Новые колёса

«Признайся, ты — маньяк!» Как милиция ищет убийцу 12-летней девочки


...Кристину Гевондян убили 30 января. В прессе уже сообщалось о том, что 12-летняя девочка, как обычно, в 17.00 вышла из школы №4 в Калининграде, где училась. Позвонила по мобильному маме. Идти до дома на ул. Катина - максимум пятнадцать минут. Поэтому, когда через сорок минут Кристина не появилась, ее старшая сестра, встревожась, позвонила маме, та - в милицию. Отец девочки предположил, что искать ее нужно в районе озера на ул. Катина. С оперативником Центрального РОВД проехали по обычному маршруту, каким Кристина всегда возвращалась из школы.
...Девочку нашли в ручье, на пересечении улицы Катина с переулком Спортивным. За сто метров от дома. Голенькая, она лежала в воде. Одежда и рюкзачок (с мобильным телефоном, который не привлек внимания преступника) были аккуратно сложены на берегу. По заключению экспертов, Кристину утопили. Предположительно, в 17.30. Видимых следов насилия на теле не обнаружено. Мотив убийства, скорее всего, сексуальный. Опрос местных жителей показал: многие слышали истошные крики ребенка... потом вдруг чудовищно завыли собаки. Но на помощь никто не вышел. Такое у нас время.
Поиск возможных свидетелей практически ничего не дал: вроде бы один человек видел, как в тот роковой вечер девочка, похожая по приметам на Кристину, шла по улице в сопровождении высокого мужчины, но...
Между тем, три года назад, в январе 2003 года на том же месте произошла похожая трагедия: десятилетняя Даша Квашнина днем каталась на горке возле родной 21-й школы, около 17.00 часов пошла домой в конец улицы Бассейной... и пропала. Спустя некоторое время ее обнаженное тело было обнаружено в злополучном ручье. Девочка была изнасилована и утоплена. Расследованием занималась прокуратура Центрального района, но дело до сих пор не раскрыто.
...Естественно, два эти чудовищных случая заставляют предположить, что в районе улиц Спортивной, Бассейной и Катина живет (работает, проезжает... приходит в гости и т.д., и т.п.) преступник с маниакальными наклонностями. Округа - в ужасе. Родители встречают детей после второй смены в школе. Дети, живущие на Катина, Закавказской, Красносельской, возвращаются домой группами... Страшно всем - даже тем, чьи пути не пролегают через роковой треугольник.
Кристина, по словам знавших ее людей, была умной, скромной, хорошо воспитанной девочкой. Очень домашней. В школу за ней почти всегда приходили мама или бабушка. Представить, что Кристина по доброй воле отправилась на пустырь (глухое место, заросли, болото) с незнакомцем, практически невозможно: ее или уволокли силой, или... преступник на редкость хитер и обладает магнетическим даром воздействия. Или - не внушает подозрения в силу каких-то своих специфических особенностей.
Впрочем, об этом - чуть ниже. А пока - прокуратура Центрального района Калининграда, кажется, убийцу уже "назначила".
...Роману Б-бову (фамилия и координаты - в редакции) тридцать четыре года. В девяносто четвертом он с родителями приехал сюда с Украины, к бабушке. Здесь заканчивал одиннадцатый класс. (Восемь месяцев назад бабушка умерла.) Роман - дизайнер. Семья Б-бовых живет довольно замкнуто, Роман практически не общается: разные у них интересы. Никаких проблем с правоохранительными органами у Романа никогда не возникало. На учете в психоневрологическом диспансере он не состоит и никогда не состоял. Имеет водительские права. Не пьет. Читает книги, рисует - в том числе иконы.
Короче, выделяется среди окружающих. (Публика на ул. Катина в основном обитает попроще. Под окнами у него - женское общежитие, куда к своим веселым подружкам каждый вечер наведываются поддатые парни. В коммуналках - выпивка и мат. Не Версаль, одним словом.)
Это, очевидно, и привлекло к нему внимание следователей прокуратуры.
- История началась в сентябре 2005 года, - говорит Роман. - Я тогда работал вместе со своим отцом в бригаде землекопов в Чкаловске. Мне нравится иногда заниматься физической работой - она беззаботная, да и форму помогает поддерживать.
Однажды вечером папа и несколько других рабочих выпили. Начальник купил себе микроавтобус - обмывали. Их забрали в милицию. Якобы они безобразили: ругались матом в общественном месте и т.д. Вечером нам домой позвонил Чкаловский участковый Короткий и сказал: "Романа надо позвать... Вашего отца задержали пьяного, приедьте за ним, иначе он будет задержан на пятнадцать суток. И привозите 500 рублей".
Я был против. Какие пятьсот рублей?! И куда ехать на ночь глядя? Но мать, как потом выяснилось, потихоньку взяла деньги и поехала в Чкаловский участок милиции. Но там у нее спросили: "Какие пятьсот рублей?! У нас штрафы по 1200. Ничего с вашим мужем не будет, переночует у нас и вернется".
А в воскресенье (их забрали в субботу) участковый Короткий вдруг начал спрашивать у отца: "Вы знаете, что в Чкаловске произошло убийство?" Оказывается, где-то в стороне от нашей стройки в субботу изнасиловали и убили старушку. Отец, естественно, ничего не знал: землекопы во время работы из своих траншей не высовываются. Тогда Короткий, выразительно поигрывая дубинкой, предложил отцу подписать чистый лист бумаги. Тот побоялся спорить - и подписал. Его и других работяг отпустили. В понедельник все мы вышли на работу, и претензий к нам ни у кого не возникало.
...И вот, первого февраля к нам неожиданно заявился этот самый Короткий. Вместе с нашим участковым Макаркиным.
- Роман, давай поедем по делу об убийстве старушки...
И так он себя развязно вел (глаза горят, кричит, смеется), что я сказал: "У нас коммунальная квартира, нельзя ли потише? И вообще - заниматься надо настоящими преступниками. Вон, у нас под окном..."
Он аж подпрыгнул: "А что под окном?!"
Как будто мы могли не знать ЧТО. 30 января мы видели, как стояли милицейские машины, слышали, как ужасно кричала какая-то женщина... Потом из новостей узнали об убийстве девочки...
На следующий день мы с мамой пошли в райотдел. Но там по чкаловскому делу меня ни о чем не спрашивали, а прицепились к паспорту - у меня старый, советского образца. Так получилось - не успел переоформить вовремя. Они говорят: "Надо сделать фотографию. Мы вам поможем". Сфотографировали в профиль и анфас... А вечером 3-го февраля к нам домой приезжают оперативники из "убойного" отдела: "Проедем!"
Мы говорим: "Хорошо. Только мы поедем отдельно. Не на виду у всего дома чуть ли не в наручниках".
Приехали. Следователь прокуратуры Центрального района Илья Минченко допрашивал всех троих: отца, мать (по часу каждого). Потом взялся за меня. И вот тут мне вдруг стало страшно. Минченко - года двадцать два. Мои показания он записывал, стуча одним пальцем по клавиатуре компьютера. В кабинете присутствовал и Короткий. И вели оба они себя так, точно они - дети и играют не то в сыщиков, не то в психиатров.
Меня спрашивали, где я находился вечером 30 января. Отвечаю: дома.
- Что слышали?
- Крики какие-то. Но там всегда крики. То молодняк до четырех утра тусуется, то семейная пара ссорится, то девчонки из общежития визжат. Собственно, мы обратили внимание только на отчаянный крик женщины... Она так кричала, что мама в пижаме выскочила посмотреть в окно.
- А вот у вас царапина на лице? Откуда?
- Дней шесть назад задел за дверь. Мама смазала йодом. (Тут Короткий ехидно хихикнул.)
- А почему ты волосы подстриг?
- Время от времени я подстригаюсь полностью.
...А дальше пошли вопросы "психологические".
- В армии служил?
- Нет. Меня хотели взять, но мама доказала, что с таким заиканием, как у меня, я годен только в военное время.
Минченко оживился. (Потом, оказывается, он моей маме сказал: "Вы знаете, это лечится. У меня самого это было, я до семи лет не разговаривал - меня собака напугала"). В общем, следователь спрашивает:
- А чего ты в детстве испугался? Может, в прошлом против тебя было совершено преступление?
Причем Минченко явно подразумевал: сексуального характера. Мне скрывать нечего. Когда мне было года два, я играл с большой пуховой подушкой и флаконом одеколона. И вдруг отвинтил крышечку и весь одеколон пролился на подушку. А дедушка мой, сейчас покойный, на меня закричал, и лицо у него было такое страшное, что меня как замкнуло. Вечером пришла мама - а я ни слова сказать не могу. Меня лечили, вроде все прошло. Но года через три в Евпатории мы с отцом пошли купаться - и меня с головой накрыла волна...
Честно говоря, мне заикание никогда не мешало. Никаких комплексов по этому поводу я не испытываю. Никто из тех, кто меня знает, не может сказать, что у меня какие-то психологические проблемы... Я говорю Минченко: "Вы что, в психолога играете?" А он отвечает: "Я проходил курс криминальной психологии".
Тут мама засунулась в кабинет, робко так, а он как рявкнет: "Я сказал, вышла отсюда!"
Участковый Короткий у меня спрашивает: "А в Чкаловске хорошо поработал, понравилось?"
- Ну да.
- А домой ты в ТОТ вечер пошел по какой улице?
- Как обычно, по Беланова.
- Не-ет, ты в тот день не той дорогой пошел. Двенадцать человек из бригады показали, что ты свернул за стадион... И отец твой показал то же самое!
- Но это ерунда! (Позже, естественно, выяснилось, что отец этого не говорил.)
Потом пошли вопросы: "Почему у тебя до сих пор нет семьи? Почему детей нет? Почему живешь без женщины?"
- Недостаточно средств, чтобы позволить себе ее содержать. Я не хочу, чтобы жена и дети жили в бедности.
Минченко: "Ага. Семью заводить не собирался. А вот собрался, девчонку попробовал и скинул в озеро". И в глаза мне пристально смотрит.
Кстати, они меня до этого спрашивали, кто, с моей точки зрения, это мог быть. Я говорю: "Ну я же не знаю обстоятельств дела. Место людное, сейчас зима - все хорошо просматривается. Из общежития вообще все видно".
Он: "Место-то людное, но в 2003 году там было совершено аналогичное преступление. А вы где, кстати, были?" А я про то преступление даже не слышал. Как-то мимо меня прошло.
Короткий спрашивает: "А вы иконы почему писать начали?"
Ну, как тут ответишь?.. Просто так на такие вопросы ответить нельзя.
- А когда вы их писать начали? Ваш отец сказал, что в 2003 году...
- Во второй половине 90-х. (А сам понимаю: он намекает на то, что я-де убил - и настигло меня позднее раскаяние.) В общем, реакция их на мои ответы была с точностью до наоборот. Видимо, не те курсы по психологии им читали.
Предложили мне состричь ногти на экспертизу. Пригласили двоих сотрудников в качестве понятых. Я не боюсь экспертизы... Но, когда обрезки моих ногтей запечатали в мешочки, я начал опасаться подтасовки. Говорю: "Я без адвоката".
Минченко: "Вы имеете право отказаться. Но лучше сразу, а то мы и подозревать начинаем".
А Короткий мне сказал:
"Роман, ты убил. Это все понятно. У меня триста раскрытых дел, я много повидал, я чувствую, что это только ты. Ты не обычный человек, ты умный, неординарный, но ты очень болен. Есть два Романа: один умный, интеллигентный, а второй - чудовище. Второй Роман совершает преступление..."
- ...а первый Роман об этом не знает? - перебиваю участкового. Ей-богу, мне даже смешно стало. А он продолжает: "Признайся. Ты не сядешь в тюрьму, будет медицинское освидетельствование..."
Я говорю:
- Если аналогичное преступление уже было - чего же вы не повесите на общежитие WEB-камеру?
Он: "А откуда ты знаешь, что там ее нет?!"
- Если б была, меня бы тут не было.
...Отпустили меня, так и не сказав, кто я: свидетель или подозреваемый. Формально - я свидетель по чкаловскому делу. Реально: на меня, похоже, хотят повесить два, если не три убийства.
Короткий о чем-то поговорил с нашей соседкой по коммунальной квартире. И теперь стоит нам появиться дома, она бежит звонить - а через минуту перезванивает он. Нам. Трубку берет мама - Короткий представляется моим товарищем... Какие-то соседки смотрят на наши окна.
А недавно заявились две девушки. Соседка вызвала маму. Девушки вроде бы искали какого-то Белова: "Может, Роман знает? Позовите его, пожалуйста". Мама попросила их уйти. Они подчинились с большой неохотой.
Кто это все устраивает? То ли Минченко решил провести незаконную очную ставку... то ли показать меня кому-то, чтобы потом меня "опознали"... то ли это были родственницы погибшей девочки... Ведь слух по округе уже пошел. От нас все шарахаются, как от зачумленных. А могут и отомстить.
Что будет дальше, не знаю. Мы боимся. Вынуждены нанять адвоката, написали жалобу на действия сотрудников правоохранительных органов в прокуратуру, но... В любой момент меня могут увезти в отделение, закрыть в камеру, начать выбивать признание... А настоящий убийца останется на свободе. Зачем его искать, если есть я - человек, наверное, не очень понятный для 22-летнего мальчика-следователя, а потому - подозрительный.
...Писать журналисту о таких вещах всегда трудно. Понятно, что ни один убийца не признается с готовностью: вот он я, вяжи меня, ребята... В этой ситуации лично мне особенно трудно еще и потому, что следователь Минченко - мой бывший ученик. Деликатный, добрый, хорошо воспитанный юноша - и я не могу представить, ЧТО нужно было с ним сделать за 5-6 лет, чтобы скромный юноша, тонко чувствующий литературу, начал орать на женщину, годящуюся ему по возрасту почти в бабушки: "Я сказал, вышла отсюда!"
Наверное, это общая беда нашего сыска: матерых следаков и оперативников в органах практически не осталось, "важняками" становятся вчерашние студенты. В самом деле, КАК объяснить мальчишке (который к тому же опьянен сознанием своей власти и могущества - ведь судьбы тех, кто попадает в его кабинет, в его руках) некоторые материи, познаваемые лишь с возрастом? Ему, в его 22, кажется, что весь мир - на ладони, и что если в тридцать четыре года мужчина не женат, бездетен и не имеет постоянной любовницы - значит, он чертовски подозрителен. А если еще и не курит - не пьет... все. Финита. Извращенец.
...Мы не защищаем Романа Б-бова. Не наше это дело. К тому же мы не обладаем всей полнотой информации. Просто мне очень хочется напомнить своему бывшему ученику: читать надо внимательней. Тексты. (В том числе и краткий курс криминальной психологии.) Помните? Геннадий Михасевич, маньяк, число жертв которого перевалило за два десятка... Он подсаживал в свой красный "жигуль" одиноких женщин, голосовавших на дороге, завозил в лес, насиловал и душил шарфом, косынкой или пучком травы. За тринадцать лет охоты на Михасевича вместо него было осуждено 14 человек. Причем один из них был расстрелян, другой пытался покончить с собой, третий отсидел в тюрьме десять лет, четвертый после шести лет заключения ослеп... А Михасевич, коммунист, примерный семьянин, отец двоих детей, был еще и внештатным сотрудником милиции и активно помогал "ловить опасного маньяка".
В апреле 1988 года в Свердловске задержали сексуального маньяка Фефилова: шесть убийств были совершены им весной, первые - практически на одном и том же месте. Вместо него в апреле 1984 года одного арестованного приговорили к высшей мере наказания, а на другого повесили два убийства, и он скончался от побоев в больнице СИЗО: не хотел "признаваться". Фефилов, кстати, тоже был примерным мужем и нежным отцом.
Да мало ли! Самый свежий пример: паренек, недавно выигравший суд в Страсбурге. Его обвинили в изнасиловании и убийстве девушки, вынудили признаться. Чтобы прекратились изощренные пытки, парень принял вину на себя - и выбросился из окна. Сломал позвоночник. А "убитая" девушка на следующий день вернулась домой.
Есть и еще одна закономерность, о которой говорят психологи: маньяками-убийцами почти никогда не становятся люди, одаренные творчески. Какие бы "тараканы" не маршировали у них в головах. Есть такое понятие - сублимация.
...Так стоит ли запугивать Романа Б-бова, который, надо думать, привлек внимание следствия только тем, что: а) живет близко от места преступления; б) производит впечатление человека, которого легко сломать.
Возвращаясь к тому, с чего мы начали: Кристина вряд ли пошла бы куда-нибудь с таким незнакомцем, как Роман. Двенадцатилетним девочкам внушают безотчетное доверие несколько иные мужчины. Один из вариантов - мужчины в форме. Милицейской, военной... А почему бы и нет? Еще Честертон говорил о том, что люди в форме становятся как бы "невидимыми": люди ведь не задерживают взгляд на том, что не кажется им подозрительным. А что может быть респектабельнее офицера, нежно ведущего за руку "дочку"? Или сотрудника милиции, который просит девочку оказать ему помощь - на секундочку отойти в сторону и на что-то там взглянуть?
Или вообще, почему бы не предположить, что Кристину убили по каким-то другим мотивам, а "почерк" первого преступления имитировали - скажем, имея доступ к материалам первого дела? Понятно, что все эти версии - умозрительны. Но... не умозрительнее вины Романа. Опять же: если бы против него имелись хоть какие-нибудь конкретные улики, надо думать, его давно бы "закрыли". Когда же человеку говорят "Ты убил" - и тут же его отпускают (не только не предъявляя обвинения, но и вообще не формулируя внятно претензий), согласитесь, это означает, что "субъективные ощущения" участкового Короткого - лишь его субъективные ощущения. И если следствие окажется на ложном пути, то где гарантия, что не случится еще одная чудовищная трагедия и через какое-то время в ручье не обнаружится еще одно тельце.
Д. Якшина
P.S. Пока готовился материал, Роман, обратившийся в редакцию с просьбой о помощи, от публикации отказался. Точнее, за него это сделала мама. Дескать, на карту поставлена его карьера - вдруг клиенты (Роман работает дизайнером) узнают о подозрениях в его адрес?
После долгих размышлений, интервью мы решили все-таки опубликовать. Потому что в ТАКОМ деле надо думать прежде всего о детях - о погибшей девочке, найти убийцу которой поможет любая информация, и о тех, кто еще жив... кто ходит мимо этого проклятого ручья... и кто будет ходить мимо него завтра. И кого, быть может, уже караулят.
В прессе проскользнуло упоминание о том, что Кристине в ночь накануне гибели приснился вещий сон: за ней гнался маньяк. Девочка проснулась в ужасе. Но 12-летним девочкам, как правило, ни с того ни с сего маньяки не снятся. Не был ли этот ночной кошмар отражением чего-то реально происходившего в ее жизни? Может, она стеснялась или боялась сказать родителям о том, что ее преследуют? Или сама не понимала, что происходит, но кожей чувствовала на себе чей-то пристальный недобрый взгляд? Взгляд, который и сейчас скользит по другим детям. НАШИМ детям, спаси и сохрани их Господь. Больше надеяться не на кого.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля