Новые колёса

РЕЗАЛИ ПАЛЬЦЫ, ТОПИЛИ В ВОДЕ.
У хозяина такси “Браво” вымогали 1 млн долларов

Казалось бы, кого в нашей стране удивишь рассказами о мошенниках и бандитах, пусть даже они в погонах. Но история, которую рассказал калинин­градский предприниматель Сергей Иванович Зинченко, просто шокирует.

Афера в ГАИ

Первая часть этой эпопеи была опубликована в прошлом номере нашей газеты (“В Калининграде тебя грохнут!” У хозяина такси “Браво” отняли бизнес и деньги”, - “НК” №329). Напомним основные моменты: Зинченко родом из Краснодара. Занимался тем, что гонял машины из Германии в Россию. В 2004 году приехал в Калинин­град - и понеслось... Сначала его кинули на 150 тысяч долларов. Эту сумму он передал местной бизнес-леди Людмиле Беляевой - на покупку десяти иномарок. В результате - ни денег, ни автомобилей, ни помощи от правоохранителей.

Затем Зинченко взял кредит и организовал новое дело - такси “Браво”. Однако едва бизнес встал на ноги, все машины у него отобрали. Как выяснилось, кредитор (ЗАО “Финансово-экономический консалтинг”) подсунул ему договор с заведомо невыполнимыми условиями. Причём сделано это было при помощи сотрудников ГАИ - в процессе постановки такси на учёт инспекторы три дня придирались к транспорту - и пять раз за­ставляли переделывать объёмный договор с кредитором. До тех пор, пока ошалевший от бумажной карусели Зинченко не подписал бумаги, не глядя. И хотя у предпринимателя сохранился самый первый, настоящий экземпляр, добиться правды он так и не смог - связи у “ФЭК” были даже в суде.

Человек из органов

- У меня остался только один автомобиль, а также все ПТС и ключи от тех машин, которые у меня отняли, - продолжает рассказ Зинченко. - Я пытался судиться, обивал пороги - всё тщетно. Потом я эти ПТС и ключи передал следователю по экономическим преступлениям. Дальнейшая их судьба мне неизвестна.

Я открыл ООО “Браво Плюс” и выпустил на линию свою единственную машину. Но ей всячески мешала работать ГАИ. Проще говоря, меня добивали. А я пёр как бык на красную тряпку! Ждал возврата долга от Беляевой (треть суммы она всё-таки отдала), тешил себя надеждой всё реанимировать и кому-то что-то доказать. Сейчас понимаю, что это были иллюзии.

Я занял денег и купил ещё три машины такси. Помогал мне в этом Коваль Вадим Аркадиевич - младший лейтенант милиции, с которым я познакомился после подачи заявления на Беляеву. Фирма вновь стала подниматься.

Однажды Коваль пришёл ко мне с просьбой принять на работу его отца, заместителем директора - подполковника милиции на пенсии Коваля Аркадия Леонидовича.

Я подумал: почему бы и нет? Человек из органов, в годах. Будет легче. Одним словом, взял. Параллельно я снова стал возить машины из-за границы - на заказ, снова появились деньги, и всё, вроде, было хорошо.

В один прекрасный день Коваль-младший предложил перевести его отца мне в компаньоны на условиях 50х50.

Я был крайне удивлён и спросил: “На каком основании? Если вы внесёте деньги в развитие фирмы, то готов подумать”.

Но денег у них не было, поэтому ответ был “нет”. Недельки через три Вадим Коваль снова задал этот вопрос, и я снова ответил: “Нет”.

А потом в Калининграде появился мой бывший партнёр по бизнесу Яковенко Николай Николаевич...

Плата за “крышу”

- Яковенко живёт в Краснодаре и занимается нелегальным производством “самокатной” водки и осетровой чёрной икры, а также курортным бизнесом в Сочи и Геленджике (катера, парашют). Связан с чеченскими, дагестанскими и адыгейскими криминальными группировками Краснодарского края и Москвы.

В 1999-2000 гг. криминальные круги назначили его негласным директором рыбозавода в городе Славянске на Кубани. Настоящий директор там только присутствовал, а руководил Яковенко. Нелегально произведённая осетровая чёрная икра и рыбопродукты отправлялись в Москву. Попытка настоящего директора работать самому была жестоко пресечена - после полученных травм он долго лежал в больнице.

Это всё мне рассказал сам Яковенко. Ну а круг его общения я и так видел.

В мае 2005 года я решил с ним больше не работать, т.к. он фактически не принимал участия в автобизнесе. Яковенко имел большие долги перед людьми из криминальных кругов Москвы - он мне сам об этом говорил. И когда он понял, что я с ним работать больше не буду, то решил меня подставить.

Яковенко втайне от меня приехал в Калининград, встретился с местным смотрящим Валерием Панченко (по прозвищу Панча) и сказал ему, будто я должен 250 тыс. долларов какому-то депутату Госдумы и ещё 70 тыс. долларов - самому Яковенко.

Это было из области фантастики! Но Яковенко всё подвёл к тому, что у меня должны быть большие деньги.

Узнав об этой встрече, я сразу обратился к своей “крыше” - начальнику управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) полковнику Юрию Шогенову и его заместителю Александру (фамилию не помню). Они сказали, что в курсе всего и уже встречались с Яковенко (эту встречу организовал Панченко).

Я спросил, почему меня об этом не известили, и ответ был прост: “Мы хотели посмотреть, что будет дальше”.

Больше они ничего не сказали, но пообещали разобраться и решить проблему.

Шогенов получал от моей фирмы “Браво” 500 долларов ежемесячно. Его зам. Александр получал разные суммы - когда 200, когда 300 долларов. Но он всегда бесплатно пользовался моим транспортом.

Панченко получал 1.000 долларов ежемесячно. С ним меня познакомил лично Александр (заместитель Шогенова). У самого Шогенова были дружеские отношения с Панченко. Я неоднократно присутствовал при их разговорах.

Указанные суммы фирма “Браво” выплачивала регулярно со дня её образования. Это была плата за “крышу” - другими словами, за решение всех проблем, возникающих у фирмы. В 2005 году без “крыши” не могла существовать ни одна более-менее нормальная фирма в России. Да и сейчас, думаю, мало что изменилось.

Деньги будут наличные

- Вскоре я заметил, что за мной следят. Возле моего дома стоял синий “Форд” (“Мондео” или “Эскорт”) в кузове “универсал”. И в нём находились два человека, один из которых - Яковенко. Он сидел на заднем кресле, и когда я позвонил ему на мобильный, он полез в карман, чтобы посмотреть, кто звонит. Но трубку не взял. Минут через 10 они уехали, и больше я с тех пор этого человека не видел.

Калининград. Такси “Браво”. Слева - Сергей Зинченко, справа - Аркадий Коваль

Через некоторое время мне позвонил знакомый - Игорь Мамаев (его отец тоже бывший сотрудник милиции, был начальником отдела кадров) и сказал, что у него есть клиент на два рефрижератора “МАН”, 2002 года. Это был серьёзный заказ - покупатель готов был заплатить 150 тыс. евро.

Я ответил Игорю, что мне это интересно, и он дал номер некоего Алексея Петровича.

Когда мы встретились с этим человеком, он произвёл на меня впечатление скорее продавца груш на рынке, чем покупателя такого класса машин. И вообще в машинах он понимал мало. Он сказал, что послан сюда только организовать покупку грузовиков “для москвичей”.

Во время нашего разговора в зал вошли два человека, пристально посмотрели в нашу сторону и вышли. Меня это насторожило.

Через пару дней я предложил Алексею Петровичу технику. Он сказал, что ему нужно позвонить в Москву и получить разрешение. Через некоторое время он перезвонил и сказал, что всё подходит, и со мной готовы встретиться завтра (17 декабря 2005 года) в 21.00, в ресторане гостиницы “Дейма”.

Я спросил, почему не у меня в офисе, ведь делаем всё официально. На что получил ответ: мол, деньги будут наличные и под расписку. Заказчики доверяют Игорю Мамаеву, а налоги платить ни к чему.

Я позвонил Мамаеву, и он сказал, что хорошо знает этих людей, проблем нет, и он сам там будет. Я знал Мамаева, как охранника одной из фирм Калининграда, да и две легковые машины он у меня покупал. В общем, я поверил.

Стол накрыт

- В Калининграде я был приезжий, город знал плохо, поэтому на встречу поехал на машине своей фирмы. Водителем был Маренков.

Гостиница оказалась на краю города, в глуши, и это меня насторожило. Лишь потом я узнаю, что “Дейму” контролирует какая-то кавказская группировка.

Пока мы ехали, у меня нарастало чувство тревоги, а в голове вертелось много вопросов. Я остановил водителя и хотел было развернуться, но тут позвонил Мамаев и спросил, еду я или нет. Я ответил, что еду, и он сказал, что тоже скоро будет.

Потом позвонил Алексей Петрович и сказал, что все уже собрались, стол накрыт, ждут меня. Я спросил: “А ближе гостиницы не было?” На что он ответил: “У них здесь есть друзья. Да и какая разница?”

Мы заехали во двор гостиницы, и тут заговорил мой водитель:

- Сергей Иванович, я должен вам сказать, что в фирме что-то происходит. Я сегодня случайно подслушал разговор вашего заместителя Коваля А.Л. Он кому-то говорил по телефону: “Это надо делать срочно, потому что он уедет...” (А я и на самом деле собирался на следующий день в Германию, - прим. Зинченко). К тому же Коваль несколько раз встречался со своим сыном и ещё с какими-то людьми. Они вели себя очень напряжённо. Будьте осторожны.

Не знаю, почему, но я вытащил из кармана загранпаспорт и записную книжку и оставил их Маренкову (потом он отдаст их моей гражданской жене Наташе).

Надели мешок на голову

- Я вышел из машины и в дверях гостиницы встретил своего бывшего водителя Игоря Черкасова, которого недавно уволил за хамство и разгильдяйство (к тому же, он имел судимость). На мой вопрос “Что ты тут делаешь?” он ответил: “Случайно”. И быстро ушёл.

Сергей Зинченко

Зайдя внутрь, я сразу узнал человека, разговаривающего по телефону. Это был один из входивших в зал во время нашего первого разговора с Алексеем Петровичем.

Я подошёл к администратору гостиницы, спросил, как пройти к ресторану, и она мне объяснила. (Через 4 часа, когда к ней подойдёт моя жена с моей фотографией, администратор скажет, что меня здесь не видела.)

Я прошёл по коридору, затем через бильярдную и спустился по двум ступенькам к ресторану. Дверь была приоткрыта, а у входа стояли двое парней в чёрной униформе. Я решил, что это охранники. Шагнул внутрь, как вдруг дверь захлопнулась, и кто-то сзади на меня навалился!

Мне заломали руки, защёлкнули на них наручники, и надели на голову чёрный мешок. Стали меня обыскивать, потом бить, а потом подняли на ноги, и кто-то сказал: “Ну, всё, отпрыгался, сука! Вякнешь хоть слово - замочим!” И потащили меня к чёрному ходу.

Когда меня выволокли на улицу, я услышал звук работающего дизельного двигателя, характерный для “Икаруса”, а также голоса людей - мужские и женские. Автобусной остановки там нет - значит, люди загружались или выгружались в гостиницу. И я, что было силы, закричал: “Помогите! На помощь!”

Меня тут же стали бить кастетом по голове и потащили дальше, к машине. Мешок сполз, и я разглядел, что меня сажают в “Форд” - такой же, на каком за мной следили у дома.

Трахать жену всем скопом

- Меня куда-то повезли, затем вытащили из машины и сняли мешок. Передо мной стоял человек среднего роста в очках. Он стал говорить, что я обидел какую-то женщину из Калининграда, а за это надо отвечать (было понятно, что речь идёт о Беляевой). Мне сказали, что я должен денег в Краснодар и Адыгею, а ещё какому-то депутату в Москву. Короче, пока меня будут везти, я должен подумать и эти деньги вернуть.

Пока мы ехали дальше, я слышал, как человек в машине говорил водителю: “Сворачивай налево, там патрулька”. И т.п. То есть он получал команды по телефону - впереди их кто-то вёл.

Мы ехали примерно час, а может меньше, пока не остановились у недостроенного полутораэтажного дома в окрестностях какого-то посёлка. Меня затащили в подвал, посадили на пластиковый стул, руки и ноги примотали скотчем к его ручкам и ножкам. После этого стали задавать вопросы и бить кочергой по голове, плечам, коленям... Несколько раз душили до потери сознания.

Вопросы были примерно такие: сколько мне должна Беляева? Сколько я должен Яковенко? Сколько должен в Москву? Говорили, что деньги нужно вернуть прямо сейчас и я должен сказать, как их взять. А если буду упрямиться, то они сначала привезут сюда мою жену и будут трахать её всем скопом у меня на глазах, пока она не умрёт, а потом порежут меня на ремни.

Я просил их не трогать жену, потому что она не виновата, и сказал, что денег у меня нет. Только 18 тыс. долларов, которые лежали в кармане моей куртки (эти деньги предназначались на покупку такси для фирмы).

Меня снова били и говорили, что, по их подсчётам, у меня должно быть не меньше одного миллиона долларов, и я должен его отдать.

Потом они ушли и некоторое время пили - я слышал звон бутылок. Причём там они говорили на чистом русском языке, а, приходя ко мне, начинали говорить с кавказ­ским акцентом. Было видно, что работают профессионалы и уже не в первый раз.

“Везём тебя убивать...”

- Наутро они уехали и вернулись часа через три очень злые. Видимо, что-то пошло не так. Сразу стали меня бить и орать: “Давай, сука, деньги!” Один из них бил особенно сильно и пытался сломать мне челюсть.

Михаил Мешалкин

Но в моём теле, наверное, включилось второе дыхание, я уже не терял сознание - только делал вид.

Потом они резали мне пальцы на левой руке, протыкали кожу ножом на руках и ногах. В промежутках я слышал, как они говорили, выйдя из комнаты: “Деньги должны получить любым путём. Они у него есть”. Потом они возвращались и топили меня в корыте с водой...

Затем они ушли и, вернувшись через несколько часов, стали быстро меня развязывать и при этом говорить, мол, всё - везём тебя убивать.

Мне снова надели мешок на голову и куда-то повезли. Затем поволокли в поле. Скажу вам, предчувствие смерти - вещь очень неприятная. И главное, ты ничего не можешь сделать.

Они бросили меня в снег, освободили руки, но мешок не сняли, сказав, что я должен не двигаться 10 минут. Затем сунули мне в карман 200 рублей, чтобы я мог добраться до Калининграда, и сказали, что дают мне три дня на сбор денег и что выйдут на меня сами...

Они уехали, а я снял мешок и побрёл в сторону ближайшей деревушки, где горели огни. До неё было километра три. Это оказалась кочегарка детского дома. Я перелез (наверное, с десятой попытки) через забор, подошёл к двери и стал стучать.

Открыли двое мужчин, посмотрели на меня и сказали: “Пошёл отсюда, бомжара!”

Я стал им всё объяснять, дал 100 рублей, и они меня впустили. Разрешили умыться, угостили чаем. Когда я увидел себя в зеркало, моё лицо было раза в два больше, чем раньше, и всё чёрное!

Мужчины сказали, что до Калинин­града 30 км и дали мне мобильник позвонить. Я набрал номер своей диспетчерской, объяснил, что произошло, и попросил, чтобы мой заместитель Коваль как можно быстрее за мной приехал. Но он почему-то приехал только через 2,5-3 часа. Сказал, что хотел обеспечить мне безопасность, поэтому взял с собой двух милиционеров. Впрочем, они проявили ко мне нулевой интерес - даже рот ни разу не открыли.

Выгнали из больницы

- Я обратился за помощью в областную больницу. Рассказал главврачу всё, как было, и он ответил, что должен сообщить об этом случае в ФСБ. Я сказал, что буду очень признателен ему за это.

Сестра Мешалкина, жена милиционера, работала в фирме “Браво” диспетчером

Потом дал 7 тысяч рублей, меня положили в палату и поставили капельницу, хотя у меня была переломана половина тела: сломана грудная клетка, несколько рёбер и зубы, разрыв печени, отбиты почки...

На следующий день произошло невероятное: главврач пришёл ко мне, вернул деньги и попросил уйти из больницы. Он сказал, что не может меня лечить, что у него есть дети, и он не хочет проблем.

В итоге меня выхаживали дома моя жена и её мама. Это они поставили меня на ноги.

Затем я узнал, что 18 декабря (пока меня держали в подвале) со стоянки таможенного оформления ИП Горбачёва (или “Пугачёва” - точно не помню) угнали две принадлежащих мне машины: чёрно-синий “Фольксваген-Пассат”, 1993 года (VIN - WVWZZZ31ZPE183413), и бордовую “Мазду Кседокс-6”, 1992 года (VIN - GMZCA12B5011113).

Это сделали Вадим Коваль (на то время - действующий лейтенант милиции) и водитель моей фирмы Михаил Мешалкин (раньше он тоже был сотрудником милиции). Документы на эти автомобили им передали сотрудники стоянки Александр и Андрей.

В этот же день оба автомобиля были переоформлены в нотариальной конторе на неизвестных мне лиц. Когда я спросил Вадима Коваля, где мои машины, он ответил, что понятия не имеет. Мешалкин и его сестра, которая работала в фирме диспетчером, уволились одновременно, после моего освобождения. Найти их мне так и не удалось.

Кроме того, Коваль - отец и сын - ездили к майору налоговой инспекции Александру Изотову и долго убеждали его убрать меня из фирмы, чтобы дальше работать самим. Изотов был крайне удивлён такими действиями и ответил им отказом.

Отпустили живым

- Я уволил Коваля и стал писать заявления о моём похищении куда только можно - в прокуратуру, УВД, УБЭП... Всё было безрезультатно. Прокурор Калининградской области Владимир Зинык меня даже не принял, сославшись на сильную занятость. А в ФСБ мне сказали, что это не их профиль и мне нужно обращаться в УВД.

Единственный человек, который мне пытался помочь, это следователь прокуратуры Балтийского района Бессонов Андрей Анатольевич. Но эффект от его помощи практически равнялся нулю. В конце концов он дал совет:

- Послушайте меня внимательно, Сергей Иванович. Ваше дело кто-то тормозит сверху, и поверьте, на очень высоком уровне. Я думаю, что у вас очень мало шансов разрешить положительно ваше дело в Калининграде, поэтому я советую вам ехать в Генпрокуратуру России, и как можно быстрее. Будьте осторожны. Думаю, что те, кто вас похищал и вымогал у вас деньги, уже сожалеют о том, что отпустили вас живым.

Я спросил: “Почему вы так думаете?” На что Бессонов ответил:

- Обычно такие дела, как ваше, вызывают в органах достаточно большую шумиху. А в вашем случае всё происходит с точностью до наоборот. Вашему заявлению пытаются не дать ход на достаточно высоком уровне. Делайте из этого выводы.

Я поблагодарил Бессонова за совет и покинул здание прокуратуры. А на следующий день начали происходить очень странные вещи...

(Окончание в следующем номере “НК”)


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля