Новые колёса

ОДИНОКИХ ОНИ УБИВАЮТ.
“Чёрные риэлтеры”, милиция, прокуроры, судьи действуют сообща

“Мы не волки, мы - санитары леса”, - говорил Владимир Тихонов, главарь банды “чёрных риэлтеров” из Санкт-Петербурга. Преступники оформляли на себя квартиры одиноких жителей города, после чего их убивали. Людей до смерти спаивали суррогатным алкоголем (в водку добавляли дитилин, аминазин, обзидан и т.д.).

После каждого убийства Тихонов ходил в баню “смывать кровь”, а затем ставил свечку в церкви. “То, что они скоро умрут, мне было известно из школьной программы по биологии. Всё, на что они были способны, так это клянчить деньги на спиртное...” - говорил он.

По мнению следствия, банда причастна к смерти 50 человек. Однако в 90-х годах до суда дошли лишь 15 дел об убийствах. В качестве обвиняемых по громкому делу “банды санитаров” проходило 12 человек. Среди них - врач-терапевт, частный нотариус и санитар морга. Но в тюрьму отправились только трое подсудимых. А главарь банды до сих пор находится в розыске.

В Калининградской области “чёрные риэлтеры” на скамью подсудимых не попадают, о них вообще предпочитают не упоминать. Хотя хозяева квартир - одинокие бабушки-дедушки, любители заложить за воротник - исчезают регулярно.

Отправился на тот свет

5 июня 2007 года в доме №8 на улице Новой посёлка Лунино (Неманский район) был обнаружен труп 29-летнего Евгения Липатова. На теле Лысого (так его прозвали аборигены) имелись многочисленные ушибы и ссадины. В милиции возникло подозрение, что Липатов был убит.

Прокуратура установила, что Липатов жил в посёлке Лунино временно, бродяжничал, постоянной прописки не имел. К тому же был горьким пьяницей. Эксперт определил, что смерть наступила “вследствие отёка и сдавливания головного мозга, тяжёлого ушиба головного мозга, закрытой черепно-мозговой травмы”. Но уголовное дело не возбудили. Помер бомж - и помер! Откуда Лысый приехал в посёлок, в милиции тоже не заморачивались.

Андрей и Евгений Липатовы на могиле родителей. Скоро братья отправятся вслед за ними...

И всё было бы шито-крыто, не вмешайся родственники усопшего. Оказывается, его многочисленная родня жила в посёлке Маршальском Гурьевского района. И с ног сбилась, разыскивая двоюродного брата и родного племянника Женечку!

Выяснилась ещё одна интересная деталь. К стыду правоохранителей, записавших Липатова в бомжи, у него имелась благоустроенная 3‑комнатная квартира в посёлке Лазовское (ул. Лесная, д. 5 кв. 2). Но самое главное - буквально перед смертью “бомж” завещал всё своё имущество некоему 46-летнему Артуру Николаевичу Шваркунову.

Кстати, регистрацией смерти в отделе ЗАГС администрации Гурьевска занимался тот же Шваркунов. Ему же выдали свидетельство о смерти Липатова. После чего Шваркунов его похоронил, заплатив 18.560 рублей агентству ритуальных услуг Гурьевска (ИП Соловьёвой).

Узнав обо всём этом, родня была в шоке. Тётка Липатова, Марина Николаевна Алиева, помнила племяша ещё сопливым мальчуганом. Недолго думая, она побежала за разъяснениями в милицию. Но следственные органы ничего странного в деле не нашли. “Всё своё имущество Липатов завещал Шваркунову, что обосновывает его заинтересованность в получении документов, связанных с оформлением смерти (!) Липатова”, - написал следователь Гурьевского межрайонного следственного отдела СУ СК при областной прокуратуре юрист 2 класса В.В. Романов.

Секретная могила

- Нам даже не хотели говорить, где находится могила Евгения! - рассказывает Марина Алиева. - В морге объяснили, что тело забрали его сестра и одноклассник. Какая сестра? Мы всех родственников знаем!

В милиции мне выдали бумагу, что похоронами занимался Шваркунов и фирма “Ритуальные услуги Т.Б. Соловьёвой”. Муж пришёл в ритуальную контору и потребовал, чтобы ему показали журнал с записью, где и когда Женька похоронен. Одна из работниц стала рыться в документах. И тут зазвенел телефон. Муж услышал, как кто-то говорит в трубку: “Придут Алиевы, ничего им не говорите!”

Представляете? После этого мужу ответили: “Мы такого не хоронили!”. И показали журнал - без записи.

Тогда я придумала хитрость. Захожу в ритуальное агентство и говорю: “Я приехала издалека, а мой родственник - умер. Покажите, где его похоронили”.

Женщины, которые торгуют венками-гробами, ахают: “Ой, у него столько родственников!.. Принесите 3,5 тысячи рублей, тогда покажем”.

Я обалдела! “Как же так? - спрашиваю. - За что я должна платить деньги?”

“Ну, вы же хотите узнать! Вас слишком много таких - родственников”.

После этого я написала жалобу в милицию, где изложила всё - слово в слово. Потом у меня состоялся разговор с Соловьёвой. “Давайте договоримся по-хорошему, - предложила Татьяна Борисовна. - Приезжайте на кладбище, я вам покажу могилу”.

Но я отказалась - без прокуратуры и милиции туда не поеду. Я хочу получить ответ, почему скрывали могилу Евгения Липатова, почему место и время захоронения не зарегистрировали. Буду добиваться через суд эксгумации и экспертизы. Честно говоря, я думаю, что там вообще не он лежит.

Умер в 23 года!

- А почему ваш племянник завещал своё имущество чужому человеку?

М. Алиева

- Всё это обтяпал тот самый Шваркунов!

Мать Женьки и его младшего брата Андрея - двоюродная сестра моего мужа. Мы жили рядом, и он меня тётей называл. Их родители работали в совхозе “Маршальском”. Мать - дояркой, отец - трактористом. Любили выпить, но трудились ударно и в начале 80-х получили 3-комнатную квартиру в посёлке Лазов­ское на улице Лесной. Женька, конечно, непутёвый был, никогда не работал. Выпивал, потом попался на краже. Пока он сидел в тюрьме, родители умерли. А затем и Андрей отдал Богу душу. Умер в 23 года!

- Такой молодой?

- Да. В 2005 году его нашли мёртвым во дворе дома - отравился этиловым спиртом! После армии стал пить и прожил всего 1,5 года. Похоронили мы его, сообщили в тюрьму Женьке... Квартира-то в Лазовском осталась без хозяев.

И вот Женька стал нам писать из тюрьмы: “Тётка, помоги сохранить жильё”. Я отправилась в сельсовет. Оказалось, почему-то Евгений Липатов там даже не прописан. Что делать? А мой сын Валерий как раз пришёл из армии. Я предложила ему там поселиться. Сын устроился работать в СПК “Колхоз Лазовское” (правопреемник совхоза “Маршаль­ский”). В ноябре 2005 года его прописали на улице Лесной, д. 5 кв. 2. Мы отремонтировали одну комнату, и сын стал там жить.

Похищение племянника

- Я сообщила Женьке в тюрьму, что с квартирой всё хорошо. “Вернёшься - будет тебе жильё”. Он мне потом благодарственные письма писал. А в июле 2006 года его освободили условно-досрочно. Но в Лазовское Женька не поехал, а стал жить у нас в Маршальском. Вроде, взялся за ум, собирался устраиваться на работу. Мы пошли с ним в милицию, оформили паспорт. Надо было ещё оформить прописку, но он вдруг исчез! Взял у меня 500 рублей и пропал. Муж стал меня ругать: “Зачем деньги ему дала? Он опять начнёт пьянствовать!”

“Но ведь Женька ходил со мной в лес за ягодами, вроде как эти деньги заработал...” - оправдывалась я.

В общем, стали мы его разыскивать, звонили друзьям, родственникам. Однако Женьку никто не видел. Я пошла к начальнику ОВД Гурьевского района подполковнику милиции Сергею Евгеньевичу Малофееву.

Говорю, так и так... Помогите найти племянника! А он отвечает: “Зачем тебе его искать? Пропал - и пропал! Сам объявится”. И отговорил писать заявление.

Но Женька не вернулся - и через некоторое время я всё же написала заявление в милицию. Вдруг в ноябре 2006 года одна знакомая говорит, что видела нашего Евгения в Маршальском сельсовете. Дескать, Женька приезжал с женщиной-адвокатом и мужчиной - неким Шваркуновым.

Я пришла к паспортистке и узнала, что действительно приезжал Женька - и его прописали в квартире на улице Лесной, где был уже прописан мой сын Валерий. Оформил прописку Кахаев - начальник паспортного стола.

Самое интересное, что 10 ноября 2006 года (за неделю до прописки Евгения) моему сыну дали разрешение на приватизацию квартиры - по решению внеочередного заседания членов правления СПК “Колхоз Лозовское”.

Я тогда подумала - странно, что Женька приехал и к нам не зашёл. Я снова обратилась в милицию. Через некоторое время получаю ответ, что Евгения Липатова нашли, что он претензий ни к кому не имеет. А на словах в милиции сказали, что он живёт в посёлке Авангардное. И дали номер телефона, позвонив по которому я смогу узнать, где племянник. Я звоню, и мне отвечают: “Ваш родственник находится в Багратионовске - в зоне”. Типа, он сидит в тюрьме. На самом деле он нигде не сидел. Меня просто обманывали!

“Тётка, помоги, я жить хочу!”

- А скоро грянул гром. Моего сына Валерия Алиева вызвали в суд, так как Евгений Липатов написал заявление с требованием выписать Валерия из квартиры. Якобы договор найма, оформленный на моего сына, был незаконным.

Евгений Липатов

Я догадывалась, что за этим стоит Шваркунов. Но мы всё же надеялись поговорить с Женей и решить вопрос мирно. Прошло несколько заседаний суда, а племянник на слушаниях так и не появился. Вместо него приезжала адвокат.

Тогда я потребовала самого Евгения Липатова. И вот его привезли - два мужика-амбала и адвокат. В коридоре его проводят мимо меня, а Женька мне говорит: “Тётка, помоги, я жить хочу!”

Адвокат услышала и тут же ему рот заткнула: “Попробуй только ещё скажи что-нибудь!” Выглядел Женька ужасно. Одна рука вывернута, нога - по земле волочится. На человека не похож! Одет, правда, во всё новое.

Его спросили на суде: “Твоя подпись?”

“Вроде, моя”.

“А тут ты подписывал?”

“Вроде, я”.

Женька говорил бессвязно, что-то бубнил, глядя в пол. Но судья на это внимание не обратила. Нам с ним переговорить так и не удалось. Его также взяли под руки и вывели из зала.

А вскоре началось такое... 14 апреля 2007 года я встретила знакомую (ту же самую, от которой узнала про появление племянника в сельсовете), и она мне говорит: “Ваш Женька-то - помер! Я слышала разговор нашей паспортистки с паспортисткой из Гурьевска: “Шваркунов судился-судился, а Женька - умер. Теперь квартира его родственникам достанется!”

Я побежала к заместителю главы сельской администрации посёлка Маршальское Валентине Владимировне Дятловой и спрашиваю: “Вы мне ничего не хотите сказать?”

Та удивилась: “О чём?”

“О том, что Женька умер!”

А та молчит, вроде бы она не в курсе.

И тут меня прорвало. “Что ж вы тут творите-то! - кричала я. - Сколько Шваркунов привозил сюда людей, и все потом пропадали. А квартиры их себе забирал!” В общем, я с ней сильно поругалась и побежала в милицию - узнать, действительно умер Женька или нет.

Похоронили вроде живого

“А сегодня уже интересовались вашим Липатовым!” - ответил мне Владимир Львович Южаков, заместитель начальника ОВД Гурьевска.

“Не Шваркунов случайно приходил?” - уточняю я и смотрю ему в глаза. А глаза-то у милиционера - бегают. Видно, что-то скрывает.

Южаков отправил работницу - молодую девушку - выяснить этот вопрос. Она вышла из кабинета, потом возвращается (я сидела к ней спиной) и какие-то знаки начальнику делает. Я тогда оборачиваюсь: “Что вы там руками машете?.. Говорите вслух!” Она сказала: “Вроде, живой ваш Евгений”.

Я тогда написала Южакову телефон нашей паспортистки и потребовала: “Звоните сейчас же!” Он позвонил при мне и спрашивает: “Наталья Степановна, он действительно помер?” Даже не называет имя! И она отвечает по телефону: “Да”.

Я - в шоке! Что за шутки? Южаков меня успокоил: “Не переживайте, мы всё выясним. Приходите через четыре дня”.

И что бы вы думали? Через четыре дня оказалось, что Женька действительно умер и его уже похоронили.

В тот же день должен был состояться суд. Мы приходим на заседание, и нам объявляют, что слушание отменяется. Якобы у адвоката дочка заболела. А к следующему заседанию суда уже появилось завещание в пользу Шваркунова на всё движимое и недвижимое имущество Евгения Липатова. И квартира была уже в собственности у Шваркунова!

Мы не могли понять, как он это всё провернул. Ведь квартира была в то время не приватизирована!

Шваркунов тем временем написал заявление, чтобы моего сына выписали из квартиры Липатова, сняли с учёта и т.д. И суд встал на его сторону!

Сына выселили. Приехали три машины - милиция, судебные приставы... Столько народу собралось! Выбили нашу дверь, поставили железную. И сейчас там какие-то мужики живут. Хотя на квартиру наложен арест.

Алкогольная эпилепсия

- Теперь мы уже судимся со Шваркуновым - оспариваем завещание, - продолжает Марина Николаевна. - Мы как-то с ним встретились в коридоре, и он мне заявил: “Ты ничего не сможешь сделать! Я тут всех кормлю!”

Я ему ответила: “Не я буду, если тебя не посажу”.

И взялась строчить письма в разные инстанции - в милицию, прокуратуру... О том, что он похитил и прятал моего племянника в Неманском районе, что заставил его подписать завещание на его имя, после чего племянник был убит. Я считаю, что это организованное преступление.

В возбуждении уголовного дела правоохранительные органы всё время отказывали - со стандартной формулировкой “в связи с отсутствием события преступления”. Но я продолжала писать жалобы, и эти отказы отменялись. У меня их целая пачка! Вот, к примеру, интересная бумага... Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 27 декабря 2008 года, подписанное следователем Советского межрайонного следственного отдела И.В. Малышом.

Малыш пишет о том, что Липатов неоднократно обращался к фельдшеру ФАП посёлка Лунино Кудрицкой за медицинской помощью - в связи с приступами алкогольной эпилепсии.

Несколько человек (Замирайло, Гоголев, Семёнов, Анфилов, Шульгина, Воронин, Яковлев, Пилипавичене) подтвердили, что якобы Женька “напивался, падал, ползал по земле, бился в конвульсиях различными частями тела о стоящие рядом предметы - землю, камни”. Заметьте: о том, кто эти люди, которые всё это рассказали, в документе ничего не сказано. Их паспортных данных - нет.

А некий А.В. Генералов (кто такой - тоже неизвестно) пояснил, что “в начале 2007 года Шваркунов привёз Липатова из Гурьевского района в посёлок Лунино. Сначала он жил у какой-то бабушки, а позднее поселился в квартире дома №8 по улице Новой, которую ему приобрёл Шваркунов. Один раз в неделю Шваркунов навещал Липатова ипомогал деньгами...”

Я думаю, что он ему палёную водку привозил. Отсюда и так называемая “алкогольная эпилепсия”. Ведь раньше никакой эпилепсии у моего племянника не было! Странно, что следователь на это не обратил внимания. Вывод такой: “закрытая черепно-мозговая травма могла образоваться в результате падения с высоты собственного роста”.

Близкий друг бомжа

- Но как же суд признал за Шваркуновым право на чужую квартиру?

- Посмотрите. Вот решение Гурьевского суда от 7 декабря 2007 года. Судья И.В. Куракина:

“В иске в суд Шваркунов указал, что Липатов при жизни выразил волю на приватизацию квартиры, но умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность... В суде истец Шваркунов пояснил, что Липатов является его давним знакомым, состоял с ним в дружеских отношениях, был единственным его близким человеком. Родители и родной брат Липатова умерли, он не был женат и не имел детей и других наследников”.

А вот ещё:

“При вселении в жилое помещение Алиева В.В. (моего сына) не было получено письменное согласие Липатова Е.В., за которым сохранялось право пользования жилым помещением в качестве нанимателя. В соответствии со ст. 168 ГК ЖК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна...”

Суд решил - “признать договор социального найма жилого помещения, заключённый между СПК “Колхоз “Лазовское” и В. Алиевым, недействительным. Выселить Алиева без предоставления другого жилого помещения. Признать за Шваркуновым право собственности на квартиру №2 дома №5 по улице Лесной в посёлке Лазовское Гурьевского района - в порядке наследования после смерти Липатова Евгения Владимировича”.

Я просто поражаюсь, как они всё здорово обстряпали!

Теперь сидит в тюрьме

Вот такая история! Надо сказать, что “бизнес” чёрных риэлтеров невозможен без участия государевых людей - работников регистрационных служб, милиционеров, жэковских паспортисток...

Как могли зарегистрировать Липатова в неприватизированной квартире на Лесной без согласия другого жильца - Валерия Алиева? У начальника УФМС Гурьевского района Андрея Ивановича Кахаева на это имеется “железное” объяснение. Дескать, о том, что по данному адресу зарегистрирован кто-то ещё, Кахаев не знал, “так как сотрудник УФМС, которая осуществляла технологическую работу по регистрации, в обязанности которой входило доложить о двойной регистрации, уволилась из УФМС в декабре 2006 года”. Причём, при регистрации Липатова какой-либо “корыстной или иной личной заинтересованности Кахаев не имел”.

Следователь Гурьевского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре юрист 2-го класса Романов, проверявший заявление Алиевой о мошенничестве, поверил в честность чиновника и сделал вывод: “В действиях начальника УФМС Кахаева отсутствуют признаки состава преступления”.

Как правило, пострадавшие от “чёрных риэлтеров” не рискуют отстаивать права на собственность. Да и выяснять судьбу своих близких не очень-то стремятся. Мол, везде всё куплено, и ничего уже не изменишь. Но видно, что Марина Алиева - не из таких.

- Ой... - вдруг всплеснула руками Марина Николаевна. - Я вам самое главное не сказала! Шваркунов-то сидит в тюрьме! 16 апреля 2008 года я получила ответ из управления по взаимодействию с территориальными органами исполнительной власти правительства Калининградской области:

“Ваше обращение на имя губернатора рассмотрено. В настоящее время Следственным управлением следственного комитета при прокуратуре РФ по Калининградской области в отношении гражданина Шваркунова возбуждено уголовное дело по фактам совершения им особо тяжких преступлений. С 1 апреля 2008 года Шваркунов находится под арестом - в СИЗО. И.о. начальника управления И.Г. Иванов”.

- Выходит, вы победили?

- Пока нет. Мы ещё только добиваемся, чтобы его привлекли к уголовной ответственности по делу Евгения Липатова. Наверное, Шваркунова арестовали за прошлые грехи.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля