Новые колёса

ПОСЛЕ РЕЙДЕРОВ — ПРИШЁЛ КИЛЛЕР.
Кто заказал основателя “Ясной поляны”

Мы продолжаем очень непростую тему, начатую в прошлом номере “Новых колёс”. Тогда мы говорили о том, КАК в центре Калининграда среди бела дня 18 июня был убит предприниматель Алексей Грядовкин. Сегодня мы попытаемся ответить на вопрос: ПОЧЕМУ он был убит?

“Золотой дождь” им не светит

Когда “заказывают” бизнесмена, это, как правило, делают его враги... или его должники... или компаньоны... или потенциальные наследники.

Родственникам смерть Алексея Грядовкина была ни к чему (даже если говорить предельно цинично): после себя он оставил не миллионы, а долги. И “спорные” фирмы. И активы, которые вроде бы есть, но когда их можно будет обратить в звонкую монету (и можно ли это сделать в принципе) - большой вопрос. Семья Грядовкина - его жена и малолетние дети, мать-пенсионерка (в прошлом учительница) - после гибели кормильца остались фактически без средств. Ладно хоть, он успел приобрести квартиру (ещё совсем недавно семья снимала жильё). И “золотой дождь” им не светит.

Кредитором он тоже вроде как не был. Скорей его можно назвать должником - если суммировать и обязательства перед дольщиками “зависшего” элитного жилого комплекса “Ясная поляна”, и займы, числившиеся на его фирмах и на нём как на физическом лице. Когда друзья говорили Грядовкину, что ему нужно усилить охрану, он только отшучивался. Мол, он должник, а таких холят и лелеют, иначе “прощай, финансы, навсегда...”

А вот что касается врагов - как и компаньонов, тут дело сложнее.

“Он нужен нам живой”

Рассказывает исполнительный директор “Эликом Р.С.” (т.е. фактически директор стройки в “Ясной поляне”) Вячеслав Романов (кстати, в прошлом следователь прокуратуры):

Алексей Грядовкин ценой своей жизни, но всё-таки построил “Ясную поляну”

- Всех сотрудников “Эликом Р.С.”, “Геррос” и других фирм, имевших отношение к Грядовкину, сейчас вызывают на допросы. А мы пытаемся доказать, что НАМ Грядовкин был нужен живой.

На наш взгляд, его “заказали” те, с чьей подачи в последнее время предпринимались попытки рейдерского захвата его предприятий. Ситуация осложнялась тем, что “наезд” на Грядовкина осуществлялся очень грамотно и, если можно так выразиться, многоканально. Понимаете, на Грядовкина было многое завязано лично. Он один обладал полнотой информации, он сам выстраивал отношения с соинвесторами...

Так, в марте этого года мы с Артуром Пахуновым (финансовый директор “Эликом Р.С.”) были на стройке в “Ясной поляне”, проводили совещание. Вдруг мне звонит Яна Устьянцева, директор предприятия по производству соков (основной проект Грядовкина - завод безалкогольных напитков в Старой Ладоге под Санкт-Петербургом, - прим. авт.) и спрашивает: “Вячеслав, вы что, меня уволили?”

- Да нет, - говорю, - с чего ты взяла?

- Я стою в налоговой инспекции, сдаю отчёт, а передо мной стоят мужчина и женщина, которые принесли на регистрацию документы по смене гендиректора на нашем заводе.

- Мы никаких изменений не вносили! Выхватывай документы, визжи, зови охрану!

...Яна закричала, вырвала из рук женщины протокол; вызвали полицию. Мужчина сразу сбежал, женщину задержали, но в общей суматохе она отпросилась в туалет и улизнула.

Полковник милиции

- Мы созвонились с начальницей налоговой инспекции, объяснили, что никаких изменений никуда не вносили, моя подпись - поддельная, господин Лакоба Джон Константинович, который должен был стать директором завода, нам неизвестен и т.д., и т.п.

...Пока мы собирались в Питер, те же люди ЕЩЁ РАЗ сдали документы в питерскую налоговую! Но там начальница оказалась вполне адекватной. Когда я прилетел и объяснил, что подпись на представленных договорах не моя, она сказала: “Хорошо, давайте соответствующее письмо. Мы никакие риски на себя брать не будем”.

А в Калининграде мы зашли на сайт местной налоговой инспекции - и обнаружили, что документы на перерегистрацию были внесены по всем нашим десяти предприятиям! Якобы мы продали свои доли, изменили юридические адреса... Все документы сдавал Леонид Сергеевич Козлов, полковник милиции, бывший начальник Ленинградского РОВД Калининграда, а затем - официальный помощник Сергея Дмитриевича Козлова (экс-депутата областной Думы и экс-банкира). С.Д. Козлов оформил ему нотариально заверенную доверенность. Так вот Леонид Козлов во всех десяти предприятиях должен был стать директором!

“Охрана! Уберите их отсюда!”

- Мы кинулись к начальнице инспекции №1 г-же Луговской (её офис расположен на ул. Озерова в Калининграде). Объяснили, что протоколы собраний учредителей сфальсифицированы, никаких решений о внесении изменений в учредительные документы нами не принималось.

Луговская нас выслушала, вроде бы отнеслась с пониманием, сказала, что по ООО никаких изменений регистрировать точно не будет, а что касается ЗАО - проконсультируется в вышестоящей инстанции. Но потом, насколько нам известно, было некое совещание у очень высокого руководства - и Луговская перестала отвечать на наши телефонные звонки. А когда мы явились в назначенное Луговской время - выяснилось, что нас никто не ждёт.

Мы кинулись в управление ФНС по Калининградской области, к г‑же Сорокиной. Ждали её у крыльца.

Сорокина подошла, мы говорим: “Происходит рейдерский захват, хотим попросить помощи”. Она как закричит: “Охрана! Уберите их отсюда! Что за беспардонность?! Я только вошла в здание, а вы на меня набросились! Приходите в приёмный день! Напишите заявление!”

Помогли только сотрудники ФСБ

- Мы ушли. Но ждать приёмного дня мы не могли: пока он наступит, все изменения с подачи рейдеров уже будут официально зарегистрированы. Мы написали заявление в полицию, привлекли ФСБ, обратились в правительство...

Спасибо сотрудникам ФСБ - они произвели выемку фальшивых документов в налоговой инспекции. Но г-н Козлов в тот же день сдал новый пакет - на изменения в “Эликом Р.С.”.

Тогда мы были вынуждены вспомнить о займах “внутри” наших предприятий - и под этим соусом обратились в третейский суд. И попросили наложить на все наши фирмы обеспечительные меры. Сами развезли соответствующие бумаги - и на время себя обезопасили.

Параллельно с этим стало известно, что в декабре 2011 года в арбитражном суде было вынесено решение по иску ООО “Телекоммуникации и сервис-Диалог” (генеральный директор Виктор Алексеевич Морар) к ЗАО “Группа компаний ГЕРРОС”.

Якобы Грядовкин в 2008 году отдал в залог Морару все свои фирмы - включая те, которые в будущем будут им созданы (в иске упоминались и те фирмы, о “наличии” которых в 2008 году Алексей даже не подозревал).

Подпись Грядовкина на залоговом попечительстве была сфальсифицирована. В связи с этим Грядовкин собирался давать образцы своего почерка (подписи) в суде. Теперь уже не даст...

В общем, это арбитражное решение должно было “залакировать” рейдерский захват...

Обчистил “поляну”

- Теперь о взаимоотношениях Грядовкина с Сергеем Дмитриевичем Козловым и Мораром.

Фоторобот наёмного убийцы

Сергей Козлов действительно много начудил - это и было одной из причин, почему “зависло” строительство комплекса “Ясная поляна”.

Согласно платёжным поручениям, С.Д. Козлов лично в руки взял не менее 20 миллионов 170 тысяч рублей. Реально - больше.

Например, друг Сергея Дмитриевича, некто господин У (такая фамилия) купил около семи квартир. Деньги он отдал Козлову, тот выписал приходно-кассовый ордер... который г-н У так и не показал, когда началось разбирательство. То есть вот вам ещё миллионов двадцать сверх той суммы, что подтверждена документально - в т.ч. следственными органами.

Скажем, бизнесмен Маклыгин, ставленник Козлова (бывшего на тот момент исполнительным директором фирмы-застройщика “Ясной поляны”) набрал кредитов на 40 миллионов рублей (деньги “уводились” прямо со стройки). Потом он бил себя в грудь: мол, все деньги отдал Козлову, а тот его кинул...

Восемь миллионов рублей Сергей Дмитриевич Козлов был должен лично Грядовкину, как “физическое лицо” - “физическому лицу”...

Не успели “закрыть” в СИЗО

- Но за неделю до гибели Алексей встречался с Козловым - по инициативе Козлова. Грядовкин надеялся, что тот хоть что-то вернёт... Конечно, он не извинялся (как об этом теперь говорит Козлов), но шло обсуждение того мирового соглашения, которое предстояло заключить.

У Козлова - благодаря обширным связям, сильный административный ресурс. На коллегии в УВД заявляется, что Грядовкин - мошенник, и даётся прямое указание возбудить уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Эта статья - особо тяжкое преступление.

Следователи отказываются - нет законных оснований. Находится один, возбуждает, но через неделю дело прекращают - по решению суда. Хорошо хоть Алексея не успели “закрыть” в СИЗО, иначе суд никогда не отменил бы постановление о возбуждении уголовного дела!

Козлов боролся с нами и в юридической плоскости, и в СМИ, и в интернете... В общем, Грядовкин решил, что противостояние с Козловым нам слишком тяжело даётся... Консенсус был найден. Козлов на встрече улыбался, обсуждая, кто какие заявления подаст в суды... Мировое соглашение должны были уже подписывать у нотариуса.

Грядовкин тоже улыбался: во-первых, должен был снизиться административный прессинг. Во-вторых, Козлов вроде бы не выступал единым фронтом с Михаилом Мораром.

А именно Михаил Морар на тот момент представлял для нас основную опасность.

“Отдавай деньги!”

- Я не знаю, как и на чём сошлись Грядовкин и Виктор Алексеевич Морар (младший брат Михаила Морара). Это было ещё до моего прихода в компанию в 2010 году... Но в 2008 году Грядовкин продал Виктору Морару 50% акций своего завода по производству соков. Это очень солидный объект, его рыночная стоимость более 400 миллионов рублей (земля под Санкт-Петербургом, отлично отремонтированные помещения, инфраструктура, действующая технологическая линия и т.д.).

По документам 50% акций Виктор Алексеевич Морар купил за три миллиона рублей. Предполагалось, что остальная сумма будет перечислена фирмам Грядовкина и ему лично под видом беспроцентных займов, а потом Морар и Грядовкин подпишут все необходимые бумаги.

Виктор Морар предоставил “займы” на общую сумму 186 миллионов рублей. А потом появился его старший брат Михаил Алексеевич. И сказал, что понятия не имеет ни о каких договорённостях. “Мне этот завод не нужен, отдавай деньги!”

Из этих денег Грядовкин около 70% потратил на завод, а остальное - на стройку в “Ясной поляне” (он платил охране, оплачивал электричество и т.д. - дома не строились, но и не разворовывались). На этом основании Михаил Морар сейчас объявляет себя чуть ли не основным инвестором “Ясной поляны”. И всё валит в кучу. Дескать, ведя тяжбу с Грядовкиным, он защищает интересы “обманутых дольщиков”.

Взял в долг

- Но, по большому счёту, дольщиков никто не обманывал. Да, мы не выполнили обязательств по срокам ввода зданий в эксплуатацию. Но дома-то построены! Стройку мы запустили, идёт благоустройство, изыскиваются финансы... И Морары не защищают “обманутых дольщиков”, а пытаются прибрать наши предприятия к рукам.

Михаил Морар в интернете заявляет о необходимости “восстановить справедливость”. Но какая справедливость в том, что братья захватят “Эликом Р.С.”? Нам бы пришлось идти в суды. Стройка бы замерла: кто будет финансировать фирму, которая в спорах?

Опять же на содержание стройки Грядовкин тратил СВОИ деньги. Да, они были заёмными! Ну и что? Если я взял деньги в долг, я имею право потратить их на достройку “Ясной поляны”. Претензии могут быть предъявлены по возврату, но не по способу траты!

У Грядовкина, благодаря такому партнёру, как Козлов, не хватило средств довести стройку, но он её сохранил!

Морар этого делать не стал бы.

30.000 рублей за “квадрат”

- У Виктора Алексеевича, как физического лица, в “Ясной поляне” 1.000 кв. метров, у предприятия Морара “Телекоммуникации и сервис-Диалог” - ещё 1.000 кв. метров. Морары покупали по 30.000 рублей за “квадрат” (при заявленной цене - 2.000 евро). Но такая сделка состоялась под договорённость: после того, как дома будут достроены, эти метры они вместе с Грядовкиным продадут, а прибыль поделят пополам.

Но когда возникла необходимость в средствах, Грядовкин попросил эти 2.000 кв. м предоставить банку в залог. И Михаил Морар ответил: “Алексей, это наши долёвки. Я с тобой ни о чём не договаривался. А твои договорённости с Виктором - ваши проблемы”.

И вот теперь - Грядовкина нет. Нет человека, который мог бы что-то предъявить Виктору Алексеевичу Морару. И не только в моральном аспекте. Грядовкин, посылая деньги на завод, оформлял их как кредит. У него на руках имелся вексель на 209 миллионов рублей, подписанный Виктором Мораром!

Картина такова: у Морара - 50% акций завода плюс выигранный в суде иск на взысканные с фирмы Грядовкина 107 миллионов рублей. Ясно, что следующим шагом планировалось взыскание этих средств с ЗАО “Геррос” - у которого денег нет. И процедура банкротства. И - как итог - получение второй половины завода. То есть Морар и деньги бы взыскал, и завод приобрёл полностью. За три миллиона рублей.

Смертельная арифметика

- Грядовкин мог бы этому помешать, предъявив вексель. И тогда процедура банкротства осуществлялась бы совсем в других интересах.

Но... Грядовкин убит. Наследники вступят в свои права не раньше, чем через шесть месяцев. Если возникнут спорные моменты, всё затянется. За это время завод уже обанкротят. И даже если наследники предъявят вексель, обеспечивать его уже будет нечем...

Завод ценой в 400 миллионов рублей - за 3 миллиона рублей. Нормальная арифметика?

Ну а “Ясная поляна” в данном случае стоит особняком. Там сейчас появился новый инвестор, мы разбираемся с дольщиками... На судьбе жилого комплекса смерть Грядовкина отразится не так, как на судьбе его других предприятий.

Хотя, конечно, без Алексея будет сложно. Нам он нужен живым.

Ну и, конечно, он не заслуживает того, чтобы его поливали грязью. Он не был ни мошенником, ни олигархом. В день гибели в карманах у Грядовкина было две тысячи рублей... Он продавал машину и лодку, чтобы обеспечить семье нормальную жизнь... Ну а если говорить о нас - которых в интернете называют бывшими “ментами-оборотнями” и намекают на наши связи с экс-коллегами... Извините, у полковника Л.С. Козлова, который не так давно возглавлял самый крупный в Калининградской области райотдел милиции, связи покруче наших будут.

Под “крышей” силовиков

- Я никого не обвиняю, но киллер, который стреляет в человека ПОСЛЕ ТОГО, как его, киллера, видели (и запомнили) должен быть или безбашенным камикадзе... или абсолютно уверенным в том, что его “не сдадут” - напротив, прикроют. И не только на месте преступления, но и потом, когда фоторобот разлетится по городу. Уголовники такой уверенности испытывать не могут по определению - если только благополучный исход им не гарантирует кто-то “сверху”, из силовых структур.

Вот такой получается расклад.

...Через три дня после гибели Алексея его сыну Богдану исполнилось три года. Сколько их в нашем городе, осиротевших детей “заказанных” бизнесменов! Детей, которым суждено расти с горьким сознанием того, что за гибель их отцов НИКТО НЕ ОТВЕТИЛ. А сколько их ещё будет?

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля