Новые колёса

НАЗНАЧЕН УБИЙЦЕЙ.
15-летнего подростка посадили за преступление, которое он не совершал

 

Страшны дела твои, Господи!.. Об этой жуткой истории мы пишем в третий раз.

Ответом был удар

...1 сентября 2004 года в Калининграде, в районе озера Лесное, была убита 14-летняя Евгения К. Через неделю по подозрению в совершении этого преступления были задержаны трое: 15-летний на тот момент Антон Масколев, 16-летний Александр Родиончик и Алексей Пулькин, 1988 года рождения.

“Седьмого сентября я сидел за партой на уроке в Морском лицее, - вспоминает Антон Масколев. - В дверь класса постучались, и я увидел незнакомого мне человека вместе с моим куратором <...> Меня попросили выйти <...> Незнакомец представился: “Криминальный отдел Ленинградского ОВД, опер­уполномоченный такой-то (фамилию не помню). Пойдём со мной.

Спускаясь по лестнице, я спросил, что случилось.

- А ты не знаешь?!

- Нет.

Мы вышли из лицея. На дороге нас уже ждала “Волга”. Взяв меня за шкварник, оперуполномоченный запихнул меня в машину, ударил по лицу и сказал: “Ну что, мудак, говорить будешь или молчать?”

- Что говорить? - спросил я.

Ответом был удар. Потом ещё, и ещё, и ещё. (Заметьте, задержание несовершеннолетнего происходило без присутствия его родителей или других законных представителей, - прим. авт.)

Сразу надели наручники

- Так мне популярно объяснили, что я и двое моих друзей убили и изнасиловали 14-летнюю девушку <...> В ОВД на меня сразу надели наручники, загнув руки за спину, и повели на третий этаж, в один из кабинетов. Вот там и начался весь этот ужас, который длится до сих пор.

Меня посадили на стул. В кабинете было человек пять.

- Ну, давай, рассказывай, как девушку убили!

- Я никого не убивал...

Последовали удары со всех сторон. По голове, по печени, почкам...

- Ну, а щас? Вспомнил?

- Я не убивал.

- Значит, рядом стоял? А убивали Родиончик и Пулькин?

- Я вообще не знаю, про что вы говорите!

- Хватит “дурачка включать”! Твой “подел” (соучастник, подельник, - прим. авт.)Пулькин нам всё уже рассказал!

То, что “рассказал” Пулькин, вызвало у меня шок. Якобы мы с Родиончиком, купив пива, пошли в тот самый лесной массив, где была убита девочка. Шумя и разговаривая, мы увидели “жертву”, которая шла, пошатываясь. Якобы я сказал Пулькину, чтобы он притормозил. Перекинувшись парой фраз с Родиончиком и шепнув ему что-то на ухо, я побежал за девушкой - и ударил её камнем по голове два-три раза, потом развернул лицом к Пулькину и Родиончику и сказал: “Ух, пацаны, сейчас мужиками станем!”

Татуировка в виде змеи

- После чего Родиончик и я будто бы подхватили девушку, потащили в кусты, там я прижал её к дереву, начал раздевать, потом мы с Родиончиком её будто бы изнасиловали, а Пулькин, “с трудом вынося этот ужас”, будто бы отвернулся, ему стало плохо, и он сказал мне: “Дай мобильный телефон, я позвоню в милицию и расскажу, что совершается преступление”. На что я будто бы ответил: “Если ты позвонишь, ты не жилец!” И он испугался. А мы будто бы бросили девушку в кустах и пошли дальше по своим делам.

Догнав Пулькина, я будто бы дал ему мобильник со словами: “Ты, Лёша, мальчик умный, вот тебе за молчание”. И мы втроем отправились в “Викторию” покупать тетрадки и дневники.

...Когда опер мне всё это выложил, у меня челюсть отвисла.

- Я никого не убивал! Я эту девушку даже не видел!

И я в подробностях объяснил, где и с кем провёл 1 сентября 2004 года. Рассказал и о том, что встретил в тот день Пулькина, который шёл из парка, весь взъерошенный, тяжело дыша. И буквально кинулся ко мне со словами: “Антон, там, в лесу девушку вроде изнасиловать хотят!”

Якобы он видел, как два парня (лет 22-24) тащили девчонку, которая кричала и вырывалась. Парни были в чёрных куртках, бритоголовые, у одного на руке - татуировка в виде змеи. Один из них будто бы заметил Пулькина и побежал за ним, а другой остался с девушкой. Но Пулькин смог удрать.

Тогда я предложил сходить в лес, посмотреть, что там к чему. Пулькин нас повёл, но никаких следов на указанном им месте мы не увидели. Подумали, что он врёт, и пошли за тетрадями...

“Её мать тебе горло перегрызёт”

- Позже Пулькин сказал, что ещё раз видел этих парней, и один из них будто бы пригрозил убить его, если он станет болтать лишнее, а за “понятливость” подарил мобильник.

Тут оперуполномоченный заорал:

- Хватит нести чушь! Ты, ублюдок, убил её!

Меня снова начали бить, минут пять, палкой по голове. Потом в кабинет входили какие-то люди, и каждый задавал вопросы:

- Как ты девушку убил?

- Какие у неё глаза?

- Что она кричала, когда вы её насиловали?

- Она тебе во сне не снится?

- Ты понимаешь, что если не признаешься, то тебе дадут пожизненно?.. Тебя вообще убить мало! Если будешь нам врать, мы тебя отвезём к родителям девочки на “беседу”. Её мать тебе глаза выцарапает, горло перегрызёт, а отец... может, в лучшем случае, инвалидом оставит. И ничего им за это не сделают. Состояние аффекта! Два года условно - максимум. Так что говори, а то сейчас твоего третьего друга привезут, он тебя сдаст...

Я повторял, что ничего не делал. Оперативники вышли, остался один:

- Антон, ты ведь мальчик умный, в школе учишься... Ты подумай о своих родных. Мать и отец, когда узнают, что ты сделал, откажутся от тебя, а бабушка вообще помрёт... Так что, пока Родиончика не привезли, “грузи” его и Пулькина, выйдешь под подписку о невыезде и по делу пойдёшь как свидетель!

Его жестоко избил стажёр

- Я сказал, что никого “грузить” не буду, потому что ни я, ни Родиончик НЕ УБИВАЛИ.

В два часа приехали мои родители (с момента задержания прошло уже пять часов!). Я увидел их только на минутку. Отец спросил: “Сын, ты сделал ЭТО?” Я сказал, что НЕТ.

<...> Вечером стало известно, что Родиончик дал “признательные” показания - но когда приехали родители с адвокатом, от всего отказался. Потом я узнал, что ночью в КАЗе (камера административно задержанных) его жестоко избил один стажёр (Дорошев С.Ю., стажёр сотрудника ППС Ленинградского РОВД, впоследствии осуждённый ч. 1 по ст. 116 УК РФ, - прим. авт.).

В 23.00 был составлен протокол. Я дал показания, которые в течение трёх лет не менял ни в суде, ни в прокуратуре.

Через три дня состоялся суд, где было принято решение: меня и Родиончика заключить под стражу, а Пулькина, как свидетеля, отпустить под подписку о невыезде.

...Все были в шоке. За меня и Родиончика было собрано более 200 подписей одноклассников, соседей, друзей... Мои родители делали всё возможное, чтобы справедливость восторжествовала.

В газетах про нас уже было написано, что-де пойманы маньяки, которые “во всём сознались”.

Но после двух месяцев расследования у следователя Кима, а потом - у следователя областной прокуратуры Гантуры дело пошло совсем “негладко”.

Девственница

- Пулькин выдвигал всё новые и новые версии: то у него Масколев бил девочку железной трубой, то - камнем, то вообще непонятно чем. Сначала ударов было 3-4, потом, после получения результатов экспертизы, стало уже 7-8...

Потом я узнал, что на Пулькине нашли кровь девушки, а ещё у него действительно оказался принадлежавший ей мобильник (по нему-то его и вычислили).

Очередная экспертиза установила, что девушка оказалась ДЕВСТВЕННИЦЕЙ. Правда, эксперт пояснил, что при первом половом акте есть доля вероятности, что девственная плева не порвётся... и Пулькин в очередной раз поменял показания. Теперь он якобы не видел, что половой акт БЫЛ. Хотя до этого подробно расписывал, как я и Родиончик вводили половые члены во влагалище девушки, причём у меня продолжительность полового акта была 10 минут, а у Родиончика - 7-8.

...Родители Масколева и Родиончика добивались всё новых и новых экспертиз. Было, в частности, установлено, что на одежде Масколева и Родиончика НЕТ следов крови погибшей девочки (зато женская кровь, на 99,99% принадлежавшая убитой, присутствует на рубашке Пулькина).

Подногтевое содержимое правой и левой рук погибшей указывает на то, что царапала она (возможно, пытаясь защититься, оказать сопротивление)... лицо ЖЕНСКОГО (!) пола... Волосы, изъятые с лобка потерпевшей, не могли происходить от Масколева, Родиончика и Пулькина. Следов спермы в смывах волос НЕ ОБНАРУЖЕНО. (Это к вопросу о том, а был ли вообще половой акт. И, соответственно, насиловали ли девочку - или мотивы чьего-то преступления были совсем иными?! - прим. авт.)

Никаких волокон с одежды погибшей на джинсах и куртках Масколева и Родиончика найдено не было...

Казалось бы, всё уже ясно.

“Всё закончено, ты свободен!”

Продолжает Антон Масколев:

- 24 декабря 2004 года в мою камеру вошёл дежурный и сказал, что ко мне приехали. В кабинете я увидел своего отца и следователя Гантуру. Отец обнял меня: “Всё закончено, сын, ты свободен!”

Масколева освободили под подписку о невыезде, а через некоторое время в отношении него, Родиончика и Пулькина были прекращены следственные действия “за непричастностью обвиняемых к совершению преступления”.

Следователь-“важняк” областной прокуратуры А. Гантура оповестил об этом СМИ, в частности, НТРК “Каскад” (где были показаны репортажи об убийстве в лесопарковой зоне и названы фамилии предполагаемых преступников). В СМИ были сделаны соответствующие разъяснения.

Заместитель прокурора области В. Новиков “от имени государства” принёс им официальное извинение за причинённый вред “в связи с уголовным преследованием по уголовному делу №022230/04”.

Начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних областной прокуратуры А. Плугатырь подтвердил право реабилитированным на возмещение имущественного вреда (а семьи Масколевых и Родиончик грохнули на адвокатов немало). Масколев продолжил обучение в КМЛ, Родиончик успешно сдал сессию на первом курсе РГУ...

“Ударился об мой кулак”

Казалось бы, относительный “хэппи энд”. Если не принимать во внимание моральные травмы. (А кто, скажите, в России относится к “нервам” всерьёз?) Но... не тут-то было!

Преступников-то так и не нашли. И родители убитой девочки, разумеется, не могли с этим смириться. И вот, в конце 2006 года, по жалобе родителей Евгении К. дело было возобновлено. А поскольку НИКАКИХ НОВЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ не открылось, обвинили в убийстве... опять Масколева, Родиончика и Пулькина!

И вот ведь парадокс: результаты экспертиз в материалах дела фигурируют те же самые (“не обнаружено... нет... не совпадают... следы крови принадлежать Масколеву и Родиончику не могут” и т.д., и т.п.); показаний свидетелей, изобличающих преступников, не прибавилось, разве что “свидетели” - сотрудники уголовного розыска - хором пропели песню: “ни я, ни в моем присутствии другие лица к подсудимым <...> недозволенных методов воздействия не применяли, объяснения последние давали добровольно”. Ну, так они её в подобных случаях всегда поют: “Ах, задержанный весь в крови? А это он... того... споткнулся... и случайно ударился об мой кулак головой... а потом ещё раз споткнулся... и стукнулся об кулак печенью...”

Зато свидетелей, подтверждающих алиби подсудимых, - хоть отбавляй!

Чёрные куртки, чёрные брюки

Ну, допустим, родителей, родственников, друзей можно заподозрить в стремлении “вытащить” подсудимых. Но как быть, к примеру, с молодым человеком, который около 17 часов первого сентября 2004 года в компьютерном зале на ул. Гайдара слышал разговор двух подростков, Миши и Сергея, о том, что, когда они гуляли вдвоём в лесу с собакой, то видели, как двое взрослых парней, одетых в чёрные кожаные куртки и чёрные брюки, тащили в кусты девушку, которая сопротивлялась?

Опять же, отзывы о всех троих - самые благоприятные. Масколев и Родиончик “не пили, не курили, склонности к насилию и ненормальности по отношению к девушкам не проявляли”. Пулькин, в принципе, тоже, хотя один из свидетелей “видел, как он однажды пнул кота за то, что тот испачкал ему ботинки”.

И как же вписывается в эту картину УБИЙСТВО девочки? Причём спонтанное (но не в состоянии аффекта), совершённое на трезвую голову - и после которого убийцы преспокойно идут покупать тетрадки?! А потом сами же (раньше, чем был обнаружен труп!) начинают широко обсуждать то, что якобы видел Пулькин. Вместо того, чтобы затаиться.

“Не найдено крови и спермы”

Но, очевидно, все эти несообразности судью не смутили.

“То обстоятельство, - написано в приговоре, - что на обуви подсудимых <...> не найдено следов крови, спермы и слюны; в области половых органов, прямой кишке и ротовой полости потерпевшей <...> не найдено крови и спермы <...> на трусах подсудимых <...> не найдено сперматозоидов и клеток влагалищного эпителия, НИ КОИМ ОБРАЗОМ НЕ ОПРОВЕРГАЕТ ОБОСНОВАННОСТИ ПРЕДЪЯВЛЕННОГО ПОДСУДИМЫМ ОБВИНЕНИЯ”.

А обвинение зиждется, в сущности, на путаном “признании” одного только Пулькина, впоследствии от своих слов отказавшегося!

Разумеется (такова нынешняя судебная практика), все показания, данные в ПОЛЬЗУ обвиняемых (в том числе и о том, что ребята подвергались физическому и психическому насилию со стороны работников милиции), суд признал не соответствующими действительности.

Итог: Масколеву назначено наказание в виде ШЕСТИ лет лишения свободы; Родиончику - дали срок три года шесть месяцев, Пулькину - три года.

Очень странные сроки, не находите? Если подсудимые и впрямь виновны в том, что им инкриминируют, - это МАЛО!

Судьи ошибок не признают

- 9 июня 2007 года, - пишет нам Антон Масколев, - судья вынесла обвинительный приговор. Я отдал матери мобильник, портмоне и ремень, на меня сразу же надели наручники и повели в подвал. А через некоторое время этапировали на “централ” (СИЗО №1 на ул. Ушакова, 2 в Калининграде, - прим. ред.). Там я четыре месяца ждал, когда рассмотрится моя кассационная жалоба. Но приговор оставили без изменения <...> Я прошёл все инстанции, написал в Страсбургский суд - там сказали подождать два-три года: мол, дел у них очень много...

Вот такой кошмар. Перечёркнуты жизни вчерашних подростков, а ощущения того, что приговор справедлив - нет и быть не может. Если по одним и тем же основаниям людей сначала арестовывают, 108 дней мурыжат в СИЗО, потом отпускают, принеся официальные извинения (и прекращают дело не за “недоказанностью”, а за “непричастностью”!), а потом опять арестовывают и паяют им сроки - о какой, черт возьми, “справедливости” тут идёт речь?! Скорей уж, перефразируя братьев Стругацких, имеет место смысл говорить о “тщательно наведённой галлюцинации”.

Преступники НАЗНАЧЕНЫ и предъявлены родителям погибшей; “висяк” - раскрыт, “общественность” - успокоена... вероятность “судебной ошибки” ничтожно мала - ибо никто из судей­ских никогда не признает, что ошибся. Ну а установление Истины... - кого сегодня волнуют эдакие пустяки? По крайней мере, не жрецов Фемиды.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля