следователь прокуратуры Центрального района Илья Минченко - вот-вот возбудит уголовное дело в отношении МЕНЯ. Якобы есть свидетель, который видел, как я напал на Цурикова, бил его, выкручивал ногу, прыгал на ней всем своим весом, что привело к перелому... И “закрыть” меня могут на несколько лет.

А могут и не закрыть. Если я “порешаю вопрос” за деньги.

“Сколько вы можете дать?”

Я всерьез этот визит не воспринял. А через два месяца узнал, что уголовное дело в отношении меня ВОЗБУЖДЕНО. Свидетелем оказался некий Илья Моисеенко, проживающий в той самой квартире, откуда выбежал Цуриков. Тот, как выяснилось, у Моисеенко квартирует. На месте проишествия Ильи не было, но он во всеуслышанье заявляет: “Цуриков - мой друг. Я на понятиях. Я за него скажу, что хочешь!”

В общем, видя такое дело, я обратился в ФСБ. С заявлением о том, что сотрудники правоохранительных органов вымогают у меня деньги.

Потом встретился со старшим лейтенантом милиции Тимофеевым. (Сначала позвонил: “Я не специалист в этих вопросах, давайте обговорим детали”.) У них на улице Пацаева опорный пункт. Тимофеев мне: “Молчи. Печатать на компьютере умеешь?”

- Да.

- Вот и стучи по клаве.

Короче, я должен был заплатить $2.000 - и, по словам Тимофеева, следователь Минченко закроет тему. (Потом мне стало известно, что Минченко выяснял в налоговой инспекции, каково мое материальное положение. То бишь насколько я платежеспособен?)

Ситуация для меня осложняется еще и тем, что в нашем подъезде живет некий Бушуев, тоже следователь прокуратуры (сын заместителя главного судмедэксперта Калининградской области, - прим. авт.). Бушуев как-то подкатывался ко мне с предложением купить нашу квартиру, но я отказался. Кроме того, у Минченко с Цуриковым - какие-то свои дела. А свидетелю Моисеенко пообещали, что отмажут его от армии - он уклонист. Недавно, правда, призвали... Короче, узелок из многих ниточек. Но потом информация о том, что я весь “музыкальный” (обвешанный специальной записывающей аппаратурой), “утекла” в прокуратуру - и милиционеры торговаться со мной перестали.

Дело вскоре было передано в суд.

Что же происходит? “Свидетеля” Моисеенко никто из нас четверых (включая Цурикова, который об этом говорил на допросе) на месте происшествия не видел. Более того: нам удалось заполучить очень важную бумагу: Моисеенко собственноручно (!) пишет на имя военного комиссара Центрального района Калининграда (объясняя, почему не явился по повестке в военкомат):

“30.08.2005 г. С 20 до 22.00 уходил гулять”. (Именно в это время к нему приезжали сотрудники военкомата и дома его НЕ ЗАСТАЛИ.)

НО показания свидетеля-фантома тем не менее кладутся в основу обвинения!

Другой “свидетель” - мой тесть Василий Мищенко. Который ничего происходившего не видел. Он потом, когда уже Цурикова в милицию повезли, выполз из подъезда. Лежал на травке, отдыхал. Я подхожу: “Вась, вставай! Вась, где водку взял?” Он только ресницы поднял - и снова глазки закатились. Мертвецки пьян!..

Первый раз его увезли на допрос насильно. Ворвались в квартиру, выволокли его за руки, мне сказали: “Не хочешь проблем - не дергайся”. Теща стояла на улице. “Вы куда его поволокли?”

- На допрос!

Я его потом расспрашивал: он ничегошеньки не помнит. Я говорю:

- Тебя о чем спрашивали?

- Я им сказал, что Сережа меня не бил.

- Какой Сережа?

- Колобов.

- Кто он тебе?

- Зять.

- Тебе угрожали?

- Ну, там были проблемы.

- Какие?

- Какие? В камеру, мол, тебя посадим, и все.

- Это следователь говорил?

- Ну. А еще они говорили, мол, мы с этим “новым русским” разберемся.

- Ты знал, что написано в протоколе?

- Нет. Они рассказали, что написано. (Тесть почти слепой. А уволокли его без очков. Так что прочитать сам он ничего не мог.)

- Ты в этот момент трезвый был или пьяный?

- Не пьяный.

- Что, вообще не пил?

- Ну, выпил.

- Сколько?

- Бутылку вина.

- Крепкого?

- Ага.

На второй допрос его забрали аналогично.

- Двое приходили и забрали. Сказали: “Пошли”.

- Что говорили на допросе?

- Не помню.

- Ты выпивший был?

- Трезвый.

- Что, совсем трезвый?

- Ну, немного опохмелился.

- Сколько?

- Ну, около бутылки...

Вот и второй свидетель обвинения. Я видела запись этого диалога на цифровую камеру. Впечатляет! Один такой “Вася” выполз однажды в Балтрайоне на улицу Киевскую и спросил: “Где мы?” Ему ответили. “А какой нынче год?..” - спросил он.

...В проведении очной ставки между Колобовым и Моисеенко следователь Минченко отказал.

...Я не хочу комментировать данную ситуацию. Тем более, что она вполне понятна и без лишних слов. Создать человеку проблему, за “решение” которой тот должен будет заплатить - вот самый распространенный способ, с помощью которого сотрудники правоохранительных органов поправляют свое материальное положение. Мы не утверждаем, что Минченко занимается именно этим. Но, согласитесь, рассказ Колобова - не открытие Америки.

...Связаться с Минченко и получить его комментарии происходящего нам не удалось. По мобильному телефону, номер которого я попросила передать, объяснив, что для Ильи Игоревича этот разговор не менее (а может и более) важен, чем для нас, Минченко, к сожалению, не перезвонил. Но мы охотно предоставим ему право на ответ. Хорошо, если его версия будет убедительной. Очень уж, знаете ли, неприятно жить в обществе, где силовики превращают “защиту” наших с вами прав - в свой маленький доходный бизнес. Прямо как у Бредбери в “451о по Фаренгейту”, где пожарные не тушили, а разжигали пожары.

С. Захарова

P.S. Колобов обратился в суд с требованием привлечь И. Минченко к уголовной ответственности по ст. 139 ч.2, 183 ч. 1 УК РФ. Спорим на копейку против тысячи, что позиция суда априори известна?..


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля