Новые колёса

«Проктолог» из УБОПа-2.
16-летнюю девочку жестоко изнасиловали сотрудники милиции


"Когда женщина становится жертвой сексуального насилия - это страшно. Но если насильник - сотрудник милиции... согласитесь, страшнее вдвойне", - так начинался материал "Проктолог из УБОПа", опубликованный в "НК" №209. Напомним, речь шла о том, как старший оперуполномоченный 2-го отдела управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) криминальной милиции УВД Калининградской области Владимир Лущик (впоследствии спешно из органов уволенный) избил и изнасиловал светловчанку Ольгу Комарову (имя и фамилия жертвы по понятным причинам изменены). В день выхода газеты в редакцию позвонила жительница одного из поселков Гурьевского района и спросила: "А если сотрудник милиции изнасиловал несовершеннолетнюю девочку? Тогда как?!"
...Маша Голубева (назовем девочку так) была типичным "домашним ребенком". Воспитанная в семье сельских интеллигентов, она гораздо охотнее проводила свободное время за книгами и компьютером, чем в компании сверстников. Когда Маше стукнуло шестнадцать, ее мать немного забеспокоилась: больше всего на свете ей, женщине веселой и жизнерадостной, не хотелось бы, чтобы ее дочь выросла "синим чулком" и потенциальной старой девой. Она стала, выкраивая копейки из скудного бюджета, покупать Маше модные маечки, заставила дочку постричься и - чего сегодня не может себе простить! - прошлым летом буквально выпихнула ее на дискотеку.
Маша упиралась: дескать, и ехать далеко (поселковые девчонки собирались на танцульки в райцентр), и возвращаться неизвестно как придется, и парни на танцах наверняка будут пьяные... Но мать в тот роковой вечер как будто бес обуял. Все аргументы дочери она отмела с легкостью: мол, и расстояние смешное, и назад соседку Олю на машине подвезут - так и Машу с ней заодно... и парни в райцентре гораздо приличнее, чем в родной "дыре"... и вообще, сколько можно над книжками чахнуть?! Так и юность пролетит, оглянуться не успеешь.
Маша сдалась. Нацепила коротенькую юбчонку, ажурную трикотажную кофточку, подкрасилась... И присоединилась на автобусной остановке к стайке подружек - таких же голенастых тинейджеров.
...А вот домой, в отличие от них, Маша вернулась лишь через сутки, когда ее обезумевшие родители уже не знали, куда им кидаться и где искать дочь. Подружки, приехавшие вовремя, утверждали, что Маше на дискотеке в райцентре не понравилось, она поплясала где-то около часа и пошла на улицу "подышать свежим воздухом". А потом они, подвыпив и познакомившись с ребятами, о ней, честно говоря, и забыли. Решили, что она поехала домой на попутке или каком-нибудь припозднившемся служебном автобусе.
Голубевы сунулись в милицию. "Сколько лет дочке? Шестнадцать?! Ха-ха. Идите... Не иначе, загуляла ваша барышня. Ах, она у вас "не Такая"? Все они "не такие". До первой ночи в кустах", - ответили родителям. И велели приходить с заявлением не раньше, чем на третьи сутки после пропажи.
...Маша вползла в дом глухой ночью. Избитая в кровь, расцарапанная, исщипленная. Из всей одежды на ней были только обрывки грязной ажурной кофточки. На шее - веревочная петля.
Родители онемели. А Маша, не обращая на них внимания, по стеночке проползла в свою комнату и закрылась. Через минуту отец догадался и вышиб дверь - Маша сидела на полу и пилила вены осколком разбитого стакана.
Вызвали "Скорую". Пока она ехала, родителям удалось вытянуть из дочери страшную правду: Машу изнасиловали.
Большего она пока сказать не могла.
Отец тут же принял волевое решение: бригаде "Скорой" ничего не рассказывать, а попросить подбросить до райцентра. Машу завернули в какую-то одежду, договорились с фельдшером - а из райцентра на такси (хлопнув последние деньги) доехали до Калининграда, где у них были знакомые врачи. Хотя, в первую очередь - отец это понял - Маше требовалась не медицинская, а психологическая помощь. Точнее, даже психиатрическая.
Подробности стали известны много позже - когда Машу удалось вывести из состояния, близкого к кататонии. Оказывается, в тот вечер девочка и впрямь вышла подышать свежим воздухом. И - увидела двоих молодых людей в милицейской форме. Они заинтересовались симпатичной девчонкой. Слово за слово - и Маше предложили довезти ее домой на милицейской машине.
Ни в одну другую "тачку" она бы не села, но тут... Правда, из деликатности она стала отказываться. Дескать, у вас служба. Но один из ментов, чуть постарше, резонно заметил, что одиноко стоящая молоденькая девушка провоцирует разного рода "несознательный элемент" на совершение противоправных поступков... А вот если ее доставить домой - это и будет самая настоящая, не формальная профилактика правонарушений.
Сраженная этим доводом Маша залезла в машину. Ее немного насторожило, что "тачка" была обыкновенная, "штатская". Но девочка читала детективы, смотрела сериалы - и потому сама себе объяснила ситуацию: дескать, нынче и оперативники в штатском работают, и машины "маскируются". Так преступников легче ловить...
Она общалась со вторым ментом, сидя на заднем сиденье, когда машина вдруг свернула куда-то на боковую проселочную дорогу. Маша дернулась было с вопросом, но... постеснялась. Все-таки не в попутке едет, чтобы обижать водителя подозрениями... Может, так просто короче?
А через несколько минут мент постарше, сидевший за рулем, тормознул. Вылез. Рванул на себя заднюю дверцу, залез к Маше и молча полез к ней под кофточку. Наивная, она все еще думала, что он шутит... или что он все неправильно понял - и из-за этой короткой юбки и просвечивающейся кофточки принял ее за "такую"...
Она попыталась ему что-то объяснить, но он ударил ее по лицу. Сильно. Так, что рот наполнился кровью. А с другой стороны уже подбирался второй, помоложе...
Сначала они тискали ее на заднем сиденье. Потом, сообразив, что на обивке останутся пятна крови, девчонку выволокли в траву. Она вырывалась - но что может сделать хрупкая шестнадцатилетняя барышня против двоих здоровенных лбов? С нее содрали юбку, трусы. Босоножки слетели...
Ей искусали грудь и шею, мент постарше оказался страшным любителем щипаться - сладострастно, до крови, чуть не урча от удовольствия... Он и стал ее первым мужчиной. А второму - как бы в утешение - предложил отыметь ее в рот...
Потом, когда Маша, избитая, измученная, раздавленная, почти задохнувшаяся, лежала в траве - неподвижно, как мертвая, мент помоложе, в свой черед, предложил товарищу "синхрон" - и они поменялись местами.
А напоследок старший сказал: "Короче, соска! Обо всем ЭТОМ будешь молчать, как рыба об лед. Пикнешь кому - тебе же хуже. Завтра тебя возьмут на улице с пайкой "герыча" на кармане. В СИЗО окажешься - мигнуть не успеешь. А там таких сла-аденьких любят... А то еще поймаю, под мужика положу и скажу, что ты проститутка. Как докажешь? Не девочка уже, любой гинеколог подтвердит. То-то в Запупырловке твоей народ повеселится! Мужики в очередь вставать будут... А юбку твою и трусы я себе заберу, на память..."
...Он говорил еще что-то, но Маша потеряла сознание. Очнулась она уже под утро, от холода. Как добиралась домой, помнит плохо. Кажется, где-то в леске нашла веревку и пыталась повеситься - но веревка оказалась старая, гнилая и оборвалась, не выдержав тяжести тела.
...Что же было потом? А ничего. Машу до сих пор лечат. Слава Богу, обошлось без заражения какой-нибудь венерической гадостью, но у девочки серьезные гинекологические проблемы. Изменился и характер: Маша то месяцами пребывает в депрессии, то - истерически весела и раздражительна. Начала курить. Учебу почти забросила и умоляет родителей лишь об одном: переехать в Калининград. По поселку давно пошли слухи о том, что ее изнасиловали.
Отец Маши попытался - несмотря на ее сопротивление - обратиться в милицию. Но... заботясь, в первую очередь, о психике девочки, родители отвезли ее в судмедэкспертизу на третий (если не на четвертый) день после случившегося. Плюс все это время Маша сидела в ванне часами, пытаясь отмыться - хотя бы снаружи. Так что Голубеву ясно дали понять, что НИЧЕГО доказать он не сможет.
А в приватной беседе мужики-односельчане ему намекнули, что менты эти - Олег и Толик - в округе хорошо известны. И "шалят" они так не впервые... просто раньше "отлетали" по девицам, готовым на все ради пары стаканов портвейна, - а тут их на "малосольное" потянуло. Свежатинки захотелось. И вообще - свидетелей-то нет! И то, что парни были в милицейской форме, видела только Маша - а кто ж им верит, жертвам изнасилования?..
Кстати, через пару дней после визита старшего Голубева в райотдел, к Маше "на огонек" заглянула поселковая девица и, хихикая, передала ей привет от Олега - "ну, того, у которого твоя юбка осталась..."
Так и живут Голубевы. В стране, где фантастика Рэя Бредбери кажется детскими сказками - по сравнению с окружающей реальностью.
"Моя милиция меня бережет" - интересно, расплатился ли Маяковский на том свете угольками за эту циничную фразу?
И вот ведь что поразительно: к ментам-беспредельщикам мы относимся примерно так же, как в каком-нибудь "Властелине колец" герои относятся к оркам и гоблинам. Типа, это абсолютное зло, с которым, конечно, можно сражаться (если ты Арагорн, а твои друзья - эльфы), но лучше воспринимать его как не подвластную тебе инфернальную данность. В смысле, прикинуться ветошью и не отсвечивать. Потому как, что позволено Юпитеру - не дозволено быку. А все население, не состоящее во "внутренних органах" - не более чем, "терпилы". Состоявшиеся или потенциальные.
Вон, давеча в Калининграде ребята из ОМОНа на глазах у кучи свидетелей избили в кровь водителя "двадцать седьмого" автобуса - а пресс-центр УВД, комментируя ситуацию, обнадежил: если факты подтвердятся (?!), к виновным будут приняты жесточайшие меры. Вплоть до увольнения из органов (!!)... Так давайте тогда со всеми так: измолотил до полусмерти прохожего на улице - получи, гад, по полной программе, до увольнения с работы включительно! И такое у нас с вами пойдет правосудие - по крайней мере, одинаковое для всех.
...Кстати, возвращаясь к "Проктологу" из Светлого... Владимир Лущик (упоминавшийся нами в начале этого материла) был уволен из органов задним числом (Ольгу Комарову он изнасиловал 24 мая прошлого года, находясь тогда в очередном отпуске). Ибо, как только в отношении него было возбуждено уголовное дело, помощник начальника УБОП КМ УВД Калининградской области С. Святогор потребовал написать рапорт на увольнение из органов... от 19 мая.
И уволили Лущика 20-м числом - чтобы, в случае чего, никто не мог утверждать, что преступление было совершено действующим сотрудником милиции.
Так вот, этот самый Лущик, находясь под следствием, получал предложения насчет трудоустройства из самых разных структур УВД (в транспортную милицию его приглашали, к примеру). Никто не сомневался, что он выйдет сухим из воды. Но! Обвинение четко вело свою линию - и Светловский городской суд на днях приговорил В. Лущика к пяти годам лишения свободы.
Конечно, он подал кассационную жалобу, и областной суд вполне может ее удовлетворить. Но... так бы хотелось верить в торжество справедливости, пусть даже в одном конкретном случае.
А созданный прецедент, глядишь бы, подтолкнул и остальных жертв - тех, кого насилуют разные-всякие Олеги, Толики, Васи и Феди в погонах - не отмалчиваться из страха перед Системой, а бороться. За свое личное право быть человеком - а не жертвой, и тем более, не "терпилой".
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля