Новые колёса

СОЖГЛИ ЗАЖИВО МУЖА И ЖЕНУ.
Полиция отпустила бандитов — и они убили двух человек

В апреле мы рассказывали о том, как фашиствующие молодчики в Калининграде отмечают день рождения Гитлера (“Чурку убили! И ещё убьём!”, “НК” №236).

“Бей чурку!”

Напомним, в шесть утра 7 апреля этого года было совершено нападение на 26-летнюю Дилдору Юсупову, дворника МУП “Чистота”. Она, как обычно, была на своём рабочем месте, на пересечении улиц Леонова и Яналова, неподалёку от “Вестера”. Её мать, Санобар Тешабаева, подметала чуть дальше, когда вдруг услышала шум и истошные крики. К ней подбежала русская женщина, отчаянно вопя: “Скорей, скорей! Там вашего дворника бьют! Убивают!”

Санобар обмерла: беда явно случилась с её дочерью. В ужасе она побежала на шум - и увидела троих молодых людей (двое - бритоголовые, в тяжёлых солдатских ботинках). Они вскидывали руки над головой и орали: “Чурку убили! К 20-му апреля (день рождения Гитлера, - прим. авт.) ещё убьём!” Дилдора лежала на тротуаре, вся в крови, грязи. Рядом валялись мётлы - с переломанными черенками.

Племянник Санобар и его жена - тоже избитые, грязные - были в каком-то оцепенении. А с балкона кричала женщина: “Я позвонила в милицию! Сразу же! Сейчас приедут!”

Нападавшие бросились бежать - вдоль трамвайных путей. (Потом выяснится: из “Вестера” на помощь Дилдоре выскочил какой-то пожилой человек - бритоголовые шуганули его, погнались, почти настигли... ему удалось спрятаться во дворе супермаркета.)

Санобар плакала. Подойти к дочери ей было страшно. Страшно увидеть - убитую...

Её лицо было залито кровью

Дилдора Юсупова на больничной койке

Приехала дежурная полицейская машина.

- Помогите! - закричала Санобар. Ей казалось, что вот сейчас эти люди что-нибудь важное сделают: помогут дочери... догонят и задержат преступников... Но первое, что сделал один из полицейских - это рявкнул:

- Ёб твою мать, что ты орёшь?!

Потом, правда, парней задержали. Посадили в машину: “Жигули” синего цвета, госномер 06 11. Парни сидели на заднем сиденье и ржали в голос - над Санобар, которая плакала над окровавленной дочерью. Потом машина уехала.

Дилдору увезли на “Скорой помощи” в больницу (БСМП). Всё лицо у неё было разбито, в крови, в грязи...

Как потом выяснилось, она подметала, когда сзади к ней подошли трое. Один стал душить её черенком от метлы, другой - бил по голове, а потом, уже упавшую, все трое пинали ботинками в лицо. Когда племянник Санобар попытался заступиться за свою родственницу, досталось и ему, и его жене - та долго потом не могла открыть глаза: всё лицо было засыпано песком и залито кровью...

“Пырни ножом!”

Санобар пошла в полицию. Её колотило, надо было ехать в больницу, узнать, что с Дилдорой... Но её держали больше получаса. Потом вышли двое. Один - не представился. Другой, старший лейтенант Максатов, вяло поинтересовался:

- Где пострадавшая?

- В больницу забрали.

- Да? Ну, ничего... вам за моральный ущерб заплатят.

- Какой моральный ущерб? - возмутилась Санобар. - Мою дочь чуть не убили! У них ножи были. Эти парни друг другу нож давали, кричали: “Пырни ножом!” Это вам свидетели подтвердят! Что же, если мы не той национальности, над нами можно безнаказанно издеваться?!

Второй полицейский спросил Максатова:

- А у ЭТИХ хоть паспорта есть?

- У нас гражданство России, - сказала Санобар. - А если бы и не было - это что, повод нас убивать?

Тогда Максатов подошёл к двери, и Санобар услышала, как он спросил у кого-то из своих коллег: “А почему мне не сказали, что девушку “скорая” забрала? Если она в тяжёлом состоянии в больнице, зачем же парней отпускать?”

Расисты в погонах

ОТПУСТИЛИ?! Преступников, жестоко избивших человека на глазах у кучи свидетелей? Ага. Очевидно, рассчитывая на то, что потерпевшую не увезут в больницу. Ну и, натурально, на то, что её мать плохо знает по-русски. У Санобар так и спросили - пренебрежительно:

- Вы хоть читать-то по-русски умеете?

- Я в русской школе училась. И читать, и писать умею, - ответила та. И прочитала бумагу, данную ей для подписи. И поняла: заявление, написанное якобы с её слов, излагает события в корне неверно. Но ей было не до правки: надо было скорее в больницу.

В БСМП Дилдору поместили в отделение нейрохирургии. То, как её лечили, - отдельная тема, и сейчас её касаться мы не будем.

Важнее другое. Когда история о бесчинствах доморощенных фашистов появилась на страницах нашей газеты и ситуация получила огласку, коллеги из некоторых калининградских СМИ (полагаю, с подачи сотрудников полиции) поспешили записать этот случай в разряд “обыкновеннейшей хулиганки”. Дескать, пьяные просто дурили - и им-де было абсолютно по барабану, над кем куражиться - над Дилдорой Юсуповой или, к примеру, каким-нибудь Васей Пупкиным. А что-де орали про день рождения Гитлера, и руки вскидывали в нацистском приветствии, и обещали к 20-му апреля убить ещё “чурок”, сколько встретится... - это так, к делу никакого отношения не имеет. Чего не брякнешь в пьяном угаре!..

Пропал душегуб

Более того, тогда же, в апреле, в попытке разыграть “национальную карту” обвинили... Руслана Сулейманова - представителя калининградской мусульманской религиозной общины, к которому Санобар Тешабаева обратилась за помощью. Дескать, Сулейманов, направивший в разные инстанции несколько жалоб на действия сотрудников правоохранительных органов (точней, на их БЕЗДЕЙСТВИЕ), сгущает краски и преднамеренно (чуть ли не в экстремистских целях) придаёт “националистический оттенок” банальной “бытовухе”.

Наш апрельский материал заканчивался словами: если преступника ОТПУСКАЮТ, он воспринимает сей “жест доброй воли” исключительно как выданную лицензию на продолжение “кровавой жатвы”. Как зверь, вкусивший сырого трепетного мяса, он будет искать себе новых и новых жертв. И, скорее всего, найдёт.

Америки мы, понятно, не открыли. Сказали о том, что представлялось очевидным. И, к сожалению, не ошиблись.

...Вот уже вторую неделю в Центральном районном суде Калинин­града идёт процесс над этими самыми парнями - братьями Алексеем и Сергеем Надежкиными (одному 26 лет, другому - 20). Третьего - Владимира Вербицкого (а, по словам Дилдоры, душил её черенком от метлы именно он) - на скамье подсудимых нет. Отпущенный в апреле, он так и не пойман. Пропал.

Любили до жути

Третьим в “клетке” стал молодой человек по фамилии Барулин. Но инкриминируется Надежкиным и их товарищу не только нападение на Дилдору. Они обвиняются в том, что в ночь с 7 на 8 апреля совершили двойное убийство.

Мужчина (назовём его Виктор) и женщина (допустим, Алла) одиннадцать лет жили в гражданском браке. У женщины была квартира на улице Чекистов. Женщина, увы, сильно пила. Квартира поэтому превратилась в “приют бомжа”: грязь, пьянки, то и дело вспыхивающие локальные пожары... Дочь Аллы, Анжелика, наконец, решила привести квартиру в порядок. Чтобы ей не мешать, Алла вместе со своим гражданским мужем переселилась в то ли заброшенный, то ли недостроенный дом на улице Ростовской (недалеко от ул. Карла Маркса).

Виктор, натурально, тоже был сильно пьющим. Но друг друга Алла и Виктор любили прямо до жути. Когда Алла заболела - вспоминает сестра Виктора Татьяна - тот буквально на коленях стоял, умолял помочь... Да и вообще - Виктор и Алла были пьющими, но не утратившими человеческих качеств. Виктор периодически пробовал “завязать”, его волновала судьба дочери... Он был довольно уравновешенным, в драки не лез... и ни в какой “мелкой уголовщине” замешан не был.

В доме на Ростовской Виктор и Алла прожили несколько месяцев. Пока не попались убийцам. Тем самым, получившим “лицензию”.

Доморощенные фашисты

Наверное, защита будет отрабатывать версию спонтанной драки, которая якобы вспыхнула на почве совместного распития алкоголя. Но более вероятно другое: нацисты рассматривают в качестве “законной дичи” не только людей с другим цветом кожи и “неевропейским” разрезом глаз. Известно, что, придя к власти, немецкие фашисты сперва начали “чистить” собственную нацию, истребляя всех “неполноценных” (умалишённых, неизлечимо больных, деклассированных, оригинальных, инакомыслящих и т.д., и т.п.). А уже затем перекинулись на “недочеловеков” в глобальных масштабах... Вот и “охоту на бомжей” наши доморощенные фашисты воспринимают как тренировку - и как логическое следствие “арийской” идеологии.

“Я убиваю того, кого хочу... Я убиваю без внятной причины... Я освобождаю землю от тех, кто недостоин её топтать... Я - царь, я - Бог, я - Судьба, я решаю, кому жить, а кому умирать” - это всё цитаты из интернет-откровений скинхедов. Очевидно, Виктор и Алла были признаны “недостойными экземплярами”. И в силу этого подлежали отбраковке.

ИХ СОЖГЛИ ЖИВЫМИ.

И, видимо, перемудрили. Может, опасаясь, что их кто-то заметил или ещё по какой причине, убийцы позвонили в пожарную часть МЧС и сообщили, что выпивали в доме на Ростовской вместе с его обитателями, потом ушли, а потом вернулись - и увидели какой-то свет в доме, где нет электричества. Более того, парни дождались (!) пожарников...

Головой о ступеньки

Когда Аллу вытащили из дома, она была по пояс раздета. Обгорела полностью. Виктор был ещё жив - он умер в больнице.

Сотрудник МЧС спросил у парней, стоявших у сгоревшего дома: почему у мужчины всё лицо залито кровью? Парни ответили: “А мы его спасти хотели, тащили за ноги по лестнице, он бился головой о ступеньки”...

Они хихикали, явно намекая на анекдот про человека, который “случайно” упал на нож двадцать девять раз. Они вообще были настроены весело.

Они и на суде веселились. Шутили, хихикали, не обращая внимания на суровые взгляды и замечания судьи. Плакали потерпевшие - сестра Виктора, дочь Аллы... Плакала Дилдора, вспоминая ужас пережитого. Плакала её мать Санобар... Нервничали свидетели, понимая, что с “бритоголовыми” вообще-то связываться небезопасно, и человек, подтвердивший в суде, что слышал вопль “Бей чурку!” и понял, что Дилдору избивают именно по “национальному признаку” - этот человек, в сущности, рискует...

А обвиняемые вели себя так, точно пришли на концерт. Только однажды на глазах одного из братьев Надежкиных показались крупные слёзы. Но - не раскаяния, а дикого, неприкрытого, животного страха. ЕГО СФОТОГРАФИРОВАЛИ!

Белокурая бестия

В клетке – братья Надежкины и Барулин

По нашей просьбе, Руслан Сулейманов, присутствовавший на процессе в качестве представителя Санобар Тешабаевой, щёлкнул сидящих в “клетке” на мобильник. Скинхеда просто затрясло. “Ваша честь, он меня сфотографировал!” - заверещал он с какими-то детски-плаксивыми интонациями. Сулейманова попросили покинуть зал.

Бритоголовые ребята в здоровенных ботинках сильны, когда они в стае. Или - когда уверены, что останутся не опознаны и, соответственно, безнаказанны. А если этой уверенности нет - “белокурая бестия” превращается в жалкое существо.

12 сентября начнутся судебные прения, выступит государственный обвинитель. Чем завершится процесс, пока неясно: будут ли судить “фигурантов” только за убийство из хулиганских побуждений (и так же квалифицируют нападение на Дилдору) или же учтут “националистиче­ский компонент”? Какое указание поступит “сверху” (особенно сейчас, когда страну лихорадит на почве массовой ксенофобии)? Насколько вообще сильна доказательная база? Известно, что один из обвиняемых уже заявил, что отказывается от всех показаний, данных на предварительном следствии. И вообще ни в чём не виноват...

Вопросов больше, чем ответов. Единственное, в чём крепко убеждены участники процесса: если бы молодчиков не отпустили после нападения на Дилдору, садистского убийства двоих людей не произошло бы.

...Кстати, родственников обвиняемых в зале суда не видно. Хочется верить: им стыдно.

Д. Якшина

P.S. После вынесения приговора мы к этой теме вернёмся.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля