Новые колёса

САША-ЛИТОВЕЦ УМЕР ОТ ПУЛИ.
Убийцы криминального авторитета А.
Кудряшова так и не найдены

Продолжая “сагу” о Калининграде бандитском, сегодня вспомним тех, кто давно уже в лучшем из миров: Александра Кудряшова по кличке Саша-Литовец и Сергея Уварова по кличке Карло.

...Убитого Кудряшова обнаружили в 23.00 десятого января 1999 года на обочине главной автомагистрали Литвы - неподалеку от Каунаса, в прошитом автоматными очередями “БМВ”. Машина, скатившаяся в кювет, напоминала дуршлаг. Но киллеры не поленились спуститься и “дослать” в голову уже бездыханного Литовца контрольную пулю. Не смерть, а классика жанра (“бумер” - так, кажется, сегодня называют тот жанр, где бандиты делают друг другу бум-бум-бум).

...Уварова нашли мертвым в его квартире на улице Шиллера 13 февраля 2004 года. От чего конкретно он скончался, сказать трудно: то ли от “передоза”, то ли просто отказала почка (36-летний Карло был почти инвалидом). В каком-то смысле он тоже умер классически: в пятницу тринадцатого, будучи “на игле”.

При жизни Литовец и Карло были тесно связаны. Именно Литовец “вывел в люди” парнишку из Черняховска, сделав его своей правой рукой. Можно сказать, выписал ему путевку в жизнь. Или - в смерть?..

...Нет, конечно, и до встречи с Кудряшовым Карло не был “белым и пушистым”. Первый раз он получил судимость в 17 лет - после того, как избил знакомую девушку. Правда, по другой версии, она сама подошла к нему на танцах и залепила пощечину. Он не остался в долгу и съездил по физиономии. Милиционеры, дежурившие в ДК, выскочили, завели обоих в отдельную комнату, составили протокол об административном нарушении. Вот только мама у девушки оказалась не из простых. И Карло схлопотал два с половиной года лишения свободы. Но об этом - чуть ниже. Потому что - повторяем - дальнейшая биография Карло была бы совсем иной, не приглянись он Кудряшову-Литовцу.

О Литовце нам известно немного: родился в сентябре 1956 года в Каунасе, в семье староверов, чьи предки бежали в Литву в XVIII веке от притеснений Петра I. И кой, спрашивается, черт занес потомка староверов в криминал?.. Начинал-то он вполне пристойно: работал на ковровой фабрике в Вилейке, что в пригороде Вильнюса. Но... Саша (которого в те далекие времена звали не Литовцем, а Кудряшом) занимался боксом. На этой почве познакомился с неким Грибом - ставшим впоследствии одним из боссов вильнюсской бригады. Той самой, руководил которой Георгий Деканидзе.

Бригада преимущественно состояла из боксеров, чуть-чуть “разбавленных” уголовниками, и держала в страхе всю Литву. Но когда Деканидзе, понукавший даже очень крутыми бизнесменами, вконец оборзел и попытался подмять под себя чиновников из правительства и депутатов, бригаду “поставили на место”. Жестко. А когда Деканидзе “заказал” заместителя редактора газеты “Республика” Витаса Лингиса (тот много писал о связях криминалитета с властными структурами), расследование было поставлено на личный контроль президентом Литвы Альгирдасом Бразаускасом.

После убийства Лингиса в Литве всерьез взялись за мафию

И не формально, как это сплошь и рядом происходит в России. Бразаускас добился того, чтобы на скамье подсудимых оказались все главари ОПГ.

Деканидзе-младший был приговорен к расстрелу. Старший Деканидзе, другие лидеры ОПГ, киллер Ахремов (убивший Лингиса) получили пожизненные сроки. Гриба спасло только то, что он “откололся” от бригады раньше, чем она “попала под пресс”. Уцелевший Гриб заделался в Литве королем бензоколонок, хозяином дорогих магазинов... Он и помог раскрутиться Кудряшову (который тоже выскочил сухим из воды). Но на всякий случай Кудряш, уже попавший в поле зрения литовских правоохранительных органов, перебрался на ПМЖ в Калининград. Где, соответственно, стал Литовцем.

...Он по-прежнему считал Гриба своим наставником, частенько мотался к нему в Вильнюс. А в Калининграде сочетал вполне легальный бизнес (типа вложения нехилых денег в ночной клуб “Шарм”) - с “крышеванием” и прочими спортивно-рэкетирскими делишками.

Поскольку настоящего лидера в криминальном мире Калининграда в начале 90-х не было - Литовец попытался занять вакансию. Взялся объединять разрозненные группировки. Говорят, каким-то боком он поучаствовал в истории с “красной ртутью” (была в 90-х годах такая фишка - никто эту ртуть в глаза не видел, но платили за нее деньги бешеные). А вообще - по отзывам людей, знавших его - Литовец был очень умным, щедрым (как спонсор, помогал проводить в Калининграде соревнования по боксу).

Постепенно он действительно превратился в “криминального авторитета”. Крови он не жаждал. Братву удавалось “разводить” без особой стрельбы и поножовщины. Да, одиночные выстрелы звучали, но... как бы это поточнее выразиться... ненавязчиво. В орбиту своих “бум-бум-бум” бандиты старались не втягивать посторонних и до взаимоистребления в “разборках” не доходили.

В Калининграде чиновники самого высокого ранга козыряли знакомством с Литовцем - считали за честь быть приглашенными за столик для почетных гостей в тот же “Шарм” (был такой ночной клуб - первый в Калининграде - в Доме офицеров). Говорят, с ним советовались чиновные VIP-персоны, у него заручались поддержкой при назначении на ответственные посты.

В сущности, какое-то время Литовец был как бы зеркальным отражением официальной власти. А в криминальных кругах его слово было весомым настолько, что он, Литовец, спокойно сделал “смотрящим” по области Карло - своего экс-шофера (именно в этом “статусе” Сергей Уваров начинал “карьеру” организованного уголовника).

Может, из-за этой влиятельности, позволявшей Литовцу вмешиваться в самые разные дела, его и убили?

Версий было несколько:

- ограбление (якобы в тот день Кудряшов имел при себе очень солидные деньги);

- “заказ” со стороны Сандро-Безлюдова, одного из бывших подельников Литовца, который будто бы не мог простить своему патрону неоправданного, с его, Сандро, точки зрения, возвышения Карло (известно, что пока Карло в очередной раз парился на нарах, Сандро попытался “отжать” из-под него воровскую собственность на территории области и “продавил” в “смотрящие” своего человека).

Была даже такая весьма неправдоподобная версия, что это мог быть и “заказ”, исходящий от Карло. Между ним и Литовцем к тому времени уже пробежала чёрная кошка из-за пристрастия Карло к наркотикам. Литовец пытался внушить своему младшему другу - их разделяли одиннадцать лет - мысль о том, что “смотрящий” не имеет права находиться “под кайфом”...

Якобы понимая, что его вот-вот “развенчают”, Карло - который в это время сидел в “девятке” - мог, пользуясь остатками власти, “разместить заказ” по мобильнику. Впрочем, в эту версию не очень вписывается реакция самого Карло на известие о гибели Литовца: Уваров свалился с жесточайшим приступом почечной колики. Реально же “ноги” могли “расти” из Литвы - с “исторической родины” Кудряшова, где он тоже многим перешел дорожку.

В центре - Карло-Уваров

Это мог быть и банальный “любовный треугольник”. Ирина, гражданская жена Кудряшова, настоящая “железная леди”, наверное, была единственным человеком, кто в окружении Литовца мог, мягко говоря, проигнорировать его авторитет и вести себя так, как заблагорассудится. Причем вести себя открыто и говорить очень обидные вещи.

...Убийство Литовца (а ведь любое убийство - преступление, и абсолютно неважно, КТО убит: слесарь дядя Вася или “криминальный авторитет” регионального масштаба) так и осталось нераскрытым.

А Сергею Уварову оставалось жить еще пять лет. В свое время мы много писали о Карло (по версии Вадима Лепилкина, человека-легенды в криминальных кругах, кличка “Карло” произошла от имени главного героя в фильме “Крестный отец”. Дескать, Уваров называл себя “Карлеоне”, а его осадили “авторитетные люди”. “Какой ты Карлеоне? Ты - Карла! Карлик!” И Уваров “присвоенное” ему прозвище чуток подкорректировал на итальянский манер).

И мать его, Татьяна Александровна Пушкарева (Уварова), рассказывала нам о том, что Сергей - внук А. Михеенко, бывшего некогда начальником областного ГАИ. Отец Уварова - военный музыкант - умер от рака легких, когда сыну не исполнилось еще и двух лет. Мать воспитывала его одна. Сергей неплохо учился, увлекался игрой на ударных инструментах, занимался боксом, мог запросто собрать мопед... Собирался в армию. А потом - то самое избиение на дискотеке. За которое поначалу Сергей заплатил 10 рублей штрафа, а потом - попал в Красноярский край, в колонию для малолетних преступников. Когда исполнилось восемнадцать - его вернули в Калининград, в “восьмерку”, досиживать. По дороге конвоиры отбили Уварову почку...

В “восьмерке” он просидел еще год. Вышел... чтобы через месяц с небольшим сесть снова. По версии матери, по недоразумению: Сергей вместе с женой Игоря Сазонова (старшего брата очередного “смотрящего”, - прим. авт.) поехал его навестить в ту же “восьмерку”. При осмотре передачи охранники обнаружили “травку”. У жены Игоря на тот момент был маленький ребенок, и Сергей взял всю вину на себя. И получил второй срок - три года.

После освобождения вернулся домой, в Черняховск. Вскоре был призван в армию (!!! - прим. авт.). Служил в Волгограде и Волгодонске, все два года водил военные грузовики. После демобилизации - встретил девушку и женился. Купил двухкомнатную квартиру, обустроился, занялся янтарным бизнесом и... сел снова. На год и девять месяцев. Жена тут же с ним развелась.

Карло-Уваров

Впрочем, он особо не горевал. Освободившись, нашел себе новую подругу, Олю, на пять лет его младше. Вскоре они поженились. Накануне тридцатилетия Сергея Уварова у него родился сын Никита... В это время Карло уже состоял при Литовце. И... уже сидел на игле. Вроде бы он пристрастился к героину по необходимости: дико болела отбитая почка, наркотики помогали притупить болевые ощущения.

А тут еще Карло вляпался в историю. 16 апреля 2000 года в Черняховском развлекательно-досуговом центре “Анита” Уваров сломал челюсть подростку Саше Антоненко, семнадцатилетнему ди-джею “Аниты”. Карло не понравилась музыка, а ди-джей, не признав VIP-посетителя, заявил, что “менять пластинку” не намерен. Ну, и получил по полной мордобойной программе.

А когда Антоненко принесли домой, его матери - мастеру по изготовлению траурных венков - прозрачно намекнули, что сыну заехал в зубы очень важный господин и если она не хочет применить профессиональные навыки в отношении собственного сына, все должно быть “без глупостей”. В смысле, без заявлений в милицию.

Антоненко вняла “намекам” - и упорно держалась версии, что ее сын “очень неосторожно упал с лестницы”. На всякий случай (потому что милиция очень заинтересовалась инцидентом в “Аните”), был заявлен “виновный”: местный наркоман по имени Дима, задолжавший как-то $200 Уварову (процент с тех несчастных двухсот баксов уже составил астрономическую сумму), принял вину на себя, сказав, что именно он “попортил внешность” Антоненко.

Между тем Карло, одуревший от “герыча”, совсем потерял контроль над своими действиями. Он становился неадекватным. Избил Надежду Полунину, бывшего научного сотрудника, а на тот момент уборщицу “Энерготрансбанка”. Было это так. Зимой, на исходе рабочего дня, Надежда Ивановна Полунина вместе с дочкой Юлей отправилась за продуктами в универмаг “Александра и К°”, что на улице Фрунзе в Калининграде. На старом, латаном-перелатаном “Жигуленке” они подрулили к переполненной автостоянке. Невесть откуда к магазину понаехала тьма-тьмущая крутых тачек. Навороченных джипов и 600-х “Мерсов”.

Тихонечко маневрируя между лимузинами, Полунина пристроилась у обочины к одному из сияющих внедорожников. Просто стала рядом. Ей даже в голову не могло прийти, что “вторжение” в боевые порядки “крутышей” обернется настоящей разборкой. Что её будут бить.

Полунина успела выйти из машины и даже сделать несколько шагов в сторону магазина, как на крохотную женщину набросился мордоворот, пулей вылетевший из стоящего впереди “проходимца”.

- Ты что это, сука, делаешь? - заорал он. - Я тебе сейчас глаз на жопу натяну.

- Да как вы смеете? - опешила Полунина. - Здесь же ребенок...

- Что? - бычара схватил “банкиршу” за воротник и начал трясти. - Ты меня ещё учить будешь, курица!? - и покрыл женщину трех­этажным матом.

- Прекратите, - пыталась урезонить хама Полунина, - вы не имеете права так со мной разговаривать.

Договорить она не успела. Мужик оторвал её от земли и с силой бросил на асфальт. Метелил он её отчаянно. Всякий раз старался заехать по голове или по почкам. Чтобы побольнее.

На помощь матери бросилась 15-летняя дочь. Девочка пыталась остановить бандита. Но тщетно. Одним ударом он уложил школьницу на землю и принялся утюжить её сапогами. Едва не прыгал по ней. Несчастные порывались увернуться, уползти, пару раз им удавалось подняться с грязного тротуара, но пудовые кулаки в золотых печатках вновь валили бедняг навзничь.

Поглазеть на представление подвалили бритоголовые кореша бандита. Повылазили из своих концепт-каров, окружили избиваемых. Гоготали и прикалывались. Каждый удар встречался громкими овациями и улюлюканием.

Вокруг сновали люди. Проходили мимо, старательно делая вид, что ничего не замечают. Никто не хотел оказаться на месте двух несчастных.

Неизвестно, чем бы закончилась кровавая оргия, если бы в гастроном по своим делам не заскочил молоденький сотрудник милиции. Будь он постарше и поопытнее - наверняка бы ретировался. А так... Служивый бросился на выручку.

Пацаны в дорогих прикидах поначалу и не заметили крутящегося под ногами парнишку. Мало ли что здесь шмыгает? Когда стал надоедать - шуганули. Но страж порядка снова полез на рожон. Тут уж ему объяснили, кто здесь заказывает музыку.

Всю малину испортила проносившаяся мимо “канарейка” вневедомственной охраны. Коллеги сразу врубились в обстановку и за­просили по рации подмогу. Общими усилиями удалось скрутить специалиста по рихтовке женских ребер.

...Избитая дама оказалась не робкого десятка. Превозмогая жуткую боль, она тут же накатала заявление на обидчика.

...Полунина сообразила, что к чему, когда было поздно. Когда со всего Калининграда на Клиниче-скую, к ленинградской ментуре, съехались “Патролы” и “Паджеры”, “Лендкрузеры” и “Лендроверы”, “Трупперы” и “Крайслеры”. Взяли управу в кольцо. Бритоголовые качки с похабными татуировками заняли господствующие высоты на всех этажах РОВД. Отовсюду доносился тревожный перезвон мобильников и “базар” по фене.

“Бог ты мой, - опешила Надежда Ивановна, прижимаясь к стеночке. - Куда я попала... Одни бандиты кругом”.

Да, это были мафиози. Самые, что ни на есть настоящие. Самые организованные. Ведь Полунина на своей зачуханной таратайке, пусть даже по незнанию, вторглась в святая святых. Почитай, половине Калининграда было известно, что пятак перед “Александрой и К°” использовался братками как место развода наркодилеров. Здесь героиновые оптовики сдавали товар распространителям, убойное ширево расходилось по “торговым точкам”. А парни с загнутыми пальцами контролировали процесс. И в тот момент, когда полунинские “Жигули” въезжали на стоянку, вовсю шел развод. С инспекционной проверкой пожаловал сам Сергей Уваров. Решил, знаете ли, посмотреть, как идут дела. По понятиям ли делят товар.

... - Спокуха, братан, не дергайся, - вещал по телефону один корефан другому прямо в присутствии Полуниной, - сейчас всё утрясем, у нас здесь всё схвачено. Все менты куплены. Не боись, отмажут Карло. Велика беда - бабе рожу начистил. Херня какая.

Оказалось: не херня. Полунина добилась того, что в дежурке зарегистрировали её заявление. Съездила на судмедэкспертизу. Врач официально задокументировал жуткие побои. Многочисленные ушибы и повреждения внутренних органов. (Несколько недель бедняга провалялась в больнице.) Милиция тянула резину из последних сил, но дальше волокитить телегу на Карло было некуда.

Перед Карло замаячили нары, да ещё по некрасивой статье. Казалось, конец авторитету, кранты.

Но что бы делали бандиты без родной милиции - на помощь смотрящему пришли милицейские следаки. Говорят, они так хитро раздробили дело на эпизоды, что получалось, будто сама Полунина набросилась на громилу и разукрасила его замечательную личность.

Кстати, Карло вместе с кодлой адвокатов придерживался именно такой версии. Так и говорил: дескать, налетела, как коршун, и стала мочить. По всем жизненно важным органам. Измолотила бедолагу до полусмерти. Насилу ноги унёс. Но поверить в ТАКОЕ никто не смог бы даже за очень большие деньги. Больно уж в разных весовых категориях выступали Полунина и Уваров.

Тем временем в квартирку уборщицы зачастили в меру упитанные мужички в полном расцвете сил (спасибо добрякам-милиционерам, подсказали адресок, - прим. ред.). Предлагали, “без базара”, забрать заяву по-хорошему. Угрожали. Но обломались. Маленькая, хрупкая женщина проявила геройский характер. Не испугалась даже кавказцев-заступников Карло. Не собиралась прощать Уварова. Даже под дулом пистолета. Бандиты и те её зауважали. “Несгибаемая баба, - признавались они друг другу, - вот бы нам такого смотрящего”.

Карло стали вызывать на очные ставки. Это авторитету по кайфу не пришлось. Если рандеву с Полуниной он еще как-то выдержал, то на день встречи с истерзанной малолеткой Юлей - сказался больным.

А тем временем, на Нижнем озере, в двух шагах от Ленинградского РОВД, напротив больницы, шёл развод двух группировок. Намечалась грандиозная разборка. Без Карло обойтись не могли. И он прибыл.

Понятно, что обилие дорогущих машин и специфической публики не осталось без внимания. Среди зевак попался один весьма любознательный товарищ. Он узнал в лицо старого знакомого - Карло. Сразу сообразил, что произойдет, если не удастся утихомирить пацанов. Ну и подрулил поближе к дискутирующим. Чтоб запомнить народ, который поляжет здесь с минуты на минуту. Тем паче, что ситуация накалилась до предела. Быки давно перешли на повышенные тона. Несся отборный мат, бряцало оружие.

- Чё те надо, мужик, - наехал один из “бойцов” на энтузиаста, - вали отсюда, пока ноги не выдернули.

- Понял, сынки, понял, - не стал возражать дотошный гражданин. - Я просто так, интересуюсь. Цыплят, знаете ли, по осени считают...

- Катись на хер, волчара позорная, - неслось вслед доброхоту, - ходят тут всякие мичуринцы...

Дядька все-таки обиделся и настучал в милицию:

- Ребята, - схватился он за голову, - у вас под боком сходняк. Сейчас начнется крошево. Торопитесь, чтобы к раздаче не опоздать.

Ему удалось дозвониться до управления по борьбе с организованной преступностью. Через двадцать минут налетели СОБРовцы в комбезах “тиха украинская ночь” и уложили авторитетов рожами в грязь. Болезного Карло тоже не пожалели.

При обыске у разводящего нашли в кармане рубашки пакетик с наркотой.

Впоследствии в штанах выискали микрочастицы другой “дури”.

Короче, Карло погорел. Влип конкретно. И вместо больничной палаты прямиком угодил в камеру СИЗО на улице Ушакова. А потом - получил два года лишения свободы. (Кстати, в это же время в другом зале мужику дали пять лет. За кражу цветов.)

...Выйдя из “пятерки”, Карло перебрался в Калининград.

Арестовывали его ещё дважды: за вымогательство $5.000 (на пару с Арсеном Айрапетовым) и... за незаконное ношение огнестрельного оружия и пайку “герыча”.

Правда, по версии самого Карло, и оружие, и “герыч” ему подбросили (последнее время он ходил с зашитыми карманами). Дескать, он пошёл поздравить крестную мать с наступающим Новым годом... и, едва переступив порог парадной, услышал, как его окликнули: “Серега!” Обернулся - получил удар в лицо - потерял сознание - очнулся - гипс... В смысле, в правой руке - граната “лимонка”, у которой из стального корпуса вместо запала торчит пакетик. А вокруг - довольные опера. И чей-то голос зачитывает понятым уже составленный протокол: “...кроме гранаты Ф-1, у гражданина Уварова обнаружен пакет с героином”.

...Сидел он, впрочем, недолго. Но и этого хватило, чтобы его вторая жена, подсевшая на иглу с его же подачи, спустила на “герыч” все имущество. Маленького Никиту забрала к себе теща Карло. Самого Карло “развенчали”. Литовца уже не было на свете, и никто не мог за Карло вступиться.

А потом он умер. Говорят, перед смертью он почти не выходил из дома. И чувствовал себя настолько плохо, что рвал зубами подушку.

...Хоронили Карло 16 февраля, в понедельник, на “старом” кладбище на проспекте Мира. Все было, как полагается: крепкие, стриженные “под ноль” пацаны окружили церквушку... за гробом шла процессия человек в двести... священник читал молитву... мать рыдала... пацаны бросали горсти земли... могилу завалили дорогими венками... поминки справлялись в “Атлантике”... Братва почтила экс-”смотрящего”. Что ж, похороны в ТЕХ кругах устраивают пышные. Даже тем, кого сами убили. А Уварова не нужно было убивать. Он гнил заживо. А мир белых зайцев и розовых слонов на полном серьезе воспринимал как окружающий.

...Кудряшова тоже похоронили “как надо”. Оба они: Литовец и Карло - лежат в одной земле, куда давно уже не кладут “простых смертных”. И даже не очень простых - не кладут. Людей, являвшихся гордостью Калининграда, везут на 15-й км Балтийского шоссе или в Сазоновку... А эти - лежат в нескольких метрах от памятника первому всенародно избранному мэру Калининграда Игорю Кожемякину.

Впрочем, им самим от этого не легче. Всю жизнь они свели к формуле: “Сегодня в “Мерсе” - завтра в морге”... И кто о них помнит? И что оставили они после себя, кроме пары-тройки сломанных челюстей и нескольких трупов (таких же “бумеров”, как сами)? Да ничего не оставили. И это тоже - классика жанра. Того самого жанра, который не имеет ничего общего с киношной “Бригадой” и песнями Круга... убитого, кстати, кем-то из своих блатных кумиров.

Т. Петрова


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля