Новые колёса

Рэкет, мент и… шантаж.
Обэповца А.
Кузнецова взяли с поличным и уволили из милиции «по собственному желанию»

...В эту историю почти невозможно поверить. Именно это обстоятельство зачастую и отличает правду от лжи: преднамеренная ложь обстряпывается гораздо тщательнее и звучит порой убедительней, ее обставляют огромным количеством "подтверждающих" деталей, заботятся о соблюдении причинно-следственных связей, дают продуманную психологическую мотивировку и т.д., и т.п.
Правда же чаще всего нелогична - как нелогична сама жизнь. Вспомните: в важнейших жизненных ситуациях на вопрос, почему ты поступил так, а не иначе, отвечать приходится: "Потому". Потому что сказать больше нечего. То ли бес в ребро толкнул, то ли левая пятка зачесалась, то ли наступило временное умопомрачение...
Итак, рассказывает калининградка Раиса Федоровна Аракелян:
- Моя дочь, Тамара Арниковна Грешило, работала в аптечном киоске на ул. Можайской. У ее хозяйки, Татьяны Федоровны Логвиновой, таких киосков была целая сеть. Тамара проработала семь месяцев. За все это время хозяйка ни разу не проводила ревизию, лекарства продавались с истекшим сроком годности, кассовый аппарат испортился, и никто его не чинил... Дочь сказала, что увольняется. Хозяйка сначала затягивала время, не хотела принимать киоск, уговаривала остаться. Но дочь настояла. Сказала, что болеет и работать не может.
25 января 2002 года хозяйка - без ревизии - пересчитала оставшиеся в киоске лекарства (ключи имелись и у Тамары, и у нее), приняла медикаменты (их оказалось на 16.000 рублей), но акта приема или каких-то еще документов Тамаре не дала, а попросила приехать получить зарплату в ее, хозяйки, квартиру на ул. Нарвской.
Тамара приехала - а ее там уже поджидали. Кроме Логвиновой, там были два бритоголовых "качка". Они закрыли дверь на ключ, а хозяйка сказала: "Тамара, дела твои плохи. В аптеке обнаружена недостача на 63.000 рублей. Пиши расписку, что вернешь эти деньги, иначе я тут же отнесу заявление в милицию".
Тамара заплакала. Спорить или просто послать хозяйку к чертям она не решалась: в двухтысячном году она вляпалась в некрасивую историю с продажей квартиры и получила четыре года условно...
(Тогда у нее заболел сын, денег дома не было ни копейки, она заняла в долг под проценты, а потом выставила квартиру на продажу - при этом факт, что там прописаны несовершеннолетние дети, как-то "замялся". Покупатель заплатил, а сделка была объявлена ничтожной. Возвращать Тамаре было нечего - три дня она провела в камере изолятора временного содержания, а 12 апреля ее судили, - прим. авт.)
И теперь, естественно, больше всего на свете она боялась, что ее условный срок превратится в реальный - а такое вполне возможно, если человек дает правоохранительным органам повод усомниться в его добропорядочности...
Кстати, я думаю, что Логвинова решила ее обвинить в недостаче именно потому, что случайно узнала о судимости. Человек, ходящий "под сроком" - удобная жертва. "Права качать" ему затруднительно.
...Поэтому Тамара просто умоляла ее отпустить. "У меня ничего нет!" - кричала она и плакала. А хозяйка, пожимая плечами, сказала: "У тебя есть квартира, у тебя есть мать".
У Тамары началась истерика. Хозяйка дала ей какую-то таблетку - и больше Тамара ничего не помнит. Она что-то подписала, и ее выпихнули во двор, сказав, что деньги назавтра она должна принести к Балтийскому ОВД, иначе будет заявление.
Она приехала ко мне в ужасном состоянии. Утром мы отправились в Балтийский РОВД вместе - но не для того, чтобы отдавать деньги. У нас такой суммы не было: я - учительница, муж ходил в море, но все сбережения у нас украло государство, заморозив вклады.
...Мы решили подать в милицию заявление.
Дежурный заявление не принял. Сказал: "Все произошло на Нарвской? Вот и двигайте по территориальности в Центральный РОВД".
- Но аптечный киоск находится в Балтийском районе!
- Меня не волнует.
...Когда мы выходили, увидели Логвинову. Но она скорей всего не ожидала, что Тамара придет со мной, матерью. Я сделала попытку с ней заговорить - она молча развернулась и ушла.
Мы поехали к юристу, у него офис на ул. Пролетарской. Он запросил сто долларов. Я говорю: "Господи, да у меня столько нет!" Он: "А сколько есть?" Я: "Сто рублей". Он взял, сколько есть, и посоветовал написать заявление и отправить его в Балтийский РОВД заказным письмом. Мы так и сделали.
Дело поручили работнику ОБЭП Балтийского РОВД Андрею Кузнецову. А он наше заявление отложил, вызвал Логвинову - и она написала свое заявление о недостаче в аптеке уже на $5.000. И Кузнецов начал по нему работать, хотя акта ревизии Логвинова не представила. И вообще: киоск на Шпандине... в день Тамара наторговывала на 300-400 рублей, а хозяйка на эту сумму поставляла ей новые лекарства. Откуда могла взяться такая недостача, если один из "качков" каждый день приезжал забирать выручку?!
Мы - к адвокату. Он сказал: "Гм... Дело сложное, пахнет уголовщиной, платите пятьсот долларов". Мы от него отказались, взяли другого. Который заявил: "Я вам за сто баксов все дело распутаю. И не с такими делами был связан!"
...Шло следствие. И вдруг 13 февраля в час ночи в дверь моей квартиры позвонили. Внук Кирилл (он у нас живет) пошел открывать. На пороге Кузнецов! Я предложила ему пройти в комнату, поставила стул у входной двери. Он сел и говорит: "Раиса Федоровна, я к вам приехал от вашей дочери. Дела ее плохи. Я должен ее арестовать".
Я так и обомлела. Говорю, мол, нет ведь недостачи! А он: "Вы не знаете всех обстоятельств. Она должна вернуть деньги".
Я прямо в ужасе: "Так нет у нас денег!"
Он квартиру скептически осмотрел и вздохнул: "Денег нет, значит, и спроса нет".
Тут я уже начала кое-что соображать: "Ты что, - говорю, - за деньгами приехал?" Он отвечает: "Ну, на первое время можно $500, чтобы я нашел постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Логвиновой".
Я повторяю: "Нет денег, сынок, у нас государство все украло!"
- Меня не волнует.
...Тогда я открыла швейную машинку, достала последние деньги - я их себе на смертный час откладывала - и отдала ему.
Он усмехнулся: "Надо же, я и не знал, что женщины в таких местах деньги хранят!.. Раиса Федоровна, мне вас жалко, но я не один работаю. Приезжайте завтра, я вам дам постановление".
Приехала. Он напечатал и отдает мне - без печатей и подписей. "А печати я поставлю через вашего адвоката!"
...Через день позвонил адвокат. Сказал, что все в порядке. Я приехала, а там сидит его напарник и говорит: "Вот постановление, но вы должны за него заплатить $500".
- За что?!!
- Вы его получили, благодаря моим связям. И вообще... я не один работаю.
- У меня денег нет. Их уже взяли. Тот, кто раньше пришел...
Адвокат поколебался, отдал бумагу и сказал: "Пусть это будет на вашей совести".
...Я обо всем рассказала соседке с нижнего этажа. Та посоветовала обратиться в отдел собственной безопасности УВД. Но тут у меня случился инсульт, я лежала в реанимации в многопрофильной больнице, потом меня отправили в санаторий на реабилитацию...
В августе я вернулась. И тут приходит мой знакомый и говорит: "Ваша дочь заняла у меня $150, сказала, что кому-то должна..." Я ему отдала эти деньги, а сама поехала к Тамаре разбираться. Та - в слезы: "Я не хотела тебя тревожить, но Кузнецов меня продолжал шантажировать, потребовал еще $600. Сказал, что можно частями. Я ему уже два раза отдавала по $ 200 у кинотеатра "Россия".
Выяснилось: чтобы платить Кузнецову, она решила свою квартиру сдавать. Фирма "Мир и дом" обеспечила ей жильцов. Но Кузнецов к тому времени потребовал очередные $200, у Тамары не было ни копейки и в долг взять было не у кого. Тогда она решила сдать квартиру вторично. Фирме "Белый город". И вот это обстоятельство вскрылось. Из фирмы "Мир и дом" обратились в милицию - к тому же Кузнецову. А он уже требовал оставшиеся $200 и грозил, что заведет уголовное дело.
...Короче, мы поехали в ОСБ. Там Тамаре дали помеченные специальным составом купюры по $50, звукозаписывающую аппаратуру. И 23 сентября в 14.00 у кинотеатра "Родина" была назначена встреча. Кузнецов ждал. Тамара стала вынимать из кармана деньги и отдавать ему по $50, чтобы затянуть время. В разговоре он упомянул и про $500, и про уже полученные $400...
Тут его и взяли. В УВД привезли в наручниках. Он взял пятьдесят первую статью - отказ от дачи показаний. А дальше - дело провисло. Вскоре он заявил, что к "Родине" Тамара принесла деньги якобы для того, чтобы он выступил посредником между нею и фирмой "Мир и дом" - вернул им доллары, полученные ею за квартиру. И вот - три года дело путешествует. В Балтийской прокуратуре его прекращают - мол, нет оснований, - областная прокуратура отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела... и так десять раз.
Кузнецова задним числом уволили из органов "по собственному желанию". Тамара еле развязалась с риэлторскими фирмами... Жильцы, хотевшие арендовать ее квартиру через фирму "Белый город", наезжали на нее по поводу неустойки, требовали не только вернуть $200 предоплаты, но и заплатить еще $200... и вообще, сколько потребуют - столько и заплатить. Даже нападение на квартиру организовали. А запуганная Тамара подписывала все новые и новые документы.
Сейчас по факту нападения возбуждено уголовное дело. Из-за всех этих переживаний теперь Тамара инвалид III-й группы и вот-вот дадут II-ю. Судимость у нее погашена, но страх остался.
Видя, что Кузнецов остался фактически безнаказанным, мы обращались во все инстанции. И вот - из Генпрокуратуры России пришел ответ, что дело затребовано в Москву. А я решила прийти в газету, чтобы всем рассказать, как все было НА САМОМ ДЕЛЕ.
...Вот такая дикая ситуация. Я спросила Раису Федоровну:
"А дочь вас, случаем, не обманывает? Не может ведь нормальная женщина тридцати восьми лет с такой легкостью подписывать долговые обязательства? Может, она и вправду мошенница, только неудачливая?"
- Не обманывает, - был ответ. - Просто она так всего боялась, что готова была сделать все, что угодно, лишь бы не сесть в тюрьму.
... Дай Бог и ей, и ее матери уцелеть в жизненной мясорубке! С такой-то патологической склонностью оставлять автографы на финансовых документах... А Кузнецов, говорят, чувствует себя очень даже неплохо. Бывшие коллеги делают все возможное, чтобы под суд он не попал. То ли из желания защитить "честь мундира", то ли... из солидарности? Схема-то, опробованная на деле Грешило, не Кузнецовым придумана и не на нем, попавшемся, кончится. К сожалению.
Когда-то Окуджава пел: "Римская империя времени упадка сохраняла видимость твердого порядка... Цезарь был на месте, соратники рядом... Жизнь была прекрасна, судя по докладам..." А у нас, похоже, и видимость порядка отсутствует напрочь. Прямо не жизнь, сплошная передача "очевидное-невероятное" с криминальным уклоном. В режиме модного нынче реалити-шоу нон-стоп. Не удивлюсь, если г-н Кузнецов теперь снова работает по-прежнему в правоохранительных органах. Уволился-то он "по собственному". Так что восстановиться - легче легкого. Классика жанра!
Д. Якшина
P.S. Сотрудники Балтийского РОВД ситуацию с А. Кузнецовым помнят, но комментировать отказываются: "Гнусная история. Парня подставили. И вообще многие тогда пострадали". Правда, имеющиеся в обвинительном заключении ссылки на магнитофонную запись разговора А. Кузнецова с Т. Грешило (где фигурируют "четыреста" и "пятьсот баксов") ставят версию про "подставу" под большое сомнение. Но... если г-н Кузнецов или кто-то из его экс-коллег будет готов изложить свою точку зрения - мы ее обязательно выслушаем. А вообще - в ситуации, подобной этой, нет ничего хуже неопределенности. И для всех действующих лиц - и для их окружения.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля