Новые колёса

“НАША РАША” В КАЛИНИНГРАДЕ.
На каком языке разговаривают доблестные сотрудники полиции

- Дядя Стёпа! Извините!

- Что такое?

- Есть вопрос!

Почему вы не в бандиты,

А в полицию пришли?

Полицай кричит сердито:

“Ну-ка, на х...й все пошли!”

Дядя Стёпа - полицай”,

стихи народные

Булавка на х...й

Как доблестные полицаи проводят оперативные мероприятия, российские обыватели знают хорошо: по всем телеканалам ежедневно транслируют “ментовские сериалы”. Там суровые, но не лишённые печати интеллигентности опера расследуют зловещие преступления, а в перерывах между погонями и перестрелками шутят. Иногда даже остроумно. Без матерщины, естественно. Как велит новый закон о полиции. Однако в реальной жизни всё происходит несколько иначе.

Предлагаем вашему вниманию аудиозапись подготовки к одной из операций, которую провели два оперативника из Немана совместно со своим “агентом” - асоциальной личностью по фамилии Дюнин. В служебной автомашине опера укрепляли под одеждой Дюнина звукозаписывающее устройство. Оно уже было включено, поэтому разговор стражей порядка со своим добровольным помощником зафиксирован на плёнку.

1-й опер (Дюнину): “Пизд...ть себя не давай, бл...дь. “Нашу Рашу” смотрел? В том же ключе, бл...дь!”

2-й опер: “Понять и простить”.

1-й опер: “Понять и простить на х...й. Ой, бл...дь! Будешь, как они себя вести”.

2-й опер (укрепляет микрофон): “Я тут что, швея-мотористка, да?”

1-й опер: “Да, пиз...ец, бл...дь. Тут хочешь, не хочешь, научишься, бл...дь, рукоделию и, бл...дь, х...й знает чему, бл...дь. Да, пиз...ец! Спецназ, на х...й, курит, бл...дь”.

2-й опер: “Всё, вот так не выпадет, сука”.

Илья Черненко (слева) и Валентина Черненко (справа)

1-й опер: “Бл...дь, х...ли, это, конечно, зае...ись, на х...й!”

2-й опер: “Да, я ох...енно всё сделал”.

1-й опер: “Где здесь плюс с минусом?”

2-й опер: “Вот этот, чёрный”.

1-й опер: “Это минус, точно?”

2-й опер: “Да”.

1-й опер: “Короче, зелёный - это точно минус?”

2-й опер: “Да, да”.

1-й опер: “Стопудово?”

2-й опер: “Стопудово. На тебе, ещё, бл...дь, булавку, на х...й”.

Ну, и дальше - в том же духе. Наконец, справившись с тяжёлой высоко интеллектуальной работой, опера отправили Дюнина на операцию.

Стукач из психушки

Иван Иванович Дюнин - гражданин без определённого рода занятий, крепко выпивающий, ранее судимый за воровство и стоящий на учёте в психиатриче­ской клинике. Основной источник заработка - помощь полиции. Плотно общающийся с бомжами, Дюнин всегда в курсе, кто из них совершил ту или иную мелкую кражу: в погреб залез и банку солёных огурцов свистнул, сохнущие на верёвке подштанники увёл и тому подобное. В общем, незаменимый кадр. Агент под прикрытием. За это полицейские Дюнину платят малую копеечку. Но ему хватает.

Услугами Дюнина активно пользовались многие сотрудники правоохранительных органов. В том числе и опер из Немана Илья Анатольевич Черненко. Не брезговала “добровольным помощником” и жена опера - Валентина Евгеньевна Черненко. Она тоже работала в Неманской полиции - старшим до­знавателем.

Эти взаимовыгодные контакты, в конце концов, и привели к полицейской спецоперации, с которой и началось наше повествование.

Когда я пьян, а пьян всегда я...

Иван Дюнин - сирота. По специальной государственной программе он получил от государства квартиру в Немане. Как вы понимаете, живые деньги для Ивана были важнее жилплощади. Так что он решил её продать. Что произошло дальше - разобраться трудно. Как говорится, показания по этому поводу противоречивы.

Илья Черненко утверждает, что Дюнин сам обратился к нему за помощью. Дескать, помоги реализовать квартирку. Опер дал Ивану номер телефона знакомого риэлтора, после чего лишь содействовал в осуществлении сделки. Ни на какие деньги Черненко не претендовал. Он лишь передал Дюнину задаток от риэлтора - 20.000 рублей.

Дюнин, напротив, на допросе сообщил, что Черненко сам был инициатором продажи. Опер взял на себя осуществление сделки, а Ивану пообещал лишь 50.000 рублей после реализации квартиры. Полученный задаток Иван быстро пропил.

Как бы там ни было, Дюнин несколько раз ездил с Черненко к нотариусу, где оформлялись документы на приватизацию жилплощади и ещё какие-то бумаги. Какие точно, Дюнин не в курсе. Как всегда, он был сильно пьян. Однако хорошо помнит, что за услуги нотариуса расплачивался Черненко.

Угрожал сексуальным насилием

В феврале 2012 года Дюнин рассказал о своём “бизнесе” сестре. Та посоветовала квартиру не продавать, а все документы забрать. Чтобы обезопасить Ваню от давления со стороны Черненко, сестра предложила сообщить обо всём в управление собственной безопасности УМВД. Иван так и сделал.

14 февраля 2012 года началась та самая спецоперация. Вооружённый звукозаписывающим устройством, Дюнин отправился на встречу с Черненко - в его служебный кабинет. Вскоре туда же пришла супруга опера - Валентина.

Разговор, происходивший в кабинете, дословно передавать нет необходимости. Он очень похож на общение оперов при установке Дюнину микрофона. Сплошной мат.

Короче, Черненко требовал от Дюнина вернуть деньги, которые тот получил в виде задатка. В связи с обилием не нормативной лексики, некоторые фразы опера вполне можно интерпретировать, как “угрозу сексуального насилия”. Ну, вы понимаете...

И снова по матери

Тут в кабинет ворвались представители “собственной безопасности” и чету Черненко “взяли с поличным”. Началось долгое разбирательство.

В квартире Черненко провели обыск. Ничего компрометирующего не нашли. Обыскали дом матери опера, переполошив пенсионерку. Тот же результат. Целую ночь (до 6 утра) допрашивали Черненко в следственной части. Требовали чистосердечного признания и орали на опера матом. А как иначе? Других слов наши полицаи не знают.

Но Черненко твёрдо стоял на своём: квартиру у Дюнина он не вымогал.

Закончилось всё тем, что супругов Черненко уволили из полиции. Самое забавное - “за совершение проступка, порочащего честь сотрудника внутренних дел”. Точнее, за то, что “оскорблял Дюнина нецензурной бранью, унижал честь и достоинство человека”.

Вот какие жёсткие требования к вежливости и культуре общения у наших полицаев!

Кстати, квартиру Дюнина его сестра всё-таки продала. Без помощи Черненко. Вряд ли теперь Ваня деньги получит. Придётся ему снова “оказывать содействие полиции” и беседовать с операми матом. Какова полиция - таковы и помощники.

Х. ИВАНОВ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля