Новые колёса

«НУ ЧТО, ПЕРО В ПУЗО ХОЧЕШЬ?!» Как связаны трагедия в Беслане и суд над директором лицея №49

Людмила Осипова

В деле экс-директора калининградского лицея №49 Людмилы Осиповой – сенсация. Прокурор-гособвинитель потребовала закрыть судебный процесс. Нет, не прекратить, а именно закрыть – от прессы.

Прокурор Ефремова

Сторона обвинения мотивировала своё ходатайство тем, что якобы необходимо защитить права несовершеннолетних, сведения о которых могут стать известны в ходе допросов свидетелей.

Каким образом сведения о том, платили или не платили родители лицеистов за охрану своего учебного заведения, могут нарушить права несовершеннолетних – прокурор не объяснила.

Кстати, руководитель группы гособвинителей после нескольких судебных слушаний сменился: с 12 сентября им назначена Анна Ефремова, старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами. После недолгого пребывания в совещательной комнате судья Большакова удовлетворила её ходатайство.

Закрыть процесс от журналистов

Между тем, гласность в качестве одного из важнейших принципов судопроизводства закреплена в ч. 1 ст. 123 Конституции РФ. Слушание дел в закрытом заседании допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом. А именно: если предполагается оглашение на суде сведений, составляющих государственную, коммерческую, банковскую, врачебную, личную или семейную тайну; если свидетели или потерпевшие вкупе с их родственниками могут из-за участия в процессе стать жертвами бандитских разборок; если преступление совершено в сфере половой неприкосновенности и если преступник – лицо, не достигшее 16 лет.

Что из этого соответствует делу Осиповой?!

Но… прокуратура сочла, что к делу экс-директора лицея №49 приковано "слишком пристальное внимание прессы", а общественность "оказывает давление на суд".

Должны сидеть все директора

Что ж, дело Осиповой действительно громкое, знаковое и резонансное. Об этом шла речь на "круглом столе", организованном членами Общественной палаты Калининградской области 18 сентября – аккурат за день до сенсационного требования гособвинителя закрыть процесс от прессы и от всех желающих поприсутствовать на заседаниях.

Калининград, Советский проспект, 13
Калининград, Советский проспект, 13. Общественная палата Калининградской области

Модератор "круглого стола", заместитель председателя Общественной палаты Калининградской области Олег Грознецкий, особо обозначил, что палата не планирует, не собирается и не может влиять на судебный процесс. Но хочет разобраться, как заслуженный педагог, 30 лет руководивший одним из лучших не только в области, но и в России учебных заведений, оказался в столь драматичной ситуации.

Олег Грознецкий
Олег Грознецкий

А второй модератор – Соломон Гинзбург – добавил:

"Я не знаю, кто стоит за делом Осиповой. Но за то, что ей инкриминируют, на скамье подсудимых должны сидеть все директора школ Российской Федерации".

Марь Иванна с веником

Напомним, Осипову обвиняют в злоупотреблении и превышении должностных полномочий, в присвоении и растрате особо крупной суммы денег и в мошенничестве.

По версии следствия, директор лицея собирала с родителей учеников деньги на оплату услуг охраны и улучшение материально-технической базы (МТБ) учреждения. И – заметьте! – на охрану и на МТБ их и тратила.

На вопрос Грознецкого, какие были альтернативные пути решения проблемы безопасности, Осипова ответила так:

- Проблема возникла неслучайно. После того, что случилось в Беслане, министерство образования обратилось к директорам школ и настоятельно рекомендовало продумать вопрос безопасности. Марь Иванна с веником наперевес едва ли способна остановить террористов.

Осипова общественная палата

Отнимали деньги, били детей

- Были в лицее и ситуации, которые грозили серьёзной опасностью, - сообщила Людмила Григорьевна. - Однажды с вахты прибежала техничка с криком – мол, какие-то подонки рвутся в школу. Я вышла, увидела у дверей группу пьяных парней, посоветовала им уйти по-хорошему. В ответ услышала: "Ну что, перо в пузо хочешь?!"

Тогда все разрешилось благополучно, от угроз к действиям пьяные не перешли, но… Наших учеников за воротами школы встречали хулиганы, отнимали деньги, телефоны, били детей. Школу однажды обворовали.

Было ясно, что старушка на вахте не обеспечит сохранность детей и школы. Родители посоветовались между собой и решили нанять охрану. Но это стоит денег, которые в бюджет заложены не были.

"У государства таких денег нет!"

- Я обратилась к мэру – тогда им был Савенко, - продолжает Осипова. - Он сказал: "Да, охрана нужна, но денег нет".

И тогда охрану стали оплачивать родители. Администрация города прекрасно об этом знала. Все принимали эту ситуацию как единственную возможную. Даже Ливанов, тогдашний министр образования РФ, на Всероссийской родительской конференции заявил:

"Если вы хотите, чтобы ваши дети были в безопасности, оплачивайте охрану. У государства таких денег нет!"

Мы заключили договор с охранной фирмой "Фемида", прокуратура его проверяла – вопросов не было! Как директор, я вопросами оплаты не занималась, это делал состоящий из родителей попечительский совет.

Кого можно кошмарить

Слово взял Сергей Гоман, директор Центра развития одарённых детей:

Сергей Гоман

- У нас охрана осуществляется за бюджетный счёт, по госконтракту. Но повлиять на качество мы не можем. За год охранники получают по 6-8 рекламаций, но выставить охране прямые требования мы не можем. По госконтракту охрана осуществляется той структурой, которая выиграла тендер, то есть предложила самые низкие цены. Понятно, что через попечительский совет можно получить ту услугу, которая устроит заказчика!

Грознецкий спросил:

- Как в директорской среде воспринимают "дело Осиповой"?

Гоман:

- Коллеги очень тяжело это воспринимают. Отношение к образованию со стороны курирующих надзорных органов вызывает настороженность. Сегодня силовикам сверху дано указание: "Кошмарить бизнес нельзя". Значит, под удар попадают те, кого можно кошмарить?

Покажите бриллианты!

Слово взяла член Общественной палаты России Елена Волова:

Елена Волова

- Почему на охрану собирали деньги с родителей? Это система. Не директора в этом виноваты. Потому что иначе на входе будет стоять старушка или засыпающий пенсионер. У родителей был выбор: подписывать договор о добровольном пожертвовании или не подписывать, забрать ребёнка из школы, написать в прокуратуру…

Я уважаю нашу правоохранительную систему. Но я читала всё, что имеется по этому делу в открытом доступе, и так и не поняла: если деньги потрачены на нужды школы, причём тут злой умысел? А если следствие готово доказать, что на собранные с родителей деньги Осипова купила меха, бриллианты и дом на берегу моря – покажите их!

Тут, скорее всего, речь может идти лишь о нарушении финансовой дисциплины, и не с целью обогащения, а чтобы сделать жизнь детей безопаснее.

Режут учителей

Слово взял Олег Потапов:

Олег Потапов
Олег Потапов

- Я с 2018 года был председателем попечительского совета лицея, пока он не сложил свои полномочия. Попечительский совет – форма коллегиального самоуправления. В нашу функцию входил сбор денег – их не директор школы собирала!

Охрана бывает двух видов: техническая (видео, камеры, тревожная кнопка) и физическая.

Лицей относится к объектам категории "А", т.е. повышенной опасности. Особенно, когда по стране прокатилась волна жутких случаев: в школы приходят с оружием, режут ножами учеников и учителей, взрывают…

На физическую охрану лицея требовалось 2 млн 560 тысяч рублей в год. Я обратился к тогдашнему мэру Ярошуку, который на пресс-конференции заявил, что охрана учебных заведений стопроцентно обеспечивается из бюджета. Спросил: "Сколько вы затратили денег на охрану?"

Оказалось, в 2015 году – 51.900 рублей, в 2016 – 120.800 рублей, в 2017 – 81 тысячу. То есть около 4% от реальной стоимости охранных услуг!

Чиновники не знают

- Я спросил у Аполлоновой (заместителя Ярошука) и Петуховой (руководителя городского комитета образования): "Как вы видите порядок сбора денег?" - добавил Потапов.

"Мы не знаем", - ответили мне. - "Делайте добровольные пожертвования через Сбербанк".

Пошёл в Сбербанк. В терминалах на тот момент отсутствовало назначение "добровольные пожертвования".

Постановление правительства, в котором прописан порядок охраны учебных заведений, вступило в силу только 20 марта 2019 года! Но ведь это было позже, а Осипову судят за то, что происходило раньше.

Откуда ноги растут?

К диалогу подключился Соломон Гинзбург:

Соломон Гинзбург
Соломон Гинзбург

- Общественная палата вступила по "делу Осиповой" в переписку с прокуратурой. Г-жа Феклистова ответила, что прокуратура Калининградской области признательна Общественной палате за проявленный интерес, но в уголовном деле достаточно доказательств вины Осиповой, а прошлые заслуги не могут служить основанием для освобождения её от уголовной ответственности. Наша же заинтересованность и предположение, что в деле имеется коррупционная составляющая – некорректны…

Ответ юридически неверен. Придать делу общественный резонанс мы имеем полное право. Вот я и хочу спросить: "Почему именно Осипова? Откуда ноги растут у дела?!"

Героин в машину могут подбросить

- Кому это выгодно, сказать трудно, - откликнулась Осипова. - Лицей долгое время занимал ведущие позиции, входил в топ-100 лучших школ России. Но в нашей стране пенсионеров воспринимают как отработанный материал.

На моё место хотела сесть особа, чью фамилию я тут называть не буду. Понятно, что таким учебным заведением руководить престижно.

Чтобы меня убрать, в лицей прислали 19 проверок!

КРУ работало вместо положенного месяца – три! Но ничего компрометирующего меня не нашлось.

Тогда – через посредника – мне передали, что я должна уйти, иначе "прольётся море крови". Посредник намекнул, что мне или моим детям и героин в машину могут подбросить.

Зачистили книжку

- Я не послушалась, - вспоминает Осипова. - В итоге меня уволили. А когда вернули трудовую книжку, оказалось, что за 30 лет работы туда вписано – в последний год – два выговора и ни одной благодарности. Хотя грамот и благодарственных писем я забрала домой целый ящик!

Мне ещё сказали, когда отдавали книжку: "Ой, мы туда не всё вписали".

Вот такое отношение ко мне наших чиновников. И речи не идёт о том, чтобы они меня защищали. Зато прокуратура изо всех сил защищает "честь мундира".

Допрос с пристрастием

Слово взяла представитель родительской общественности лицея Ирина Башкирова:

Ирина Башкирова

- Когда родителей лицеистов и членов попечительского совета допрашивали, за мной приехал оперуполномоченный на машине, повёз на допрос. Всю дорогу разговаривал очень грубо, пока я не сказала, что сама была следователем, и если он не умеет работать, то я его научу. Оперуполномоченный передал мои слова следователю – и тот сник. И разговаривал совсем другим тоном, не так, как с другими родителями. Общались мы четыре часа! И за это время он семь раз сказал: "Осипова должна уйти". Это была его – и их всех! – установка.

Силовики лезут грязными руками

Максим Усачёв, журналист, выпускник лицея:

- Мы сейчас вместо суда разобрались в том, что Людмилу Григорьевну обвиняют незаконно. Интерес "заказавших" её людей очевиден. Мы присутствуем при недопустимом факте: в систему образования грязными руками лезут силовики!..

Было сказано ещё много – и о том, что состояние здоровья Людмилы Григорьевны катастрофически ухудшилось за время процесса, и о том, что её подвергли столь жуткому испытанию в назидание остальным. Чтобы другие директора зарубили себе на носу: в любой момент с ними может произойти то же самое.

На коротком поводке

Осипова была последним в нашей области директором, которого тридцать лет назад избрал коллектив. Сегодня школами управляют преимущественно назначенцы, контракт с которыми может быть расторгнут в любую минуту без объяснения причин.

Чиновники от образования держат директоров на коротком поводке – чтобы, говоря словами Чехова, "как бы чего не вышло". Ибо, как и во времена "человека в футляре", жизнь у нас сегодня течёт "не запрещённая циркулярно, но и не разрешённая вполне".

Есть и ещё один "тренд": уголовное дело, возбуждённое по не зависящим от закона обстоятельствам, лишь на первых порах используется как рычаг давления в нужной точке приложения сил. А дальше оно начинает жить своей жизнью.

Система прогнила

И если дело Осиповой в суде не просто трещит по швам, а распадается на молекулы – силовики сделают всё, чтобы обвинительный приговор-таки состоялся. Иначе как им объяснить тысячи человеко-часов и миллионы бюджетных рублей, потраченных в ходе предварительного следствия?!

А чтобы общественность не возмущалась торчащими белыми нитками – процесс от неё закрывают.

Вот только… все тайное неизбежно становится явным. И тогда те, кто обрушил всю тяжесть карательно-репрессивной машины на заслуженного педагога на восьмом десятке лет – покроются позором. Они – а не Осипова. Что бы с нею ни сделала Система, прогнившая до основания.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




2 комментария на «“«НУ ЧТО, ПЕРО В ПУЗО ХОЧЕШЬ?!» Как связаны трагедия в Беслане и суд над директором лицея №49”»

  1. Если 8 Марта Алиханов изображает улыбку, поздравляя нас, женщин, с праздником, вспомним слова Дзержинского: «Если вы ещё не сидите, то это не ваша заслуга, а наша недоработка».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




Авторизация
*
*
Генерация пароля


9 + 9 =