Новые колёса

ОНИ САМИ ВСЕ ПОУБИВАЛИСЬ.
По версии следствия, мёртвый гражданин Польши нанёс себе 17 ударов ножом

 

Откуда появляются так называемые “висяки”? Т.е. нераскрытые преступления. Считается, что, если преступление не удалось раскрыть сразу, по горячим следам, то сделать это потом - следственным путём - крайне сложно. Причина банальна - равнодушие и дремучая безграмотность тех, кто занимает должности следователей.

Как признался прокурор Москвы, “из-за отвратительного предварительного следствия папка с застарелым делом обычно состоит из трёх листков: два рапорта следователя своему начальству и протокол допроса свидетеля. Я очень сомневаюсь, что при таких материалах можно раскрыть дело и тем более найти преступника”.

Ну, это у них в столице в папках протоколы допросов свидетелей можно обнаружить. В папках калининградских следаков зачастую и того нет... Да и зачем какие-то протоколы, если в янтарном рае задача следователя состоит не в том, чтобы найти преступника, а доказать, что преступления не было! И никаких тебе “висяков” - отличная статистика, регулярные премии “за хорошую работу” и скорое повышение по службе.

Михаил и Людмила Васильевы

Следствие ведут знатоки

24 января 2008 года в Калининграде на улице Киевской был обнаружен труп мужчины с множественными ушибленными ранами головы, переломами носа, свода черепа и нижней челюсти. На место происшествия выехала оперативно-следственная группа, в состав которой входили оперуполномоченный РОВД Московского района Сергей Шалимов и следователь прокуратуры того же района Сергей Зинин.

Мужчина, опознанный позднее как Михаил Васильев, лежал на тротуаре рядом с бетонной стеной, прилегающей к территории управления Калининград­ской железной дороги. Смерть наступила около полуночи. У следователя и оперативников сомнений не было: Васильев упал со стены. Дело ясное - несчастный случай.

К аналогичному выводу пришёл и старший следователь прокуратуры Московского района Михаил Лобас, который вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Лишними вопросами - типа, зачем человек ночью полез на бетонную стену - следствие утруждать себя не стало. Видимо, решили, что занятие это для калининградцев привычное. Чем ещё ночью горожанину заняться?

Человек-невидимка

Но родственники и друзья погибшего усомнились в правильности выводов следователей и попытались по мере сил и возможностей воссоздать картину трагедии.

Начали, в отличие от дипломированных специалистов РОВД Московского района, очень профессионально: с осмотра места происшествия.

Сразу выяснилось: чтобы попасть на бетонную стену, с которой, по мнению следователей, упал Васильев, ему необходимо было перелезть через забор, попасть на территорию железнодорожного управления и пересечь её. Только таким образом можно подняться на высокую стену.

Дело было ночью (предположительно смерть наступила около 24 часов) и на территории управления КЖД находился охранник. Его тоже почему-то никто из следователей не опросил, а родственникам, без протокола, он сказал, что никого не видел. Может, просмотрел? Но вся территория управления и подходы к ней контролируются камерами видеонаблюдения с записывающими устройствами. Следователи с видеозаписями не ознакомились, а родственникам эти материалы служба безопасности показывать отказалась.

Бульдозер и гараж

Жена и дочери погибшего задались и другим вопросом: как оказался в этом районе города Михаил, проживавший на улице Чекистов? Следователи этого не установили. Да и зачем устанавливать? И так ясно: специально пришёл, чтобы на стену забраться.

А вот родственники узнали истинную причину буквально через несколько дней - опять-таки опросив коллег Михаила по работе.

Васильев был бульдозеристом. Ежедневно его вместе с другими рабочими “Автотранса” доставляли на служебном автобусе в Балтийск. Отправлялись они от гостиницы “Калининград” и туда же возвращались в конце рабочего дня. В тот вечер, когда произошла трагедия, Васильев в компании двух приятелей - Андрея и Саши - пошёл смотреть новый гараж одного их них. Гараж находился в непосредственной близости от управления железными дорогами. Там компания выпила и около половины двенадцатого ночи, разошлась.

Как утверждают Саша и Андрей, больше они Михаила не видели. Так ли это было на самом деле, родственники выяснить не смогли, а следователи Зинин и Лобас допросить двух приятелей, видевших погибшего последними, не удосужились.

Дважды упал со стены?

Кроме того, дочь погибшего (профессиональную медицинскую сестру) насторожил акт судебно-медицинского исследования трупа. Согласно этому документу, смерть наступила от открытой черепно-мозговой травмы в теменной области головы справа и... в лобной области справа. Получается, что Михаил ударился дважды? Один раз - лбом, второй - теменем? Помимо этого, на руке Васильева были часы, удивительным образом не разбившиеся при падении с большой высоты головой вниз. Странно, не правда ли?

Следователи на эти вопросы жене погибшего не ответили. Наши попытки с ними связаться тоже к успеху не привели. Да и что по этому поводу они могли сказать?

Зарезаны, задушены, застрелены... забыты

Людмила Васильева, вдова погибшего, добивается нового расследования. Трудно сказать, приведут ли её усилия к успеху. Следственное начальство не спешит. Да и зачем спешить? Дело-то свежее - полгода со дня происшествия не прошло. Родственники других погибших значительно дольше ждут. Знаете сколько нераскрытых убийств по всей области?! Взглянем наудачу хотя бы некоторые из них.

17 июля 1988 года в лесу неподалёку от посёлка Садовое Озёрского района в багажнике сгоревшего “УАЗ-469” был найден труп работника охотинспекции Николая Приходько. Восемь дней спустя, неподалёку от этого места обнаружили присыпанный землёй труп второго инспектора - Ивана Курашёва. На теле Приходько насчитали 10 колотых ран, на Курашёве - шесть...

12 ноября 1990 года в лесном массиве у посёлка Мечниково (пригород Балтийска) люди случайно наткнулись на труп малолетней Елены Кохан, которая была задушена верёвкой...

17 октября 1991 года на берегу реки Прохладная, в шестистах метрах от Берлинского шоссе, был найден труп Александра Жилова с четырьмя колото-резаными ранами в области шеи и грудной клетки...

25 апреля 1994 года в квартире 32 дома №4 на улице Баграмяна в Калининграде обнаружен труп гражданина Республики Польша Анджея Строцена. На теле убитого было 18 колото-резаных ран...

31 мая 1996 года в квартире 34 дома № 55 по ул. Интернациональной в Калининграде обнаружены трупы Корунец С.В. и её сына - малолетнего Корунец И.С. У женщины насчитали три раны от ударов по голове, три колото-резаные раны грудной клетки и живота с повреждением сердца и правого лёгкого, а также 10 резаных ран кистей и предплечий. На теле мальчика зафиксированы колото-резаные раны передней и задней поверхностей грудной клетки...

27 декабря 1996 года около 17 часов 30 минут на стадионе “Локомотив” в Калининграде неизвестный несколькими выстрелами из пистолета убил гражданина Руцкого и тяжело ранил Святовца. Затем преступник похитил принадлежащие Руцкому деньги (27.000.000 рублей), дневную выручку его магазина, и скрылся.

Лишь бы дело сдать в архив

Немудрено, что родственники убитых ругают следователей, прокуроров и всю правоохранительную систему - мол, не делают ничего. Пишут близкие погибших во все инстанции, включая нашу газету, жалуются, требуют, просят, просто интересуются: когда же наши органы начнут, наконец, работать? И не желают принимать во внимание те трудности, с которыми постоянно сталкиваются стражи порядка и закона.

Они, бедолаги, трудятся, как умеют. Одних только совещаний сколько проведено! Взять хотя бы дело об убийстве гражданки Корунец и её сына. Произошло оно 31 мая 1996 года. А уже в апреле 2000 года прокуратура Московского района Калининграда строго указала следственным органам “на необходимость активизировать работу” и даже перечислила конкретные мероприятия, которые требовалось выполнить для раскрытия преступления. Правда, последний документ в деле датировался мартом 1997 года...

Но после прокурорской взбучки следственная машина заработала на полных оборотах. Не далее, как в августе 2004 года в уголовном деле появился “план дополнительных оперативно-розыскных мероприятий”, а уже в декабре того же года - рапорт “об устранении недостатков”, выявленных вышестоящими проверяющими.

Правда, преступников почему-то не удалось найти и после блестящего устранения замечаний - но это уже несущественные детали. Обвинять следователей в бездействии просто рука не поднимается. Только в октябре 2004 года ими была исписана куча бумаги, дабы приостановить уголовное дело и сдать его в архив - с глаз долой. Не из-за лени и равнодушия к чужим жизням, а, конечно же, “в связи с невозможностью установления лиц, причастных к преступлению”.

Но уже утверждённое постановление о прекращении дела областной прокуратурой было признано незаконным и преждевременным. Напряжённая следственная работа продолжилась...

Не прошло и полгода, как областная прокуратура вновь вызвала следаков “на ковёр”, и опять строго указала, что никаких оперативно-розыскных мероприятий ими не ведётся. Попеняла заодно и руководству Московского РОВД - на отсутствие контроля. Работа пошла в нужном направлении - к следующему “разбору полётов”.

В феврале 2006 года состоялось очередное совещание, на котором вновь выявили недостатки следствия. Думаете, новые? Да нет - те же, что и в прошлый раз. Слово в слово. И про отсутствие работы, и про контроль, и про всё прочее... И так - до бесконечности.

Отпечаток обуви и три окурка...

Что характерно, аналогично напряжённая работа ведётся по всем вышеперечисленным убийствам. Снова возьмём наудачу: тяжкое преступление с убийством двух охотинспекторов - Николая Приходько и Ивана Курашёва. Уголовное дело по этому факту было возбуждено 17 июля 1988 года. А дальше что? Совещания, конечно. С замечаниями, оргвыводами и строгими указаниями.

И всё до боли напоминает уже описанную историю с делом Корунец. Вновь и вновь областная прокуратура чихвостит следователей: расследование ими длительное время фактически не ведётся - пишутся только ответы-справки “о проделанной работе”. Две последние датируются декабрём 2006-го и маем 2007 года. Причём, все они попросту дублируют друг друга (написаны слово в слово, как под копирку) и не имеют никаких сведений о собственно проведённых мероприятиях и их результатах.

А если посмотреть на ход расследования убийства малолетней Елены Кохан? Как отметила областная прокуратура в своём очередном “разносе”, преступление было совершено в ноябре 1990 года, а оперативно-розыскные мероприятия фактически начали проводиться лишь 2004 году - 14 лет прошло!

Ну а дальше - как и в других случаях - тоненькая папочка с надписью “Дело номер...” и парочка документов в ней, дублирующих друг друга.

Конечно, уголовное дело может оказаться крайне сложным и запутанным, если расследование через четырнадцать лет начинать! Или просто ничего не предпринимать, ожидая истечения сроков давности. Как, к примеру, в случае с вооружённым ограблением и убийством гражданина Руцкого. Преступление совершено в 1996 году, а последний документ в деле датирован... 1997 годом. И всё - дальше только рапорты “об устранении замечаний”. Да ещё гипсовый слепок - отпечатка следа обуви преступника и три окурка сигарет.

Да, были трупы в наше время...

...Вот пройдут годы, станут следователи пенсионерами, сядут у камина, укутают ноги тёплым пледом, усадят на колени внуков.

- Дедушка, расскажи, как ты следователем был, - попросят детишки. - Что ты делал?

- Я, ребятушки, - вздохнёт заслуженный пенсионер, - замечания устранял...

И внуки восхищённо ахнут.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля