Новые колёса

СОЛДАТ-НАСИЛЬНИК ЕЗДИЛ НА “ЗАПОРОЖЦЕ”.
Его застрелили, когда он охотился за очередной женщиной

Мы продолжаем “милицейскую сагу”. Сергей Африканович Морсков, начинавший простым оперативником и вышедший на пенсию начальником криминальной милиции, рассказывает о своих коллегах - и о том, как он, сыщик с 25-летним стажем, переквалифицировался в адвокаты.

Допрос с юмором

- Это сейчас, - говорит Сергей Африканович, - молодые ребята, только придя работать в органы, становятся “важняками”... Раньше такое было невозможно: нормальный оперативник должен иметь не только профессиональные навыки, но и жизненный опыт... К примеру, в наше время для оперсостава регулярно проводились занятия, на которых нам объясняли: да, у сотрудников милиции есть ПРАВО применять оружие и физическую силу... но не всегда, а только в том случае, когда преступник оказывает сопротивление. Мы изучали приёмы самбо - чтобы можно было не “морду набить” встречному-поперечному, если эта самая морда тебе чем-то не глянулась, а чтобы блокировать удар, НЕ ПРИЧИНЯЯ ВРЕДА задержанному. И уж, конечно, не избивая!

В начале 80-х я, ещё сержант, сидел в одном кабинете с оперативниками братьями Андреевыми. НИКОГДА за всё время я не видел, чтобы они накричали на задержанного или оскорбили бы его. Я уж не говорю о том, чтобы с порога в морду... А ведь “крутили” они подозреваемых лихо! С кем-то начинали разговор сразу, кого-то - “выдерживали”, а потом обращались к нему подчёркнуто вежливо и называли не кличкой, а по имени-отчеству. Допрашивали вдумчиво - но с юмором. Нащупывали “мягкие места”. Допустим, становилось ясно, что задержанный любит своих детей. И тут сыщик ему объяснял:

- Вот тебе статья... А вот - смягчающие вину обстоятельства. Сколько ты своего ребёнка не увидишь, если будешь молчать, как партизан? Хоть два-три года выиграй...

И человек видел, что его судьба сыщику не безразлична. Душа открывалась - а это очень важно в нашей работе. Если задержанный видит в оперативнике человека, он и относиться будет ко всему происходящему по-другому.

Меня отец с детства учил: “В жизни есть три болезни, которые не лечатся. Это - жадность, зависть и склонность к самовнушению”. Можно внушить себе, что ты круче всех... Но если оперативник бьёт задержанного или брезгливо к нему относится (ну, там... фасон штанов не тот, стрижка не из модельного салона и запах не от “Кристиан Диор”) - нормальным профессионалом ему не стать.

Уголовники зла не держали

- Кстати, хорошие отношения - это вовсе не значит, что с преступником надо быть на “ты” или покрывать его “мелкие шалости”... Просто надо вести себя по-человечески. Как, например, Александр Петрович Прокопенко, который по состоянию здоровья в 42 года ушёл на пенсию подполковником, начальником Ленинградского РОВД Калининграда, но был оперативником от Бога.

Тогда оперативники работали по зональному методу. У Прокопенко, в бытность его сыщиком, территория была очень сложная: улица Горького, где проживало много ранее судимых. Но зла на него не держали... А потом уже, став начальником Ленинградского РОВД, он очень грамотно подбирал кадры: лично беседовал с каждым, кто устраивался в отдел на работу; определял, какие у человека способности, куда его лучше направить на службу... Он присутствовал на выпускных экзаменах в школе милиции. И если курсант производил хорошее впечатление, Прокопенко приглашал его в Ленинградский РОВД, но честно предупреждал: “Район - школа мужества”.

Работы у нас всегда было более чем достаточно: преступлений совершалось больше, чем в двух других районах Калининграда! А процент раскрываемости мы давали лучший!

Такие оперативники, как Стражников, Ясько, Любченко, раскрывали даже “зависшие” дела, иногда через годы... И всё помнили, до мельчайших подробностей (фамилии, детали).

Серёжки из ушей вырывал “с мясом”

- А ведь всякое случалось. Был такой опер Аркадий Кушнер. Специализировался на задержании особо опасных преступников, так что стрелять ему доводилось чаще, чем другим. И в него тоже стреляли частенько.

Он участвовал в задержании банды Маркевичей. Эти вооруженные молодчики орудовали на территории Белоруссии и Калининград-ской области, грабили дома. За ними числилось и убийство работника милиции... Двоих из банды брали в Калининграде на улице Минской, в многоквартирном доме (Маркевич уже чеку из гранаты вытаскивал, а Шушаков и Егоров стояли почти рядом, на балконе, и Шушаков успел дать очередь из автомата - иначе были бы жертвы).

Аркадий Кушнер вместе с Токаревым, начальником гурьевской милиции, брал третьего из банды. Тот был вооружён до зубов: пистолет держал в руке и хотел дотянуться до гранаты за поясом. Аркадий, пытаясь обезвредить преступника, взял его руку на излом - и тот сам в себя выстрелил из пистолета. Насмерть.

Или ещё ситуация. Солдат срочной службы одной из воинских частей, расквартированных в районе улицы Невского, угнал машину-инвалидку, “Запорожец”. Спрятал где-то на дачах. Почти каждый вечер переодевался в гражданку и убегал в самоволку. Выезжал на “Запорожце” на зеленоградскую трассу и подбирал голосующих женщин. Те садились в машину без опаски - дескать, инвалид за рулём. А парень по дороге, угрожая пассажиркам ножом, избивал их, отбирал деньги и ценные вещи, насиловал... Имелось несколько жертв с ножевыми ранениями. Да и грабил он жестоко: серёжки из ушей вырывал “с мясом”. (Золото, кстати, он исправно отсылал домой. И там, очевидно, ни у кого даже подозрений не возникало относительно того, откуда у солдата-срочника такое богатство.)

Его разыскивали. Наконец удалось грабителя в погонах перехватить на трассе. Кушнер в момент задержания сначала дважды выстрелил вверх, но солдат бросился бежать. Аркадий преградил ему путь, потребовал остановиться - тот не отреагировал. Тогда Кушнер выстрелил в него. Уложил наповал. Применение оружия было законным. Когда установили личность преступника, оказалось, он уже готовился на дембель. Ещё немного - и его бы уже не нашли. И можно только представить, в какого монстра он бы со временем превратился...

Израильский пулемёт

- Хорошим оперативником был и Алексей Киевский (впоследствии - и.о. начальника уголовного розыска Ленинградского РОВД, застрелившийся в своём служебном кабинете после нелицеприятного разговора с руководством Калининградского УВД, - прим. авт.). Он был человеком слова. Никогда не лгал, не выкручивался, легко устанавливал контакты с людьми, не боялся опасных ситуаций. Когда задерживали преступников, он пацанов-подчинённых вперёд, под пули, не посылал - сам шёл первым. А это очень ценное качество в руководителе.

Слева направо: майор Ю. Мещеряков, капитан С. Криворот, майор Г. Мялик, майор С. Морсков, капитан Б. Свикин. Ленинградский РОВД, 1995 год

Как-то надо было взять такого Благирова и его подельников - из залётной группировки. На них “висели” разбой и убийство... И имелась ориентировка, что на вооружении у бандитов - израильский пистолет-пулемёт “УЗИ”. В общем, ребята серьёзные, со своим каналом поставки оружия (“УЗИ” на нашей военной базе не купишь... и в земле, как “Шмайсер”, не найдёшь).

Киевский - согласовав операцию с руководством УВД, с прокуратурой - забросил через “нужных людей” информацию: дескать, хочет купить “УЗИ”. На связь с ним вышел “сбытчик”. Договорились о встрече. Киевский исполнил роль преступника грамотно - а это ведь непросто. Все интонации, все жесты должны быть психологически выверенными и убедительными, иначе “рыбка” сорвётся с крючка.

Киевский спокойно встретился с представителем ОПГ, сел к нему в машину, договорился о цене, передал деньги (точнее, “куклу”)... дал сигнал. Преступник был задержан, у него изъяли пистолет-пулемёт (правда, пустой, без патронов), а потом уже раскручивали на предмет его подельников...

Киевский вообще был очень смелым человеком. Трижды добровольно ездил в Чечню, был награжден орденом Мужества. В его честности тоже никто не сомневался: лишних денег у него не водилось, семья жила на зарплату. Почему он покончил с собой, сказать трудно. Но уголовный розыск Ленинградского РОВД после смерти Киев-ского распался быстро. В 2001 году уволился практически весь костяк... Пришла молодежь, неопытная...

Судьбу человеку поломать легко

- Я сам уволился в 2000 году, после двадцати пяти лет службы. Но в сорок пять лет просто на пенсии жить не будешь - и возраст не тот, да и пенсия маловата.

Сначала мы с коллегами взяли лицензию и занимались защитой прав граждан, попавших в ДТП. Но чтобы представлять интересы граждан в уголовных делах, нужен статус адвоката. И я вступил в коллегию адвокатов.

Психологического дискомфорта - дескать, я защищаю тех, кого раньше ловил - не испытываю. Нормальный человек приходит работать в милицию не для того, чтобы кого-то целенаправленно сажать. Прежде всего, надо РАСКРЫТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕ. Отработать каждого подозреваемого, видеть в нём гражданина, доказать его невиновность (что подчас гораздо сложнее, чем доказать вину). Человек может абсолютно искренне не помнить, что с ним было вчера. А что уж говорить о событиях двух-трёхнедельной давности? Выяснение всех обстоятельств должно возлагаться на оперативников, проверяющих алиби - но сегодня этим преимущественно занимаются адвокаты.

Обвинителей сейчас очень много... и судьбу человеку поломать легко. Вот всего лишь два примера из моей адвокатской практики.

Некто Попов, ранее судимый за убийство и освободившийся по УДО, был задержан и водворён в СИЗО. Через кого-то узнал обо мне, попросил родных, чтобы они со мной связались...

Вменяли ему разбой, грабёж и мошенничество (везде - вторая часть).

Стали разбираться. “Грабёж” - это две бутылки пива, которые он якобы взял в магазине (есть такой павильон на ул. Чайковского). Продавщица утверждала: “Он заходил, я его видела! Было шесть бутылок пива - осталось четыре! Это он вытащил!”

“Я ему всё воткну - и будет сидеть!”

- Никакой проверки, естественно, не проводилось, никто бутылок с пивом в магазине не считал. Продавщица написала заявление. Но очной ставки между ней и Поповым не проводилось. (А он, испугавшись, что ему не поверят, взял на себя эти злополучные бутылки пива - правда, утверждал, что их купил.)

“Разбой” - это потом на перекрестке улиц Чайковского и Римского-Корсакова Попов встретил человека, с которым учился когда-то в одной школе. Тот предложил выпить пива - а сам уже был готовенький, пошёл приставать к каким-то пацанам... Попов не стал его дожидаться. А тот, очнувшись на следующий день и обнаружив, что “фотография” изрядно подпорчена, написал заявление... на Попова. Ни на следствие, ни в суд “потерпевший” не явился ни разу.

И третий эпизод - в клубе “Пыль винила” Попов попросил у знакомого мобильник. Должен был вернуть, подойдя в назначенный час к “быкам” у КГТУ, но не успел. А тут его уже и повязали по предыдущим обвинениям...

Следователь Строгая Н.В. (младший лейтенант юстиции) работала над этим делом полгода. Мне она сразу сказала: “Ранее судимый, чего о нем тут песни петь?! Я ему все три эпизода воткну - и будет сидеть!”

- Нет, - говорю, - не будет он сидеть. Я как раскрывал преступления, так теперь и защищаю. Всё буду отрабатывать подетально. И каждое моё ходатайство должно быть исполнено.

Но следователь все мои ходатайства отклонила - якобы они не относятся к материалам дела (потом, правда, дело передали другому сотруднику, и тот мне здорово помог). В итоге - в суде Центрального района прокурор сам отказался поддерживать обвинение по ст. 161 (“грабёж”) и ст. 162 (“разбой”), а по ст. 159 (“мошенничество”) со второй части - переквалифицировал на первую. Понятно, что там было чистое отсутствие состава преступления, но ведь человек год просидел в СИЗО! А значит, надо прикрыться. И Попову дали два года условно - и освободили из-под стражи в зале суда.

Интересно, что у него на этот момент уже имелся условный срок - а значит, дать должны были реальный. Но судья, понимая, что доказательств вины никаких, принял решение беспрецедентное... Что, впрочем, не делает его справедливее.

Два трупа и девушка

- А второй пример - вообще из ряда вон...

На мамоновской дороге произошло ДТП. Джип “Чероки” врезался в дерево. Два человека погибли, третий (девушка, сидевшая сзади) получил тяжелые телесные повреждения, остался жив и более-менее цел только водитель.

Началось следствие. Оказалось, что все четверо в этом джипе были друзьями, вместе отдыхали на Бальге, на турбазе. Приехали туда на двух машинах, переночевали. Утром один парнишка со своей девушкой уехали в Калининград, а двое ребят, пьяные, остались на турбазе. Вскоре они позвонили, попросили парнишку вернуться, свозить их в Мамоново...

Ребята ещё не протрезвели, за руль “Чероки” им садиться было нельзя. Вернувшийся приятель плюнул и повёл чужую машину сам. Из-за гололёда на дороге джип еле полз - скорость была километров тридцать-сорок... Ехали, разговаривали. И вдруг сидевший рядом с водителем дико заорал: “Заяц!!!” - и схватился за руль. Секунда... дерево... удар... водитель потерял сознание. Очнулся: рядом - труп, сзади - труп и девушка, которой зажало ноги.

...Следователь потом расспрашивал его детально. И всё бы ничего... но возникла вдруг некая комбинация. Гражданской жене одного из погибших захотелось “повесить” на водителя стоимость разбитого джипа и ещё кучу всего... По крайней мере, обвиняемому прозрачно намекали, что надо бы “загладить” имущественный вред. И вот - в деле возник свидетель. Некто Робиев-ский, оперуполномоченный Багратионовского уголовного розыска, показал, что якобы следовал по мамоновской дороге на своём “БМВ”, на большой скорости его обогнал джип “Чероки”, который, дескать, дважды занесло, и он ударился о дерево. И якобы Робиевский видел, как из джипа вылез водитель, схватился за голову и закричал: “Что я наделал! Я убил людей!”

Инкассаторы

- Таким образом, парню, сидевшему за рулём джипа, должны были инкриминировать нарушение скоростного режима, что и привело в результате к человеческим жертвам... И грозило обвиняемому до семи лет лишения свободы.

Робиевский назвал ещё одного свидетеля - офицера-пограничника, с которым он вместе ехал в “БМВ”. Но тот выступать на следствии и в суде отказался категорически.

А опер угрозыска, для пущей убедительности, упомянул, что после аварии мимо разбившегося джипа и его, Робиевского, “БМВ” проезжала инкассаторская машина.

Я нашёл инкассаторов. Они показали:

- Да, мы ехали в тот день по дороге на Мамоново. Когда поднялись на холм, увидели, метров за триста, что “Чероки” стоит, уткнувшись носом в дерево. Проехали мимо, снизив скорость. Смотрим: в салоне люди, водитель лежит на руле... Проехали ещё метров пятнадцать. Нам запрещено останавливаться, но тут сработал человеческий фактор: ни одной машины вокруг, ни единого человека... Так что вопреки инструкции мы вылезли, вытащили из джипа водителя, положили на тент... Он был без сознания, мы даже подумали: готов.

Попытались вытащить девчонку, но у неё были сильно зажаты ноги... Прошло минут 5-7, и только тогда подъехал чёрный “БМВ” и из него вылез Робиевский.

То есть в момент совершения ДТП единственный “свидетель”, дающий изобличающие показания, был за пять километров от места происшествия!

Пять лет условно

- Следственные эксперименты проводились без моего участия - то есть без адвоката обвиняемого. Показания девушки, которая подтвердила, что сидевший рядом с водителем молодой человек с воплем “Заяц!” - резко схватился за руль, были проигнорированы. Оказалось, что сотрудники милиции, проводившие осмотр места происшествия, не сделали никаких замеров, не установили следов торможения, ничего не изъяли и не зафиксировали...

Мы пригласили независимого эксперта, который установил: в данных обстоятельствах даже на минимальной скорости при воздействии на рулевое колесо посторонним лицом - у водителя не было технической возможности избежать столкновения с деревом.

Но... в суде приобщать к материалам дела результаты независимой технической экспертизы отказались. Показания Робиевского (хотя было установлено, что они ложные) были оглашены. Сам он в суд не прибыл - и его не доставили. Оценки его показаниям судья не дал.

В итоге водитель джипа получил пять лет условно с отсрочкой приговора на три года. Фактически ни за что.

Такие вот у нас нынче реалии.

...Ну а “милицейская сага” будет продолжена. Хотя бы для того, чтобы молодые люди, приходящие сегодня на работу в правоохранительные органы, знали: ТАК было не всегда. Было - лучше. Потому что честнее. И вовсе - не потому, что в прежние времена деревья были выше, а вода - мокрее. Просто ТОГДА “закон” и справедливость не отстояли так далеко друг от друга, как сегодня. А ведь дальше, чем сегодня, пожалуй, и некуда.

О. Николаева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля