Новые колёса

САПОГОМ ПО РЕБРАМ.
В Калининграде быть чеченцем — опасно для жизни

...Наше время - это Время Назначенных Врагов. Тем, кто наверху, годятся любые: внешние, внутренние, политические (то есть инакомыслящие), этнические... журналисты - или противники Нашей Святой Веры (и т.д., и т.п.). Но самый трагический парадокс - то, что происходит в Чечне - и с чеченцами за пределами их республики. С одной стороны, вот уже двенадцать лет идет жестокая война за то, чтобы Чечня оставалась в составе Российской Федерации. С другой - те чеченцы, которые по-прежнему считают себя гражданами РФ и (по разным причинам) не желают принимать участие в вооруженном конфликте боевиков с федералами. (Заметьте: слово “война” применительно к Чечне с высоких трибун не звучит. Официально: федеральные войска пытаются уничтожить “незаконные банд­формирования”... как будто вообще бандформирования бывают законными! Или все-таки случается?)

Так вот, эти чеченцы в России себя не чувствуют как дома. Их гражданские права эфемерны. Собственно, у них есть только одно “право”: в любой момент получить сапогом по ребрам, если их “лицо чеченской национальности” покажется подозрительным какому-нибудь омоновцу; “право” угодить в каталажку по малейшему подозрению в “умысле на террористический акт”, “право” постоянно таскать при себе увесистые пачки документов, чтобы демонстрировать их (документы) по первому же требованию, и... “право” быть превращенным в фарш, если какой-нибудь документ вдруг окажется потерянным или забытым. Или просто вызовет сомнение.

“Чеченец без паспорта - террорист, с паспортом - подозреваемый”, - говорит Салауди Юнусов, живущий в Новгороде, но решивший купить часть дома в Светлогорске у тетки жены (жена у Салауди - русская).

- Недавно я прилетел в Калининград по делам: возникли кое-какие проблемы с оформлением придомовой территории, да и вообще была назначена важная встреча. В аэропорту меня встретил знакомый. Сели в машину. Он говорит: “Я тут у приятелей оставил жену и детей, надо заехать забрать”. Заезжаем. На улице - мать хозяина дома. “Не заходите, у нас идет обыск”. Ладно. Сидим. Мой знакомый начинает нервничать: жена на девятом месяце беременности, одному ребенку три года, другому - полтора. Тут к нам подходят люди: “Мы из УБОПа” (фамилий не называют).

- Предъявите ваши документы, - говорят.

- Пожалуйста.

- Цель прибытия?

- Деловая встреча.

И тут убоповцы начинают материться. Я не хочу повторять всю ту грязь, скажу лишь - оскорбляли нас сугубо по национальному признаку. Объясняли, где наше место и что с такими, как мы, они, убоповцы, делают в Чечне...

Я говорю:

- Что же вы нас поливаете? У вас, между прочим, начальник такой же. Тоже мусульманин. (Начальник УБОПа - полковник Шогенов, - прим. ред.) И тоже “лицо кавказ­ской национальности”.

- А-а, и он тоже чернож...пый! Мы и его скоро отправим куда надо малой скоростью! - и снова мат. Отборный, семиэтажный.

- Послушайте, здесь дети и женщины! Потрудитесь не выражаться при исполнении! Кто у вас старший?

Подходит молодой человек. Нехотя представляется:

- Гусев Игорь Вениаминович.

- Почему ваши люди так ведут себя при женщинах и детях? У нас так не принято.

Он, правда, своим сказал: “Помолчите”. Но неубедительно сказал. На них не подействовало.

А беременную женщину они все не отпускают. Я говорю: “Молодой человек, я - гражданин Российской Федерации. Брат у меня всю жизнь проработал судьей в Чудово под Новгородом, сейчас в отставке. У меня два сына выросли. Мы - нормальные, законопослушные люди. Вот наши паспорта, вот вам моя визитка... Мы хотим забрать женщину, которая вот-вот должна родить, и ее двоих детей. У вас есть претензии к ним конкретно?!”

...Отпустили. Но продержали пять (!) часов. При этом из ее сумки без оформления протокола забрали документы - у нее там лежали мои бумаги, связанные с оформлением землевладения. Я объяснил, что эти бумаги - мои. Мне ответили, что отдадут их на улицу Невского, 42. Так до сих пор и не получил.

Написал и заявление в прокуратуру, и жалобу в суд. Ответа пока не получил.

Еще у меня из гражданского паспорта вынули медполис. А вообще - не вернули доверенность на приобретение комнаты, пришлось выписывать дубликаты.

И вот ведь еще! К тете моей жены, Любови Константиновне Григорьевой (я у нее жилье и покупал), сразу после этого инцидента наведались убоповцы. И предложили ей написать заявление: дескать, чеченцы ее обманули при покупке двух комнат. Они-то не знали, что она моя родственница... А Эльбунаеву - это мой знакомый - гражданский паспорт не отдавали две недели. Намекали: плати $500 - получишь.

А что такое чеченцу две недели прожить без паспорта? Все равно что на минном поле лезгинку плясать... Эльбунаев получил телеграмму о том, что его отец находится в тяжелом состоянии - но улететь домой не смог. Кого это волнует?!.

Говорит калининградец Руслан Хациев:

- В отношении чеченцев на территории Российской Федерации действует секретный приказ №541, которым всем сотрудникам правоохранительных органов и прочих силовых структур предписывается делать все возможное, чтобы жизнь чеченцев стала невыносимой. Так, все въезжающие в Калининградскую область чеченцы, достигшие четырнадцатилетнего возраста, обязаны заполнить так называемый опросный лист, указав № поезда, маршрут прибытия, тейп (родовую принадлежность), вирд (принадлежность к суфийскому течению в исламе). А еще паспортные данные - свои и ближайших родственников, а также сведения о родственниках, проживающих на территории РФ и за рубежом. Кроме того, нужно сообщить, к кому следуешь, на какой срок, с какой целью и какие имеешь связи на территории области и за рубежом...

Никого больше такой унизительной процедуре не подвергают. Что это, если не дискриминация по национальному признаку?

...Недавно Славский РОВД в преддверии празднования 60-летия области осуществлял проверку “лиц кавказской национальности”. Пришли ко мне домой двое сотрудников УБОПа. Спрашивают:

- Где вы собираетесь быть такого-то числа? (Имеется в виду приезд Путина)

- А что, Конституция РФ запрещает мне в этот день находиться там, где я пожелаю?

- Да вы не возмущайтесь. Мы сейчас у всех кавказцев такое спрашиваем.

- А у своего начальника дома были? Он ведь тоже мусульманин, кабардинец.

- Да мы и русских опрашиваем. Тех, которые приняли ислам.

Как же ЭТО назвать, если не разжиганием религиозной и национальной розни?

...По одному из местных телеканалов выступал г-н Крайний - бизнесмен, директор рыбного порта. У него, кстати, дружеские связи с чеченской диаспорой в Москве. И вот в телеэфире звучит: “Мы, жители Московского района, русские, украинцы, белорусы, против строительства мечети”. В Коране, дескать, сказано: “Бей неверных”.

Вот он, экстремизм!.. Самый махровый, круто замешанный на ксенофобии.

Да, Госдума принимает скандальный закон о том, что экстремизмом отныне полагается считать публичную критику, высказанную в адрес государственного должностного лица. Власть - обороняется. Запретить критиковать чиновника - под страхом уголовного наказания - гораздо проще, нежели на критику реагировать.

Чиновники давно установили в стране диктатуру. Которая, как известно, зиждется на подавлении и страхе.

Когда мы, россияне, начинаем обвинять друг друга во всех смертных грехах только за то, что у кого-то из нас кожа чуть смуглее, а бог зовется не Иисусом Христом, а Аллахом - мы очень удобны для господ чиновников. “Перенос агрессии” всячески культивируется. Пусть они (мы, в смысле) ненавидят чеченцев, таджиков, молдаван, негров, евреев, врачей, учителей, журналистов... мальчишек из партии, которую - согласно специально принятому закону - больше нельзя упоминать... пусть распадаются на противоборствующие группировки по национальному или религиозному признаку... - главное, чтобы не сплотились в едином порыве... и не начали вдруг бороться с теми, кто РЕАЛЬНО мешает жить: с коррупцией, наркомафией, “оборотнями в погонах”, продажными судьями и т.д., и т.п. Чтоб не начали строить гражданское общество, в котором человек ощущает себя гражданином всегда - а не только когда к нему обращаются: “Гражданин, пройдемте!”

...А ведь печальный опыт сталинских репрессий показывает: миллионы узников ГУЛАГа прежде свято верили в то, что уж их-то ЭТОТ УЖАС не коснется. Их запихивали в “воронок” - а они верили... Их пытали - а они все еще надеялись, что это ошибка. И давали любые показания - дескать, сейчас я спасусь, а суд потом разберется. И суд разбирался. На всю катушку. Но даже оказавшись в ГУЛАГе они, жертвы вечерние, верили, что все обойдется, что вот сейчас, сейчас... дойдет куда надо жалоба и ТАМ увидят, что законопатили невинного. И - умирали.

Так неужели и сегодня мы повторяем их заблуждения?

Их - жалко. Нам - стыдно.

С. Орлова


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля