Новые колёса

СЕКРЕТЫ МИЛИЦИИ.
Почему органы не ловят наркобаронов, а бомжам подбрасывают патроны

 

...Наша “милицейская сага”, посвящённая сыщикам-ветеранам, вызвала много откликов. В том числе отреагировали и нынешние сотрудники правоохранительных органов (точней, только-только уволившиеся).

Кадры бегут!

- Мы не глупее своих предшественников, - заявил молодой человек, недавно ушедший из милиции на вольные хлеба. - И конкурс в юридические вузы - огромный. Но теория без практики мертва. А практиков в милиции почти не осталось. Старый опер знал, кого завербовать, как это сделать; уходя на пенсию, он передавал своих агентов “по наследству”. Сейчас такого нет. В каком-то смысле, это, наверное, логично: в органах страшная текучка кадров. Зарплата маленькая, день - ненормированный, атмосферка ещё та... Из ребят, пришедших на работу в милицию после вуза, через год остаётся процентов десять-пятнадцать. Ну, ладно, пусть даже тридцать... Но ни один серьёзный опер не передаст своих агентов в руки мальчишки, который “заглянул” в милицию на несколько месяцев. Потому что неясно, куда потом попадёт информация. И как это отразится на судьбах конкретных людей, согласившихся сотрудничать с органами.

Поэтому агентов у молодых сотрудников НЕТ. А результат - требуется. И тогда молодые - по подсказке тех, кто на пару лет старше и уже “поднабрался опыта” - начинают совершать незаконные действия.

Скажем, задерживают человека, когда-то судимого за квартирную кражу; составляют на него административный протокол (типа, пописал в неположенном месте или нецензурно выражался). Дают мужику несколько суток ареста - и давай его “крутить”. А вдруг “поплывет” - и возьмёт на себя чужую кражонку? Или сдуру признается, что сам где-то чего слямзил?..

Штатные понятые

- Ещё один привычный “оперативный приём” - фальсификация документов. И сфабрикованные вещественные доказательства.

Так, совсем ещё недавно у приличного сотрудника милиции всегда имелись при себе два патрона в полиэтиленовом пакетике, пайка героина и триста рублей. Пайка (обёрнутая в целлофан) маленькая: меньше ногтя на мизинце. Опер зажимал её между пальцами и, обыскивая задержанного, подкидывал тому в карман наркотики.

Почему, думаете, все, кого менты “принимали” - ну, там... угонщики автомобилей (боксёры, борцы), - автоматически шли ещё и по 228-й наркоманской статье?!

Но сейчас этот приём вышел из моды. Точнее, наркотики задержанным подбрасывают, но уже не так красиво, как раньше, а запихивают “по беспределу”. Не церемонясь. Главное, чтоб были свои понятые. Возьмите навскидку несколько уголовных дел: фамилии обвиняемых меняются (Путинцев, Борисов, Крыжановский, Пашакинскас, Калиничев, Семёнов, Балдин...), а понятые - одни и те же. Александр Витальевич Свеженцев (ул. Соммера, 28), Белогуб Роман Вячеславович (ул. Соммера, 24). Молодые люди, которых регулярно используют в качестве лиц, якобы “не заинтересованных в исходе уголовного дела”, являющихся к тому же, согласно УПК, потенциальными свидетелями в суде.

Ещё один такой постоянный понятой - Олег Михайлович Станчец. Раньше, до Станчеца, был Подбелло, но умер... Официально они нигде не работают. Но всё время на связи. Им звонят - они подъезжают. И подписывают всё, что от них требуется.

“Хлопнуть” пушера

- Ещё одна проблема - в нашем законодательстве. И в системе, при которой работать НОРМАЛЬНО - практически невозможно. К примеру, сейчас повсеместно ведётся (по крайней мере, декларируется) борьба с распространением наркотиков. Борется милиция, борется госнаркоконтроль, возбуждаются сотни уголовных дел по “наркоманской” 228-й статье... Но ни наркотиков, ни наркоманов меньше как-то вот не становится. Что же происходит в реальности?

Схема проста. Допустим, милиции известно, что гражданин Н. - пушер. И у него в “ведении” - десяток наркодилеров. Можно, конечно, “хлопнуть” пушера. Но это будет ОДИН арест. И ОДНО раскрытое преступление. Не говоря уже о том, что пушер регулярно отстёгивает деньги сотрудникам правоохранительных органов, которые его “крышуют”. А вот если пушера не трогать, а задерживать мелкоту, которая вокруг него вьётся, это будет уже НЕСКОЛЬКО арестов, НЕСКОЛЬКО возбуждённых уголовных дел и НЕСКОЛЬКО раскрытых преступлений. То есть выполненный план. Причём, заметьте, без каких-либо усилий: пушер сам подскажет, кого и где лучше взять...

А наркобароны, в свой черёд, прикрывают или сдают пушеров. Наркобаронов не арестовывают: те грамотно наводят нужные связи, красиво организовывают бизнес... И опасны им только собственные конкуренты. Единственная угроза: может начаться война между группировками - и тогда каждая из сторон “подтянет” свою “крышу”...

Как сделать кило героина

- Абсурдность ситуации - ещё и в том, что в нашей стране наркотические средства, хранение и сбыт которых преследуется по закону, почему-то разнесены по двум спискам. И вот - если человека взяли, а у него при себе 400 граммов смеси, в которой содержится 100 граммов амфетамина, то в вину ему будет вменено хранение 100 граммов амфетамина. А вот если при задержанном обнаружено 4 грамма смеси, в которой 2% чистого героина - вменяют ему 4 грамма героина!

То есть я могу взять один грамм героина, разбодяжить его в килограмме муки - и у меня получится один килограмм героина! Значит, “организовать” задержанному “особо крупный размер” - проще пареной репы. Сыпанул в героин сахарной пудры... или побелки с потолка... - и имеешь часть 2 статьи 228 УК РФ. Ну, и, соответственно, “палку” В смысле, раскрытие тяжкого преступления.

Почему всех устраивал Табор? Это сейчас торговцы наркотиками “расползлись” по всему городу. А тогда цыгане давали и деньги, и раскрываемость, и... сырьё. За время работы в милиции я ни разу не видел, чтобы уничтожались конфискованные у торговцев наркотики. Госнаркоконтроль - да, там уничтожают конфискат. Там для этого существует специальная комиссия.

Прикопал марихуану

- Надо сказать, что до создания Госнаркоконтроля милиция в Таборе была “прописана” плотно. Удобно! Один раз приехал - и “кассу” снимаешь, и “палку”. Поэтому, когда Госнаркоконтроль сунулся в Табор, возникла “конкурентная среда”. В 2003 году чуть до перестрелки не дошло. Сотрудники Госнаркоконтроля проводили в Таборе оперативные мероприятия, с силовым прикрытием, а вот что делали там сотрудники милиции, неизвестно. Скорей всего, цыгане вызвали “крышу”... И вот столкнулись друг с другом “борцы с наркотиками”. И те, и другие - вооружены до зубов.

Слава Богу, хватило ума не разрешать конфликт при помощи выстрелов. Но до кого-то из верхов ситуация дошла, и было дано негласное указание: в Табор сотрудникам милиции не соваться. А потом ещё и убоповца в Таборе прихватили. Вроде бы цыгане его сдали (денег, что ли, потребовал много). Госнаркоконтроль установил за убоповцем наблюдение - а технически оснащена эта структура неплохо... А мужик ехал, имея при себе 400 г марихуаны. Его попытались задержать, он оторвался на пару километров по шоссе, остановился, пошёл в лесок и... прикопал марихуану. Жалко стало.

Вот жадность его и сгубила: если б он это добро просто на ходу выбросил, ничего бы в отношении него не доказали. А так - он из лесу вышел, а его уже ждут. Вызвали собачку, она по следу нашла наркотики... Мужика из УБОПа уволили задним числом, а на суде он получил семь с половиной лет лишения свободы.

“Торговец оружием”

- Очень популярна сегодня статья 222 УК РФ (незаконное хранение и сбыт оружия и боеприпасов). Задержания по ней смешные, если вдуматься. Ну зачем, спрашивается, обычный Вася Пупкин будет хранить у себя два килограмма тротила?! Или обрез, из которого и стрелять-то не умеет? Фишка в том, что Пупкин ничегошеньки и не хранит. Просто однажды приходит к нему смутно знакомый по пивному ларьку Петя Васькин и говорит: “Друг, займи штуку на пару деньков!”

Пупкин, естественно, мнётся. А Васькин ему предлагает... залог. Возьми, мол, обрез (тротил), держи у себя, покуда “штука” к тебе не вернётся... Пупкин и держит.

Через пару дней, как и было обещано, Васькин возвращает долг, забирает обрез-тротил... и тут же влетают крепенькие ребятки в форме. Тысячная бумажка, натурально, оказывается меченой, преступление - раскрытым. Суд, на две трети состоящий из бывших сотрудников правоохранительных органов, “просекает фишку” сразу... И занимает ПРАВИЛЬНУЮ позицию. Так что “торговец оружием” Вася Пупкин получает свой срок (чаще, конечно, условный - в суде, чай, тоже не тигры лютые сидят), а Петя Васькин с тем же обрезом (тротилом) двигается по жизни дальше. И раскрываемость растёт, как на дрожжах.

А недавно в обиход вошла ещё одна схема. Берётся тёмная бутылка из-под пива, опускаются в неё два патрона, бутылка ставится около мусорки; менты в штатском, проводящие операцию, пристраиваются неподалеку. Ждать приходится недолго. Тёмная пивная бутылка - это же праздник сердца для любого бомжа! В пунктах приёма стеклотары за такую дают рубль десять! Собиратель бутылок, довольно урча, лезет в мусорку... берёт в руки сокровище... начинает разглядывать, что там побрякивает внутри - и тут его принимают под чёрные рученьки, и везут куда надо, и возбуждают уголовное дело... Ибо по нашему законодательству два патрона у тебя в кармане - или пулемёт наперевес и три гранаты за поясом, разницы никакой. Наказание одно и то же.

Нет, конечно, за патрон бомжа не посадят, схлопочет он условный срок, которого даже, скорее всего, не заметит. Как ходил по помойкам, так и будет ходить. А “палка” у ментов появится!..

Следаки-фабриканты

- И вообще, сегодня работа в милиции - это, прежде всего, арифметика. При штате следователей в 24 человека - как, например, в Московском РОВД, в год возбуждается свыше 2.000 уголовных дел. Ну, 500-600 дел - это дознание. Делим оставшиеся 1.500 на 20 (полным штат не бывает никогда, плюс отпускники и больные) - получается около 100 уголовных дел в год на каждого сотрудника. А есть ведь ещё “глухари”, зависшие с прошлых лет...

Раскрыть такое количество дел невозможно. Значит, раскрываемость нужно “делать”. 60% уголовных дел приостанавливается... Остальные - варьируются. Так, по мошенничеству (1-я часть статьи 159 УК) - “некондицион”. А вот часть 2-я, т.е. “мошенничество, совершённое группой лиц”, - это уровень.

Как сделать группу? Взять человека, который признается, что к нему подошёл Вася и, допустим, предложил купить мобильник, только что им, Васей, приобретённый в магазине в кредит. “Васю” этого никто не ищет и искать не собирается. Он навсегда остаётся “неустановленным лицом”. (А то ещё, не дай Бог, найдёшь - а он скажет, что это к нему подошли и предложили купить, т.е. состав преступления потянет лишь на первую часть, упомянутый выше “некондицион”.)

Ещё один способ “урегулировать” раскрываемость - переквалифицирование преступлений. Скажем, человеку дали по голове и забрали кошелёк. Если злодей не установлен - чтобы не портить статистику, нападение квалифицируют как грабеж. Если злодей известен - разбой. Понятно, что такой “арифметике” в юридических вузах не обучают. Эти знания приобретаются уже “на земле”.

Шоколад в перчатках

- Я начинал работать в одном из районов области. Убийств у нас там в мою бытность не случалось, а вот кражи раскрывать приходилось. Помню, совершена была кража в доме ветеранов войны и труда. Злоумышленник ночью разбил стекло, украл продукты... а в процессе, видимо, перепутал масло с мороженым, откусил и бросил обратно в морозилку. Мы надкушенный кусок изъяли, перекинули в наш холод. А информация о том, кто вчера хорошо пировал, у нас уже имелась. Человечка притащили. А он с похмелья, башка трещит... Дали ему укусить яблочко. Сделали оттиск - следы зубов на яблоке и на масле совпали.

А то ещё дамочка уехала на две недели в отпуск, забыла выключить в квартире свет. Вернулась - а её обокрали. Взяли деньги, золото... Всю квартиру мы засыпали дактилоскопическим порошком. Никаких следов: в перчатках работал вор, опытный!.. И тут женщина заглянула в холодильник. Говорит: пропала банка морской капусты и шоколадка. Проголодался, видать, человек, вот и решил перекусить, не отходя от “кассы”... А на полу была обнаружена фольга. Я и говорю эксперту: “Посмотри пальчики”. Он: “Зачем?” Я ему объясняю: “Ты будешь шоколад в перчатках есть?”

В общем, проверили. И точно: есть отпечатки. Через систему “Папилон” вычислили преступника (из Калининграда оказался).

Вот ТАК работать... чтобы не страдать всякой ерундой, ничего не фальсифицировать, не подкладывать, не высчитывать и не наводить тень на плетень... а получать за свою ЧЕСТНУЮ работу достойную зарплату - я согласен. Сейчас я работаю адвокатом. Благо, знаю, ОТ ЧЕГО ИМЕННО мне нужно защищать своих клиентов в первую очередь.

И не я один такой. Многие из тех, кто вместе со мной начинал работать в органах... и те, кто пришёл туда раньше - мы готовы вернуться. Но чтобы реально раскрывать преступления, а не любой ценой “рубить палки”. К сожалению, такая установка всё ещё не востребована. А значит, сколько ни говори о борьбе с коррупцией - ничего не изменится.

О. Николаева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля