Новые колёса

СЕКРЕТНАЯ ОПЕРАЦИЯ.
Как искали джип генерала ФСБ

Лес рубят - щепки летят. Это, конечно, народная мудрость, но как-то не утешает. Особенно, если лично ты угодил под топор и тебе выпала незавидная участь “щепки”.

Просидел год на “семёрке”

Генерал Олег Луцких

Житель Калининграда Олег Капелюш оказался в эпицентре скандала, связанного с угоном в апреле этого года служебного автомобиля генерала ФСБ - чёрной “Тойота Ленд-Крузер”, 2014 года выпуска, госномер К 808 КК/39.

Напомним, джип начальника пограничной службы УФСБ Калининградской области Олега Луцких “увели” от дома его водителя. Автомобиль, буквально нашпигованный секретным оборудованием (средства правительственной связи), искали все силы охраны правопорядка Калининградской области. О том, как же проходили эти “поиски”, редакции “НК” рассказывает Татьяна, жена Олега Капелюша.

- Олег был судим в 2010 году по ст. 158 УК РФ - за угон “Тойоты Камри”, в составе группы. Машина эта стоила тогда 800-900 тысяч рублей. Олега и его приятелей задержали, дали ему год и десять месяцев. Он просидел год на “семёрке” (колония общего режима ИК-7 в Гвардейске), вышел по УДО (условно-досрочное освобождение). Больше никаких дел с криминалом он не имел. У нас двое детей - тринадцати и восьми лет, ждём третьего, мне вот-вот рожать (13 октября Татьяна родила дочь).

Водитель “Гладиатора”

Олегу Капелюшу подбросили наркотики

- Олег работал водителем-экспедитором в бильярдном клубе “Гладиатор” на ул. Красной, возле Захаровского рынка. Всё у нас складывалось неплохо, пока не случился этот чёртов угон генеральской “Тойоты”...

Числа 8-9 апреля к Олегу в клубе подошёл его знакомый Александр Воронов, бывший оперуполномоченный УБОП (управления по борьбе с организованной преступностью), майор в отставке. Воронов три-четыре раза в неделю обедает в “Гладиаторе”. Олега он знает уже лет пятнадцать.

Воронов сказал: “Присядь за стол. Угнали у генерала ФСБ автомобиль. Подозревают тебя...”

Олег сказал: “Я тут ни при чём. Не имею к угону ни малейшего отношения”.

Воронов его попросил: “Ты там поспрашивай насчёт машины”.

Олег пообещал: “Помогу, чем смогу”. А через день позвонил Воронову: “Извини, ничем помочь не могу, я от этих дел далёк...” На что Воронов ему посоветовал: “Ну, тогда смотри по сторонам аккуратно, чтобы тебе ничего не накидали”.

Пришли с обыском

- После разговора с Вороновым Олег был весь на нервах. Он понимал: такими предупреждениями не разбрасываются. И действительно, 14 апреля 2016 года к нему пришли из полиции - с обыском. Пять человек в штатском. Старший группы представился как Николай Улицкий. Он сразу сказал: “Олег, машину надо отдать. Иначе тебе будет плохо”.

Олег только руками развёл: “Я где только мог спросил...”

Улицкий распорядился начинать обыск.

Искали очень тщательно. Очевидно, хотели найти что-нибудь относящееся к угнанному джипу - какие-нибудь бумаги, например.

(Как оказалось, в “Ленд-Крузере” были секретные документы и даже генеральские награды.)

Но, естественно, полицейские ничего не нашли. Однако Олега отвезли в Октябрьский РОВД на ул. Нахимова, он переночевал в камере, утром доставили в суд, где судья оштрафовал его на 500 рублей - за то, что Олег якобы ругался матом на улице.

Начальник угрозыска

- После суда Олега повезли в оперативно-розыскную часть УМВД на Невского, 42, где продержали пять часов, пока не пришёл начальник ОРЧ Мирзоев.

Мирзоев ему сказал: “Пока не приедет начальник угрозыска Калинин­градской области Порывакин, ты отсюда не выйдешь”.

Потом приехал полковник С. Порывакин:

- Ты понимаешь, для чего ты здесь?!

Олег сказал: “Как вам объяснить, что я НЕ ИМЕЮ К ЭТОМУ отношения?! Я требую психолого-психиатрическую экспертизу с прохождением полиграфа!”

...Дело в том, что Олега по схожим поводам уже таскали.

Год с лишним назад у Юрия Цуканова, старшего сына губернатора, угнали джип “BMW Х6” - и тогда тоже подозревали Олега. Но он добился экспертизы и полиграфа, прошёл - доказал, что ни при чём.

Потом угнали “BMW Х5” у жены Марата Хасазанова, начальника город­ского ГАИ. Джип не могли найти два месяца - и опять Олега дёргали, и опять он прошёл полиграф, а потом и машину нашли...

У дочки покойного “короля фейерверков” Хана угнали двухсотый “Лендкрузер” - опять к Олегу кинулись. Он уже не знал, как отбиваться: “Отстаньте от меня! Вычеркните из ваших долбанных списков!”

Отправился в церковь

- Вот и в этот раз Олег думал: пройдёт полиграф - и подтвердится, что он не лжёт, когда говорит о своей непричастности к угону фээсбэшной тачки.

Порывакин сказал: “Ладно, приходи в пятницу в десять утра. Только позвони сначала, уточни, будет ли специалист...”

В пятницу, 15 апреля, Олег собрался на экспертизу. Позвонил оперативнику - кажется, по фамилии Бобриков. Но тот сказал, что специалиста нет, и что Олег должен будет прийти во вторник в 14.00. И выписал повестку...

В субботу, 16 апреля, Олег до часу был на работе. Потом пришёл домой, поел и, как всегда по субботам, отправился в церковь на Ком­сомоль­ской.

Отстоял службу, вышел... Около кафе “Киберда” его уже ждала “Шкода-Октавия” с полицейскими номерами. За “Шкодой” - белый микроавтобус.

“Стоять! Лежать!”

Николай Улицкий

- Когда Олег поравнялся с машиной, из микроавтобуса выскочили люди в чёрном, в масках. Закричали: “Стоять! Лежать!” Повалили Олега лицом на асфальт, стали бить ногами... Колотили секунд пятнадцать, потом подняли, заломали ему руки за спину, заковали в наручники, затолкали в микроавтобус, бросили на пол, а сами вылезли.

Тут же туда залез Николай Улицкий (тот, кто был старшим на обыске) со своим сотрудником (который тоже принимал участие в обыске). И сунул что-то Олегу в носок и в барсетку.

Понимая, ЧТО они делают, Олег начал орать, ругаться матом. Опер наклонился и сказал ему на ухо: “Ори сколько хочешь. Тебя заказали!”.

Олега выкинули из автобуса на асфальт. Какой-то мужик, наблюдавший всю эту сцену из окна второго этажа, начал вопить...

Немедленно появились заготовленные понятые. Олег им кричал: “Возьмите, что мне подбросили! Мне подбросили что-то в носок и в сумку! Заберите, мне это не надо!”

Кровь и моча без наркоты

- По закону, всё найденное при таком раскладе нужно было оформлять как “добровольную выдачу”. Но... при понятых сотрудники полиции “нашли” пакетики, завёрнутые в фольгу - спайс и амфетамин. Олега отвезли в РОВД - в ту же камеру, где он был до этого.

Он потребовал, чтобы его отвезли на медицинское освидетельствование в наркологический диспансер на ул. Барнаульскую. Олег никогда в жизни не употреблял наркотиков! (И тесты потом это подтвердили: ни в крови, ни в моче следов употребления наркотиков не обнаружено.)

Он переночевал в камере. С утра пришли два полковника полиции - Куртев и Шельпеков, начальник УМВД Калининграда и начальник полиции УМВД Калининградской области.

Будут пытки

- Куртев молчал, а Шельпеков сказал открытым текстом: “Наркотики можно “убрать”. Срочно отдай машину”.

Олег ответил: “Вы что, русских слов не понимаете?! Я не имею к ней отношения!”

Шельпеков кому-то в сторону сказал: “Возбуждайте дело. Не хочет сотрудничать”.

Олега подняли в кабинет выше. Там сидели два сотрудника МУРа (московского уголовного розыска). Именно такие корочки они показали.

- У нас широкие полномочия, - сообщили москвичи. - Дело резонансное. Ты понимаешь, ЧТО внутри машины? Не отдашь по-хорошему, будут пытки и яйца под током. Дадим тебе два-три телефона в камеру, обзванивай своих.

- Я вам НИЧЕМ помочь не могу!

- Ну, всё... петля.

Экспертиза на полиграфе

- Уголовное дело было возбуждено, Олега отвезли в ИВС (изолятор временного содержания), оттуда - в суд. Судья, когда он пытался всё объяснить, только плечами пожала: “Не знаю ничего, не слышала ни про какой фээсбэшный автомобиль”. И дала разрешение на арест на два месяца.

Олега отправили в СИЗО. Там он провёл три месяца (в июне судья дала разрешение продлить срок содержания под стражей). 16 июля ему изменили меру пресечения на домашний арест, с учётом семейных обстоятельств.

Олег долго добивался, чтобы ему разрешили пройти экспертизу на полиграфе. Наконец - прошёл. Экспертиза подтвердила, что он не лжёт, говоря о своей непричастности к угону. Но дело по наркотикам не прекращено.

На грани гибели

- Вот-вот Олегу будет предъявлено обвинение, дело передадут в суд. За что?! Мы уже четвёртый месяц без денег... Если Олега посадят, как я буду кормить наших детей?!

Помочь нам некому: родители Олега умерли, у меня с матерью практически нет отношений. Наша семья - на грани гибели. А ведь генеральская машина - найдена и задержаны те, кто её угонял!

Олег написал во все возможные инстанции. Он требует, чтобы Куртев, Шельпеков, Улицкий - все они тоже прошли полиграф. Если окажется, что клевещет - пусть его судят за клевету! Но так ведь не окажется...

На сотни осколков

Татьяна - в отчаянии. И её вполне можно понять. Вся её семейная жизнь разлетается на сотни осколков. Она боится за сына, который уже успел подраться в школе, доказывая, что его отец - не вор... Она боится за старшую дочь - и за ту, которая вот-вот родится... Она не знает, на что семья будет жить, если Олега “закроют” - и не может понять, почему человека преследуют из-за того, что он однажды в жизни оступился...

А ещё она не знает, что Олег такой - не один. Татьяна не знает, что охота велась на всех, кто хоть что-то мог знать. И ни с кем не церемонились. Потому что никогда прежде не похищали секретную машину генерала ФСБ.

За колючей проволокой

Генерала Олега Луцких возил водитель-контрактник. Жил этот водитель на Сельме. И его очень напрягала необходимость ежедневно в шесть утра приезжать на ул. Суворова, 15 (в пограничное управление), чтобы взять служебную машину, ехать за генералом и везти его на Суворова, 15. А вечером проделывать всё это в обратном порядке.

В итоге - очевидно, с ведома Луцких - был найден “щадящий вариант”: недалеко от Сельмы, на ул. Нарвской, 91 “а”, базируется Калининградское областное управление инкассации “Росинкас”.

Там “ночуют” бронированные автомобили, на которых выручка из магазинов перевозится в банки. Стоянка, естественно, охраняемая: площадка обтянута колючей проволокой, оборудована камерами видеонаблюдения, наготове вооружённые ребята и т.д. Генеральская тачка была там в полной безопасности.

Но... в “Росинкас” приехала комиссия из Москвы. И водителя Луцких попросили убрать машину на время проверки, чтобы проверяющие не заподозрили “левые деньги”.

Душили и вешали

И тогда водитель просто оставил секретную тачку у себя под окном... Дескать, кто посмеет покуситься на тачку фээсбэшного генерала?! На чёрную “Тойоту Ленд-Крузер”, 2014 года, стоимостью в три с половиной миллиона рублей.

А на неё - покусились. Вышел утречком водитель из дома - а машины-то и нет! Позвонил генералу. Тот - в местное управление ФСБ и в полицию. И началась круговерть.

Пять дней заявление об угоне в полицию официально не оформлялось. С ситуацией пытались справиться без огласки. Трясли всех, кто числился в информационной базе как угонщик. Привлекли к розыску старых оперативников - тех, у кого “от прошлой жизни” остались хоть какие-то связи “на земле”. Хватали, вывозили в лес любого, кто мог каким-то боком оказаться причастен к “угону столетия”. А там уж и пакеты на голову надевали (душили), и на дерево за ноги подвешивали, и просто кулаками и ногами охаживали до бессознательного состояния... В общем, вели разговоры по душам.

Очередного подозреваемого вычислили за рулём Toyota Highlander на Московском проспекте. Требование остановиться он проигнорировал. Началась погоня. Преследование продолжалось часа два. Машины летали по городу как болиды “Формулы-1”.

Погоня в городе

Водитель Highlander оказался крутым гонщиком и прекрасно ориентировался на местности. С проспекта, не сбавляя скорости, сразу ушёл во дворы. Мчался по тротуарам и ступенькам, нырял в кусты и подворотни.

Две фээсбэшные тачки в итоге были побиты. Пули, правда, в городе не свистели. Но, когда в результате погони “крутого” удалось выдавить уже из Балтрайона на трассу где-то в окрестностях бывшего цыганского посёлка, чекисты открыли огонь. Стреляли по колёсам. Но “крутой”-то был за рулём внедорожника! Он на продырявленных шинах съехал в поле - чекисты бросили свои легковушки и побежали следом, но угнаться за ним не смогли.

Когда Toyota Highlander всё же застряла, “крутой” её бросил и удрал на своих двоих. В отместку, чекисты, добравшись до брошенного джипа, сожгли его к чертям собачьим.

А “крутой” прибежал домой, собрал рюкзачок - и метнулся на границу. Там, на переходе, его и взяли. Надели мешок на голову, доставили, куда полагается... Позже, однако, выяснилось, что он непричастен.

По следам Аланура

И всё-таки удача улыбнулась сыщикам. Один из вывезенных в лес оказался тем самым угонщиком, который вместе с двумя подельниками увёл генеральскую машину. Когда 49-летнего крадуна качественно “прессанули”, он сдал всех - в том числе небезызвестного Мигеля Аланура. Вот, что о нём рассказывала “Комсомоль­ская правда” в марте 2005 года:

“Мигель Аланур любил покататься на чужом автомобиле, припрятать его, а потом с подельниками требовать с хозяина выкуп. Азарта Мигелю придавала горячая испанская кровь, доставшаяся от бабки.

Но в один прекрасный момент Аланур доигрался. 8 декабря 2003 года он угнал около ресторана “Атлантика” на Ленинском проспекте “Ауди 100”. Автомобиль на беду принадлежал полковнику ФСБ, который отлучился по неотложной нужде.

На розыски угонщика и транспортного средства бросили крупные милицейские силы, привлекли даже управление по борьбе с организованной преступностью.

Машину чекиста нашли через сутки. Иномарка отстаивалась во дворе дома, в известном оперативникам гараже в Ленинградском районе Калининграда. Самого Мигеля задержали на третий день.

Преступника заточили в тюрьму до суда. Позже помощник прокурора Балтийского района Максим Лукинов сообщил, что обвиняемого в хищении автотранспорта приговорили к 2 годам 6 месяцам колонии поселения в Славяновке...”

Бомба на Красной

Подельник Аланура привёз оперативников полиции прямо к гаражу, где стояла угнанная генераль­ская тачка. Секретного оборудования на ней, правда, уже не было. Когда угонщики поняли, ЧТО они взяли, то аккуратненько вынули из машины всю секретную “начинку” (пять контейнеров) и запихнули всё это хозяйство под первую попавшуюся машину на улице Красной.

Шнур, обмотанный изолентой, привязали к ручке двери - в расчёте на то, что водитель, увидев поутру такой “сюрприз”, решит, что это, конечно же, бомба и вызовет кого надо. А те, приехав, разберутся - и передадут секретное оборудование фээсбэшникам, чтобы чекисты успокоились и не “гнали волну”.

Так оно, в принципе, и случилось. Только “волну” уже было не остановить...

Под “крышей” силовиков

Сведущие люди утверждают: вскрыть сегодня можно любой автомобиль. И абсолютно неважно, какой сверхмощной защитой он оборудован. Спецы на раз отключают самую навороченную “сигналку”. В России есть “кулибины”, которые делают такие “открывашки”, что весь криминальный мир покупает их за бешеные деньги. Заказы идут из Европы, Америки, Азии, Австралии. Никакие заграничные “штучки” с нашими и рядом не стояли. ВСКРЫВАЮТ ВСЁ.

Понятно, что никакие “кулибины” не могли бы существовать без “крыши” спецслужб. И те, кто разрабатывает, и те, кто торгует, должны непременно делиться.

Очевидно также, что без полицейской “крыши” угон дорогих машин в таком регионе, как наш, практически невозможен. Спрятать что-то здесь нереально, вывезти за пределы - тем более. “Безопасный город” с видеокамерами на каждом перекрёстке, видеорегистраторы в каждой машине на каждой обочине и в каждом дворе - так что “бизнес” по угонам и возвратам за выкуп давно должен был умереть. Но он процветает.

Платите выкуп

Сама полиция, куда обращаются несчастные жертвы угона, частенько советует: платите выкуп. Да, кругленькую сумму (как правило, треть стоимости машины) вы потеряете. Но если не заплатите - автомобиль сожгут. А значит, потеряете всё.

Когда ТАКОЕ советуют стражи порядка, это означает одно: полиция “в доле”. И когда угнали фээсбэшную тачку (и поняли, ЧТО сделали), один из угонщиков сразу предложил: мол, вернём, пока не вляпались окончательно. На что Аланур ответил: “Дело принципа. Пусть платят. Хоть сколько...”

“Переговорщикам” было сказано: машину генерала Луцких согласны вернуть за символическую сумму в сто тысяч “деревянных”. Но ни полиция, ни ФСБ выкупать ничего не собирались. И вот тогда пошёл “жесткач”, о котором уже сказано выше.

Разумеется, на найденной тачке обнаружились отпечатки и Аланура, и того, кто его “сдал”. Каким образом? Да просто: едва распахнулась дверь гаража, оперативники схватили расколовшегося угонщика за руку и старательно облапали ею автомобиль - для верности. Чтобы уже ни от чего не отказался.

Отобрали пистолет

Третий из “бригады” - вроде бы ни при чём. Но под стражей - все трое. И “светит” им до семи-восьми лет лишения свободы. Но, как ни странно, на судьбу Олега Капелюша это уже не влияет.

Мы попросили прокомментировать происходящее того самого экс-убоповца Александра Воронова, который первым посоветовал Капелюшу “внимательней смотреть по сторонам”.

Воронов сказал:

- “Ситуации” иногда возникают. В конце 90-х, если помните, у одного из офицеров ФСБ, который обеспечивал безопасность во время визита в Калининград генерала Патрушева, отобрали в пьяной драке пистолет. Фээсбэшники тогда обратились к милиционерам-оперативникам: мол, помогите вернуть оружие без скандала.

Оперативники встретились с криминалом, посоветовали “не усугублять”. Оружие вернули.

Сажают всех по беспределу

- Потом - в конце 90-х - у тогдашнего полномочного представителя президента РФ Александра Орлова “увели” автомобиль, - вспоминает Воронов. - И опять наши оперативники встречались с угонщиками, объясняли, что не надо доводить до беды...

Такие встречи - в принципе, обычная практика. Но! После того, как в органах прошла реорганизация, убрали тех, кто работал. Знаете, кто работает, тот иногда ошибается... Оставили - тех, кто не создавал проблем. Ушли из полиции люди опытные, походившие энное количество лет “по земле”. Те, кто мог вызвать подозреваемого в кабинет, поговорить, надавить своим авторитетом... И ситуация разрешалась “без крови”.

А если таких сотрудников не осталось, если нынешние не умеют работать и не имеют авторитета - они хватают и сажают всех. По беспределу.

Ведь чем можно напугать человека, чтобы он признался в угоне? Подсунуть ему патрон? Но за патрон он получит до четырёх лет максимум, за угон - до пяти. Значит, надо класть что-то “потяжелее”.

Но ведь не ядерную бомбу. Это дорого. А вот наркотики - милое дело. Да и тратиться на их приобретение не надо : всегда можно отнять у какого-нибудь наркомана.

Мёртвый Соловей

- Ну хорошо, набили камеры задержанными... Угонщик признался. А как потом быть с остальными? А никак. “Палки”-то уже срублены, отчётность составлена...

Надо сказать и о том, что информационная база по угонщикам - старая и некачественная. Знаю приличного бизнесмена, который уже лет двадцать как отошёл от криминального “промысла”. Но до сих пор, если объявлен план “Угонщик”, его вызывают, опрашивают...

Долго в базе фигурировал некто Погребняк - давно расстрелянный перед гостиницей “Калининград”... Некто Соловей значился в списках, будучи уже мёртвым.

А бывает и наоборот: человек жив и “в деле”, а по базе он почему-то проходит как покойник...

В общем, когда нет опыта и желания работать качественно - сотрудники полиции идут по пути наименьшего сопротивления. Не понимая при этом: сегодня ты положил задержанному “дозу” в носок - а завтра, очень может быть, положат тебе.

Преступный приказ

- Порочный путь опасен. Ведь, чтобы начальник дал своему подчинённому распоряжение совершить тяжкое преступление - он должен ЧТО-ТО ТАКОЕ про этого подчинённого знать... Что тому будет проще выполнить преступный приказ, подкинуть задержанному всё, что угодно, нежели написать на начальника рапорт.

Кстати, задержанных в одно время с Капелюшем - и по тому же поводу - было где-то около сотни. Но не все же сели? Кто-то вышел. Как? Что-то рассказал? Или что-то кому-нибудь заплатил?

А если Капелюш не вышел - значит, и не рассказал, и не заплатил...

И теперь у Олега Капелюша и его жены Татьяны осталась одна надежда - на суд. Который, по идее, должен трактовать все сомнения в пользу обвиняемого. Точнее даже, в пользу его жены и детей. Пока их судьбы ещё не окончательно “переехал” злополучный фээсбэшный “Ленд-Крузер”.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля