Новые колёса

Оборотни и героин.
Мать троих детей сначала избили, а потом ей пытались подбросить наркотики

Анекдот
- Есть ли милиционеры, которых вы не боитесь?
- Есть. Хор МВД.

По многочисленным социологическим опросам, большинство жителей России давным-давно не видит разницы между бандитами и ментами. При этом ностальгически вспоминает советские времена - когда на зарвавшегося сотрудника правоохранительных органов (по крайней мере, рядового) можно было найти управу...
Жительница города Пионерского Марина Михеда - из того самого большинства. А уж после того, как она, простой повар и мать троих несовершеннолетних детей, сутки провела в каталажке Пионерского ГОВД... Марина твердо уверена, что в местном уголовном розыске завелись оборотни. Те самые, которые в погонах.
- Вечером 3 мая я вместе с мужем была у себя дома, - вспоминает Марина Сергеевна. - Если уж совсем откровенно - мы лежали на диване, пока дети играли на улице. На часах было... где-то около семи.
Вдруг в дверь постучали - меня попросил выйти на улицу знакомый. Дескать, надо поговорить. Муж просто послал его подальше. Однако отдохнуть нам не дали. Супругу кто-то позвонил на мобильник. Судя по разговору, у одного из сотрудников пионерской милиции неподалеку от нас заглохла машина - и он просил Володю подъехать, помочь ее "оживить".
- А при чем тут ваш муж?
- Он - известный в Пионерском автомеханик, так что просьба выглядела естественно. Ну, делать нечего - хоть и вечер уже, но милиционеру не откажешь. В общем, Володя уехал. Через несколько минут я вышла на улицу - посмотреть, чем дети занимаются.
Тут ко мне подошел такой Роман Андреев... Неплохой вообще-то парень... но наркоман. Мы с ним перекинулись парой слов... и вдруг, откуда ни возьмись - милиция! Двое крепких ребят повалили нас с Романом на землю. Это были начальник угрозыска Жогин и его подчиненный, оперуполномоченный Болдин.
С ними подошли еще какие-то люди. Типа понятые.
- В чем вас обвинили?
- Да вот как-то никто ничего не потрудился объяснить. Мне заломили руки за спину, надели наручники. Затем ударили, грубо подняли - и стукнули еще два раза. Лицом о дерево. После чего кинули в подъехавший патрульный УАЗ. Даже одеться не дали - я была в нижнем белье и накинутом легком ночном халатике. Все происходило на глазах моих детей и соседей.
Я была в шоке. И жутко напугана. Думала, может, брат чего натворил. Он у меня в прошлом судимый... В отделе милиции, куда меня привезли, я около трех часов простояла лицом к стене - в наручниках! Как у меня затекли руки, если б вы знали. И еще было очень холодно... и стыдно. Халат-то с меня практически сорвали.
Двое понятых, мужчины, стояли и пялились на меня... Интересно им, видать, было.
- А в отделе милиции вам пояснили, за что задержали?
- Из разговора Жогина и дознавателя Кошелевой я поняла - мне хотят вменить торговлю героином. Будто бы я его то ли пыталась продать, то ли уже продала Роману Андрееву.
- Так у вас что, героин нашли?!
- Да нет же! На месте, у дома, меня вообще никто не обыскивал. В Пионерском ГОВД обыскали - но только часа через три или четыре, как доставили туда. Конечно, за это время - что в машине, что в отделе - мне можно было этого самого героина полные карманы насыпать. Я-то в наручниках, руки за спиной... Но - что-то у них не сложилось. Во время обыска у меня в кармане халата нашли только 350 рублей. Однако я твердо заявила: деньги не мои, в руки их не брала... хотите - проверяйте купюры на отпечатки пальцев.
- Ну... вообще-то у вас и не должно быть героина, если вы его уже продали этому... Андрееву. Только деньги.
- Да не было у меня этих денег, когда меня на землю бросали! А насчет героина... Я слышала, как Жогин в коридоре сказал Кошелевой: "Поищи получше у нее в правом кармане, он должен там быть!" После этого мой правый карман наизнанку вывернули и каждый шов прощупали - и снова ничего!
Ситуацию с героином, который никак не могли найти, прояснил муж Марины, Владимир Митрофанов:
- Когда я приехал к месту предполагаемой поломки, никого не обнаружил. Никакой машины... Ну, думаю, видать, человек сам починил. Я отправился обратно домой с легким сердцем. И застал рыдающих детей! На улице. Они мне и сообщили, что "маму побили и арестовали". Домой попасть не смог - квартира заперта на ключ, на входе - постовой. Мол, никого туда не пустят - будет обыск.
Я кинулся в отделение милиции. Что же это за беспредел?! Меня, значит, выманили из дома (позже в прокуратуре мне сказали, что это мне Болдин звонил - насчет поломки автомобиля)... Ни в чем не повинную жену схватили... Гестапо какое-то! 37-й год!
В дежурной части увидел душераздирающую картину: полуобнаженная жена в наручниках, какие-то люди ее охраняют... Хотел ей на плечи халат накинуть - да какое там! Выбежал Жогин, начал на меня орать: "Кто тебя пустил в отделение? Твоя жена - преступница, торговка героином!"
Я остолбенел. Не торгует наша семья наркотиками!
Из дежурной части меня выгнали... Я остался смотреть, что будет дальше. Не могу же я жену в такой ситуации бросить.
В конце концов, ее отвели в какую-то комнату - обыскивать.
А потом... довелось увидеть Жогина, буквально шарящего руками по полу - и причитающего "Где же доза? Она же на мне висит! Она в уголовном деле числится! Мне за нее голову открутят!"
Интересно - в ЧЬЕМ это деле она числится?
Потом я снова поехал домой - дети-то без надзора остались. А на часах - десять вечера. Они к тому же в легкой одежде были... днем было тепло. А к ночи похолодало.
Домой меня опять не пустили... А соседи, к слову, поведали: милицейская засада, караулившая, когда Марина выйдет из дому, у них в квартире сидела. Чтобы ее никто не предупредил - людей никуда не отпускали несколько часов! Даже в туалет (удобства у нас во дворе). За что, почему за ней охотились - никто не в курсе. Что ж... я посадил в машину младшего - ему 8 лет - и снова вернулся в отделение милиции.
Только в половине второго ночи Жогин отдал мне ключи от квартиры: "Свободен... Прокурор не дал санкцию на обыск жилья. А жену твою мы на ночь определяем в ИВС".
- За что? Если у нее ничего не нашли...
- Вот и я то же самое спросил. На что получил ответ: "За то, что находилась на улице в нетрезвом виде".
- Она на самом деле была пьяная?
- Какое там. То есть на праздники, 1 и 2 мая, мы выпили... Но третьего числа ни капли в рот не брали.
На следующий день я поехал в Светлогорскую прокуратуру. Написал заявление на имя прокурора Трапезникова. Он направил в ГОВД Пионерского своего помощника - Хомутовского. После этого жену выпустили. В 17.00. Почти через сутки после того, как забрали из дома. Вернули мобильный, изъятый при задержании... а вот сигареты и зажигалку служивые запарили.
Да, еще пытались эти самые 350 рублей жене всучить! Марина психанула: "Заберите эти деньги, вы же знаете, что они не мои!" Швырнула... Так Жогин все подобрал. Со словами: "Мне пригодятся".
После этого случая Марина заболела... Простудилась, когда в камере сидела. Там же холодина... Особенно ночью.
- Никто перед ней не извинился за происшедшее?
- Какое там. Наоборот, начальник следствия майор Зенчик, перед тем как отпустить, упорно уговаривал: "Марина, признайся, что торговала героином. У тебя трое несовершеннолетних детей, судима не была... на первый раз дадут условный срок".
- Ну, хорошо... Допустим, ваша жена ни при чем. Но зачем, зачем тогда милиционерам делать ее виноватой? Подставлять под уголовную статью...
Владимир Митрофанов развел мозолистыми руками.
- Марина с Жогиным давно ругалась... Как-то застала его, волочившего куда-то несовершеннолетнюю девчонку. Заступилась, на свою голову... Так Жогин... который по виду был в нетрезвом состоянии, Марине пообещал, что доберется до нее... как добрался до ее брата. А, скорее всего - дело в деньгах. Брат Марины в декабре продал квартиру - здесь, в Пионерском. За 16 тысяч долларов США. В милиции об этом знали. Предполагаю, что после возбуждения уголовного дела последовало бы предложение заплатить энную сумму... чтобы дело закрыли. В противном случае - тюрьма.
- 16 тысяч долларов - сумма серьезная.
- Да уж... особенно для милиционеров. Я ведь жалобу не только в прокуратуру направил. Но и в Калининград съездил - в отдел собственной безопасности УВД Калининградской области. Мне там знаете что сказали? На Жогина и на Болдина у них - 14 заявлений! И вообще, мол, Болдина спасает только то, что у него папа - генерал-майор милиции. Хоть и в отставке, но все-таки...
А к Марине на днях приехала милиция. Предложили забыть все, что произошло, как страшный сон. По-хорошему. Но она отказалась.
...История, рассказанная Мариной и Владимиром, ужасна не только тем, что мать троих детей унизили и избили, продержали сутки в камере. Она страшна своей обыденностью. Такие случаи происходят сплошь и рядом. Правда, не все об этом говорят, а тем более - пытаются отстоять свои права.
Я уже несколько лет пишу о борьбе с наркоторговцами. И если речь действительно идет о поимке распространителя героина, то сотрудники правоохранительных органов ведут себя иначе. Мне не понятно, почему Марину Михеда не обыскали сразу (как этого требует закон). Для чего обманным путем из дома выманили мужа? Зачем женщину, не оказавшую сопротивления, били и унижали? И что это за странная пайка героина, которую искал Жогин? Из какого такого уголовного дела... и почему она на нем "числится"?
Чтобы расставить точки над "i" и исключить всякие недоразумения и кривотолки, я решил связаться с сотрудниками милиции Жогиным и Болдиным. Для чего позвонил в отдел уголовного розыска Пионерского ГОВД - по телефону 8 (401-55) 2-15-02. Трубку поднял сам начальник угро Жогин. Только-только я начал рассказывать о жалобе, поступившей в приемную депутата Рудникова, как он меня перебил:
- Это вы насчет героина?
Я подтвердил - и попросил как-то прокомментировать ситуацию. Ответить на вопросы. Жогин пообещал вскорости перезвонить... да так и не перезвонил.
Зато... разговорился Роман Андреев, которого повязали вместе с Мариной. Он признался, что выполнял задание милиции.
- 3 мая ко мне домой приехали милиционеры, - сообщил Андреев. - Не знаю, как их правильно назвать... оперуполномоченные, что ли... Жогин и Болдин. Предложили сделать закупку наркотиков. Я спросил, у кого. Они сначала назвали одного парня... но я отказался. Потом они назвали фамилию Михеда. Я согласился. Они взяли меня и моего брата, и мы поехали. В машине сидело несколько человек. Мне дали 350 рублей... и пайку героина.
(То есть сотрудники милиции должны были задержать мать троих детей и наркомана Андреева, когда у женщины в кармане окажутся помеченные купюры, а у закупщика - героин. Но по каким-то причинам Андреев не засунул в карман Марины Михеда злополучные 350 рублей. И, наверное, потому их не стали обыскивать в момент задержания - героин и деньги остались у "подставного". Небольшой сбой - и менты запутались. А подбрасывать все скопом на глазах у соседей и детей - они, похоже, не отважились, - прим. ред.)
- Вот так все и случилось... - вздохнул наркоман Андреев. - Меня и ее задержали, на месте не обыскивали - отвезли в отдел милиции. Марину в наручниках оставили на первом этаже, а я поднялся на второй - где вернул обратно 350 рублей и героин. Мне велели прийти на следующий день. Я пришел и получил вознаграждение - 1.000 рублей.
О. Березовский
www.olegberezov.ru


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


8 + 5 =