Новые колёса

ОЧЕНЬ СЛАДКАЯ КОРРУПЦИЯ.
Милицию разъедает сахар.
Деньги от его продажи сами прилипают к рукам

...Итак, ситуация, о которой мы начали разговор две недели назад (“МУСОРА И МЕНТЫ. Контрабандисты купили первых и... увольняют - вторых”, “НК” №90), достигла своего апогея. (“Апофегея”, как сказал бы известный российский бытописатель Юрий Поляков.) Подполковник юстиции Сергей Фёдоров, заместитель начальника следственного управления, руководитель следственного подразделения по борьбе с организованной преступностью, подал рапорт об увольнении из Западного УВД на транспорте.

Если учесть, что из девяти сотрудников следственной части четверых (Федорова, подполковника юстиции Селявину, майора юстиции Дмитрия Синюшкина и следователя Ирину Кравченко, разворошивших “осиное гнездо” контрабандистов, которые беспошлинно гнали через нашу область тонны китайского ширпотреба в Москву на Черкизовский рынок), сократили (а Ирину Кравченко в итоге просто уволили “по статье”), пятый - находится в отпуске, с очень невнятными перспективами, шестая - в декрете (и будет ли ей куда возвращаться, пока неизвестно), а оставшиеся - совсем молодые ребята, лишь недавно пришедшие в ЗУВДТ... - не правда, ли редкий контрабандист не захлопает в ладоши от радости при таком вот раскладе?

Из морской пехоты

Мы уже писали о том, каким опасным оказалось уголовное дело по факту контрабанды в России китайских товаров... для тех, кто его возбудил и пытался расследовать.

- Сергей, почему вы вообще решили, что ТАКОЕ дело можно возбудить? Ведь с самого начала было ясно, что здесь крутятся очень большие деньги, а значит - замешаны большие люди?

С. Фёдоров,1992 год

- До сих пор в Западном УВДТ следователей не били по рукам, даже если уголовное дело грозило затронуть интересы каких-либо высокопоставленных особ.

- Сколько лет вы проработали в Западном УВДТ?

- С 2000 года.

- А до этого чем занимались? Вы калининградец?

- Да, я родился в Калининград­ской области. Точнее, в посёлке Муромском Зеленоградского района. Отец был сотрудником КГБ, старшим оперуполномоченным по особо важным делам. На пенсию вышел в звании подполковника.

После школы я поступил в военно-инженерное училище. В Ждановку. Окончил в 1992-м и получил распределение на Тихоокеанский флот. Шкотово-17, посёлок Тихоокеанский, два часа езды от Владивостока.

- А почему так далеко? У отца ведь наверняка имелись приличные связи...

- Мой отец появился в училище дважды: на присяге и на выпускном. А я хотел попасть в морскую пехоту - и попал. Командовал взводом, потом ротой - инженерным подразделением.

Прослужил три года. А потом в армии начались реорганизация, отправки в Чечню. И вот тут, возможно, папа всё-таки вмешался, потому что я вдруг был откомандирован в КВВМУ на должность заместителя начальника курса на факультете связи. Выдержал я в училище полгода. Я ведь на флоте был командиром роты - а попал на должность, где ничего не значил. Так, подай-принеси, пойди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что...

Я пошёл опять в войска. Командовал отдельным взводом охраны стратегических объектов БФ в Прохладном (кстати, единственный боец, Каплин, который отстреливался, когда на него напали “диверсанты” Спильник и Собкович, был именно из этого подразделения).

Операция “Финек”

- Но в 1998 году в армии, кроме всеобщего развала, ещё и перестали платить. Буквально нечем стало кормить семью. А тут в нашу воинскую часть пришёл участковый, милиционер, и начал агитировать: мол, идите в милицию работать... Зарплаты по тем временам в милиции были значительно выше, чем в армии. И я перешёл.

С. Фёдоров, 2008 год

Работал в межрайонном отделе милиции, у подполковника Савчица, инспектором. Изучал экономику, как говорится, “с лотка”: потребительский рынок, обсчёты-обвесы... В 2000 году Савчиц ушёл на пенсию, а я перевёлся в линейный отдел внутренних дел на морском транспорте, оперуполномоченным по борьбе с экономическими преступлениями.

В оперативное обслуживание мне передали рыбный порт. Первое же дело было очень непростым: рыбный порт вёл совместную деятельность с литовской фирмой - на свои средства строил автозаправки, которые потом каким-то образом оказались в собственности у литовской фирмы. Это уголовное дело возбуждал лично прокурор области Чулков, и оно крепко ударило по тогдашнему начальнику порта...

Потом я был старшим опером в ЗУВДТ, в отделе по экономическим преступлениям. Последняя оперативная разработка - в отношении фирмы “Финек”, по уклонению от уплаты налогов. Пришлось изучить налоговое право, чтобы понять все нюансы. В 2008 году в суд было передано 60 томов уголовного дела, возбуждённого по ч. 3 ст. 159 (мошенничество в особо крупных размерах). Главе “Финека” вменялось около 18.000.000 рублей неуплаты налогов. Но... заместитель генерального директора Волченков принял всю вину на себя. И хотя у следствия имелась версия относительно преступного сговора Волченкова с директором, доказать её не удалось.

Волченков получил три года условно, ему насчитали 400.000 рублей штрафа, плюс он должен был погасить ущерб, причинённый “Финеку”, в размере более 1.000.000 рублей. Кстати, бывший министр рыболовства РФ Юрий Синельник в “Финеке” числился менеджером и получал зарплату по банковской карточке!

...После этого дела я, понимая, что надо ориентироваться на выявление преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности, поступил на факультет таможенного права в пограничный институт. Получаю квалификацию юриста по специальности “таможенное право”.

Продажа вещдоков

- А с 2005 года, с приходом нового начальника Западного УВДТ - Александра Туривненко, я стал работать в следствии. Старшим следователем по особо важным делам.

- Какие дела вы можете вспомнить особо?

- По контрабанде сахара. В нашей области существовала организованная преступная группа: некто Воронков, Лимарев, Славаев и Магерамов (последний, кстати, бывший офицер, ранее судимый за торговлю наркотиками - перешёл, видно, с “белой смерти” на “сладкую”). Они приобретали польский сахар, завезённый для потребления в Калининградской области, со всеми таможенными преференциями, а здесь - обкладывали партии сахара гречкой и по бумагам, оформленным на специально созданную фирму, вывозили без уплаты таможенных платежей - как гречневую крупу - на пароме в Санкт-Петербург. Где и продавали на рынках на развес. Прибыль получалась 100% (сахар в России в два раза дороже, чем у нас). Тридцать три тонны сахара удалось задержать. А сколько уже было переправлено?..

Но в суде ОПГ переквалифицировали в обычную контрабанду. Дескать, все участники преступного бизнеса просто “встретились случайно”. Свою роль сыграло и то пикантное обстоятельство, что... в суде не оказалось вещественных доказательств. Хотя сахар был свое­временно арестован - мне удалось доказать, что это имущество приобреталось конкретным физиче­ским лицом, активным соучастником ОПГ.

По идее, хранить сахар нужно было в РФФИ (Российском фонде федерального имущества). Но генерал Туривненко отказался оплачивать услуги РФФИ по хранению вещественных доказательств. Оперативников озадачили: надо найти организацию, где сахар мог бы полежать до суда на безвозмездной основе. Нашли. ООО “Какао-Юнион” и ООО “ПродАльянс плюс”. Передали сахар на основании протокола, предупредили “хранителей” об уголовной ответственности за утрату арестованного имущества...

И вот - идёт судебное разбирательство. Прокурор Зубрик звонит:

- Где сахар?

Я - оперативникам, подчинённым подполковника А. Щелкунова (заместителя начальника ЗУВДТ): “Где сахар?”

Они: “В надёжном месте”.

Ответ передаётся назад по цепочке. Зубрик: “Судья хочет посмотреть. И я хочу тоже”.

Съездили в “надёжное место”. А сахара нет. Реализован. Причём судьба вырученных денег покрыта мраком. Ни судья, ни прокурор, ни следователь так и не узнали, куда всё делось, включая 6,3 тонны гречки, которой этот самый исчезнувший сахар был обложен...

“Чёрная дыра”

- Были ещё любопытные дела, связанные с так называемым “отвёрточным производством”. ООО “Радиоимпорт-Р”, в районе Правой набережной. По документам - предприятие по сборке телевизоров, пылесосов, DVD-плейеров, один из крупных областных налогоплательщиков. Реально: стоят там коробки разные (“Шиваки”, “Панасоник”, “Дэу”), а внутренности у видео-аудиотехники - одни и те же. И те 15% “добавленной стоимости”, которые необходимы, дабы предприятие могло беспошлинно ввозить эту технику в Россию - фикция. Появляются проценты - по оперативной информации - исключительно на бумаге. Два раза ковырнули отвёрткой - и гонят не пойми что по Золотому кольцу России, в адрес фирм, которые невозможно найти. На миллиарды рублей.

Нынче каждый третий телевизор из тех, что продаются в России, собран в Калининграде. “Эльдорадо” - крупнейшая торговая сеть, имеющая по стране около 1700 магазинов - наполняется товарами от китайского и калининградского производителя. Причём калинин­градский - чаще всего тот же китайский.

В цивилизованных странах особые экономические зоны (ОЭЗ) ориентированы на экспорт, у нас - на внутренний рынок. Внутри страны, таким образом, создаётся нездоровая конкуренция, уничтожается отечественный производитель. Но и для региона это плохо: цивилизованное производство не развивается. Отмени правительство льготы - и тысячи людей окажутся без работы! Бюджет враз лишится огромных налоговых поступлений. Разразится кризис.

Слава Богу, хоть губернатор понимает неприемлемость таких процессов: нельзя строить экономику области на принципах “чёрной дыры”.

Ну а по этому делу... мы попытались инкриминировать неправомерность использования товарного знака, но наш калининградский суд сказал, что оснований для этого нет. Дескать, производитель не против - хотя у предприятия не было лицензионного соглашения с фирмами-изготовителями, а имелись только какие-то письма от представителей-реализаторов.

“Не лезь!”

- Ещё одно дело было связано с компанией “Флагман”. Я руководил следственной группой... Мы, не называя фирмы, обращались в федеральные структуры (например, МЧС) и спрашивали: “Это нормально, когда в центре города стоит танкер, который используется как площадка для производственных целей? Когда на нём установлено блендерное оборудование и осуществляется смешивание разных видов топлива для последующей продажи на иностранные суда?” Нам отвечали: “Нет, для такой деятельности необходима лицензия”. Но как только упоминался конкретно “Флагман”, ситуация тут же оказывалась “законом не урегулированной”.

Опять же в калининградском суде возбуждение уголовного дела в отношении “Флагмана” было признано незаконным, что в переводе с юридического на русский означает: “Не лезь!”

- А что это за история с мясом?

- Это уголовное дело, возбуждённое в отношении ООО “Меркурий”. Ввозилось импортное мясо в регион на законных основаниях, для потребления на территории области. Но параллельно завозился из России... воздух. В контейнерах, где было чуть-чуть мяса, но очень много льда. Потом документы с “воздушным мясом” использовались для вывоза в большую Россию импортного мяса - без уплаты таможенных платежей.

1000 тонн задержанного мяса вызвали к себе повышенный интерес. В ходе предварительного следствия было указание начальника ЗУВДТ генерала Туривненко мясо изъять и реализовать. Но признать это мясо вещдоком не было никаких законных оснований. Следователь отказался - иначе получилось бы, что он совершит должностное преступление.

Тогда начальнику следственной части влепили строгий выговор. Следователь заявил самоотвод. А мясо пока хранится, но дальнейшая его судьба неизвестна.

Дать леща!

- По закону следователь - процессуально самостоятельная единица, и “давить” на него запрещается...

- Ага. Кому-то из вышестоящих начальников чем-то не понравилась фирма “Гриф”. Было велено возбудить уголовное дело по факту контрабанды: якобы 40 тонн мороженого леща были в обход таможенного законодательства отправлены ООО “Гриф” в Санкт-Петербург. Но, во-первых, у нас не было данных, что лещ - импортный. Нормальная россий­ская рыба. Во-вторых, товар был отправлен на пароме “Георг Отс” из России в Россию... по маршруту в обход иностранных таможенников и пограничников.

Мы отказались возбуждать дело и передали материалы в таможню, чтобы там разбирались по своей части. Но начальник ЗУВДТ генерал Туривненко распорядился передать материалы в линейный отдел ЗУВДТ - и там дело-таки возбудили. Лещ полгода лежит в морозильной камере в порту.

- Можно только догадываться, чем вызван острый интерес к мороженой рыбке... В России известны случаи, когда “своим” фирмам за три копейки продаётся арестованное имущество, а те потом спокойненько реализуют товар по реальной цене...

- Что ж, истории случаются всякие. В том числе и подобные.

Прослушка и “наружка”

- Вернёмся к китайскому ширпотребу...

(Напомним, подробно мы рассказывали “драму с подошвами от китайских тапочек” в позапрошлом номере “НК”. Благодаря оперативной информации, сотрудникам ЗУВДТ удалось задержать партию вещей китайского производства, которые в декларации значились, как... подошвы от обуви и прочие “фрагменты”. Генеральный директор фирмы с миллиардными оборотами оказался... алкоголиком, живущим в люке теплотрассы. Дело стало раскручиваться. Очень скоро следственная группа вплотную приблизилась к организаторам столь масштабной “сделки”, но... вмешалось непосредственное начальство. В частности, заместитель начальника ЗУВДТ - руководитель следственного управления подполковник юстиции Любовь Низола. В итоге “чересчур активную” следственную группу попросту разогнали, - прим. ред.)

- Неужели вы не понимали, чем ВСЁ ЭТО для вас может закончиться?

Сергей Фёдоров с дочерью

- Понимал. И следователя, если честно, предупреждал, что не стоит торопиться возбуждать дело по ч. 4 ст. 188 УК РФ. Ясно же, что такие каналы сами по себе не существуют, за ними кто-то стоит... Но следователи молодые, азартные... сказали, что их поддержал генерал. А когда всё это на них обрушилось - “наружка”, прослушка - и когда генерал Туривненко, к которому они обращались за помощью, фактически с ними расправился... я решил, будучи в отпуске, поехать с девчонками в Москву в качестве охранника. Чтобы им там головы не отвернули. За что был предупреждён по выходу из отпуска о неполном служебном соответствии.

Меня подвергли прессингу сразу же, как только это дело было возбуждено. В январе этого года - объявили взыскание, выговор. Якобы я служебную машину в гараж не поставил - хотя я давно уже написал рапорт с просьбой разрешить мне держать её рядом с линейным отделом. Гараж на улице Суворова, в километре от отдела. На личную машину я ещё не заработал. А идти поздним вечером, в темноте, по улице Суворова... при нашей профессии - малоприятно.

Но перед тем, как объявить взыскание, ко мне подкатились: мол, надо в отношении одной фирмочки возбудить уголовное дело. Я посмотрел - оснований нет. Тем не менее, дело в другом подразделении возбудили... А мне - служебную проверку. Дескать, я вступил в сговор с фирмами.

Сел в самолёт и улетел...

- Потом была ситуация в деле по мясу. Мы его расследовали 8 месяцев, оперативного сопровождения не было. Фактически - о чём докладывали генералу. Схема - московская, фигуранты - иногородние, их фамилии известны, а местоположение - нет...

(Там, кстати, был один показательный случай: оперативники сообщили, что наш основной фигурант - в Москве, группа выехала его там искать. А я его параллельно по своей инициативе выставил на сторожевой контроль. И пришло сообщение, что он здесь, берёт билет на Белоруссию... Я это сообщение передал начальнику следственного управления Любови Низола, с горячим приветом оперативникам. Но фигуранта никто даже не пытался задержать. Он спокойно сел в самолёт и улетел.)

И вот это дело у нас затребовали на проверку. В обед я получаю указание: к 14.00 следующего дня я должен представить хронометраж работы следователя, копии рапортов, протоколов и т.д., и т.п.

Я написал рапорт о том, что исполнить сие указание в назначенный срок невозможно, но... не попросил назначить новый срок. Схлопотал строгий выговор и ушёл в отпуск.

Ну а потом... ещё будучи в отпуске, получил уведомление о сокращении в результате “реорганизации следственного управления”. Предложили мне должность старшего лейтенанта. Конечно, подполковнику со знанием экономики и таможенного права досматривать пассажиров в аэропорту - самое то. И 20 мая я подал рапорт: “От предложенной должности отказываюсь, прошу предоставить отпуск с последующим увольнением”.

В общем, в формат нынешнего ЗУВДТ я не вписался. Я-то не пропаду: под конец службы квартира появилась (правда, не от родного государства, а потому что наследство от бабушки получил), семья есть, дети: сыну - пятнадцать, дочке - восемь месяцев... Но вот от нашего ухода подразделение по борьбе с экономической преступностью не усилилось, это точно.

...Ну что ж, видимо, сегодня организованная преступность уже вполне может себе позволить такую “мелочь”, как определение “формата” правоохранительных органов. А заодно - и всего государства, коррумпированного настолько, что теряется смысл слова “коррупция”. Уж больно смысл... всеобъемлющий.

Редакция “НК”


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля